Орелстрой
Свежий номер №40(1244) 15 ноября 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Память

Как на Орловщине на медведей охотились

23.09.2013

 200 лет назад бурый медведь на Орловщине был обычным зверем (пусть и самым большим), и охотились на него так же постоянно, как на волка или лису, но при более серьезной подготовке. Чучело Мишки в областном краеведческом музее – напоминание о тех ушедших в легендарное прошлое временах, когда для любого орловского охотника-помещика было делом чести «завалить» хотя бы одного косолапого.

 
«Домашний памятник» Николая Левшина
Об одной из таких охот на медведей я с удовольствием прочитал в журнале «Русская старина» за 1873 год. Автором записок, изданных под заголовком «Домашний памятник», оказался Николай Левшин. И прежде, чем перейти к его рассказу непосредственно о самой охоте, необходимо несколько слов посвятить автору этих незаурядных воспоминаний первой половины XIX века.
Николай Гаврилович Левшин родился в Москве 2 января 1788 года в известной на Орловщине дворянской семье. Военную службу он начал в лейб-гвардии егерском полку, будучи записан в него, по обычаю того времени, еще с младенчества. В 1805 году Левшин совершил поход в Австрию и принимал участие в сражении 20 ноября у местечка Аустерлиц. А спустя два года, во время похода в Пруссию, в сражении при селении Ломиттен был ранен в грудь. За мужество и храбрость в боях Николай Гаврилович был награжден орденом Святой Анны 3-й степени и золотым оружием «За храбрость».
Последствия ранения сказались позже, и в 1810 году Левшин был уволен со службы с правом ношения мундира. В 1812 году, когда Наполеон двинулся на Россию, отставной военный счел себя обязанным возвратиться в ряды действующей армии. Он поступил в ополчение и находился на службе по 1814 год. За границей Николай Гаврилович обвенчался с Изидорой Августовной Людвиг, дочерью саксонского сенатора. Выйдя снова в отставку, он поселился в своем имении – селе Введенском (Коноплянка тож, Болховского уезда Орловской губернии).
Имение в селе Введенском принадлежало еще его деду и бабке по материнской линии – Петру Петровичу и Екатерине Алексеевне Апухтиным (раньше писали – Опухтины. – Прим. А.П.). Предки Апухтиных выстроили в этом селе Введенскую церковь. Петр Петрович и Екатерина Алексеевна Апухтины, кстати, были одновременно прадедом и прабабкой Ивана Сергеевича Тургенева (по линии отца, Сергея Николаевича). Николай Гаврилович в своем «Домашнем памятнике» родственникам посвятил много добрых слов (о писателе Тургеневе в момент написания записок он еще, конечно, и не подозревал. – Прим. А.П.). Левшин, постоянно проживая во Введенском, примерно с 1840 года начал вести свои записи. Скончался Николай Гаврилович в 1845 году. Отрывок из его «Домашнего памятника» я и предлагаю читателям.
 
Маленький адъютант и большие охотники
«Отец мой (Гаврила Федулович Левшин, премьер-майор и коллежский асессор, болховский помещик. – Прим. А.П.) был с самых молодых лет и до старости страстный охотник псовый. Как осень начнется, то есть когда хлеб уже с поля соберут, тут охота начинается; человек 20 псарей и около сотни собак всегда готовы на увеселение. Веселье это довольно часто обращалось в горе немалое, ибо когда пропустят зайца, а спаси Боже, лисицу, то тут же всех перепорют их же плетками.
Родитель меня довольно часто бирал на охоту, и я исполнял должность маленького адъютанта. Только и доставалось же мне иногда за малейшую неисправность! Словом сказать, все, окружающие родителя, трепетали. Должность моя состояла в том, чтобы я всякую неисправность в сбруе и лошади родительской прежде всех усмотрел. Собаки своры родительской тоже были под моим ведением. Все охотники радовались сердечно, когда кто из соседей приезживал охотиться с батюшкой, ибо тогда он был веселее и не так взыскателен. Езжали же следующие: Николай Сергеевич Кологривов, который был нраву самого хорошего, добродушный и весельчак. Фигура его была престранная: толщины необъятной, голова и лицо несоразмерно большие… Он так был толст, что только и была у него одна вороная лошадь, которая в осенний короткий день едва могла ему выслуживать в поле, а скакать под ним почти не могла, да он и не хотел рисковать; какой ни был горячий охотник, но скачки боялся, особенно пocле падения его в овраг с лошадью. Кологривов, наскакавшись тогда, с лошадью упал в овраг лесной, прямо на претолстую колоду; лошадь его на сучьях остановилась мертва, что и спасло седока, ибо он сидел на мертвой лошади невредим до тех пор, пока его, опутав веревками, стащили с лошади прямо вверх из оврага. Когда опасность миновала, то все много хохотали; однако Кологривов долго после того не ездил на охоту, да и лошади другой не мог скоро приискать.
Второй сосед и охотник был из с. Введенского – П.В. Матвеев. Сей не был еще богат, как ныне он сделался; и, помня, что он не потомок славных Матвеевых, не церемонился много и часто забавлял, бывало, родителя моего сражением с псарем Федотом, по прозванию Дедюля...
Третий камрад на oxoте был Федор Артемьев Гнездилов, однодворец. Этот был настоящий умный шут, какие всегда в тот век еще бывали при домах феодальных господ. Гнездилов всех умел имитовать очень ловко и передразнивать так похоже, что батюшка всегда много смеялся. Особенно умел отлично представлять богатого соседа, дурака Чулкова, как он умывается и чистит зубы по несколько часов сряду. Этот же Гнездилов был не пьяница, но только не бескорыстный.
Редкое поле происходило без баталии – большею частию вся прислуга кулаком глаза утирала и вздыхала. Травили лисиц и волков, даже иногда и медведей, почти ежегодно, но с большой опасностью.
 
«Лисица» и три медведя
В 1801 году, когда еще казенная засека была точно дремучий лес, медведи осенью выходили всегда кормиться по небольшим лесам и ежегодно приходили и в леса села Введенское. В сем году пришли три в Плоховский лес, что за Прилепами, прямо против дому. В тот час ловчий и лесник донесли о сем. В несколько минут вся охота была в готовности: люди с ружьями, с рогатинами и батюшка на коне. Обыкновенно пустят в остров гончих собак 70 и более, и оне гонят зверей до того, что совсем опешают. Народ же и все верховые охотники, окружа лес, стоят на опушке, дабы зверей из лесу не выпускать. Вдруг раздается крик, что убили лисицу на опушке, в кустах против лугу, где протекает река Орс. Батюшка первый прискакал на свалку. Что же увидел? Полумертвого человека. Камердинер Алексей, по прозвищу Лисица, валялся окровавленный. Повар, сидя недалеко от спрятавшегося в кустах камердинера и увидев, что что-то шевелится, ударил во всю силу дубиной и чуть «лисицу» до смерти не убил. Долго был о сем толк большой: с умыслом ли повар хватил так ловко или в азарте, сгоряча? Впрочем, известно, что этого камердинера-«лисицу» никто терпеть не мог, ибо он был самый злой человек, ябедник и доносчик.
Между тем за медведями гонялись беспрестанно, и ввечеру (это было в половине октября) утомили их и двух убили в лесу, а третий убежал чрез поле к деревенскому мосту, где стояла коляска, ибо сама матушка (Марья Петровна Левшина, в девичестве Апухтина. – Прим. А.П.) выехала на травлю не потому, чтобы она желала забавляться спектаклем, но из беспримерной любви к батюшке, не желая его видеть в опасности из окошек дома. Тут близ самой коляски убили и третьего медведя; лошадей, которые весьма старые были, насилу удержали, а матушка лежала в обмороке; тем и кончилось медвежье побоище. Родитель был чрезвычайно весел, сотрудников приказал перепоить вином, а собак двойной порцией накормить. Алексей-«лисица» был долго болен и ходил с обвязанной головой, а медвежьи шкуры, как значительные трофеи, висели долго напоказ; потом из них сшита была для батюшки шуба, которую он до самой кончины изволил носить. В чужих краях медвежье мясо едят охотно, особенно лапки, как лакомый кусок, теперь и в России уже покушивают; но в то время, сохрани Бог!.. Почему и отдали мясо собакам, а сала надрали более двух пудов и продали в аптеку за сущую безделицу».
 
Александр Полынкин
 
Кстати
Описанная Н.Г. Левшиным охота проходила в окрестностях современных села Коноплянка и деревни Прилепы, вдоль берегов речки Орс – это территория Медведковского сельского поселения Болховского района. Трудно сейчас вообразить, что сюда заходили медведи, но так было.

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям