Орелстрой
Свежий номер №33(1237) 20 сентября 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Машина времени

Как губернаторы с голодом боролись

02.11.2012

«ОВ» продолжает рубрику «Взгляд в прошлое», в которой рассказывает о представителях высшего эшелона власти, генерал-губернаторах, губернаторах и прочих представителях наместничества, оставивших след в истории Орловской губернии. В этом номере речь пойдет о том, как губернаторы боролись с произволом и бюрократизмом собственных подчиненных, что делали для того, чтобы избежать дефицита хлеба-соли и улучшить почтовую связь.

Государевы доходы

Одной из главных проблем Орловского наместничества в конце XVIII века были долги казне. В июле 1780 года первый генерал-губернатор Орловской губернии Николай Репнин пишет в правление: «Не только с удивлением, но и с ужасом вижу я, что в Болховской округе недоимки за 1779 год и первую половину нынешнего года оказались почти вдвое выше тех, что наблюдались в прошлые годы». Он требует от наместнического правления выяснить причины этого и сделать так, чтобы «государевы доходы» поступали в казну исправно, уточняя, что в решении этого вопроса не помогли и «нарочно посланные чины» (судебные приставы, выражаясь современным языком). Направленный в Севскую округу для взыскания недоимок стряпчий Казаринов так и вернулся ни с чем. Несмотря на то, что долг округи превышал две тысячи рублей, взыскано было только пять с половиной копеек.

Наблюдалась волокита и в судебной системе: следствия и суды постоянно затягивались. В орловских архивах сохранилось обращение Репнина в наместническое правление. В нем он пишет, что также «не без удивления» увидел в рапорте орловского городничего, «какое великое множество содержится за государственный счет колодников в одних и тех же присутственных местах, которые в Орле находятся, и что их несравнимо больше, нежели во всем Смоленском наместничестве». Репнин приказывает наказывать тех, кто не совершает «понуждения» для скорейшего решения дел. А узнав о том, что губернский прокурор Цуриков взыскал с капитана-исправника Малоархангельской округи пени за долговременное продолжение следствия и содержание заключенных, губернатор поощряет прокурора за «доказательство усердия его и прилежности».

Другой генерал-губернатор, выходец из чешской крестьянской семьи, Франц Кличка дает предписание судебным учреждениям о наведении канцелярского порядка для скорейшего производства дел. Он уточняет, что различные дела должны храниться раздельно, рекомендуя «сокращать все то, что излишним затруднением почитаемо может быть».

Продолжил судебную реформу второй генерал-губернатор  – Александр Прозоровский. Он пытался навести порядок в судах и других присутственных местах, где имелось множество нерешенных дел. Прозоровский постановил, чтобы нижние земские суды и городские магистраты каждые две недели присылали в наместническое правление «мемории» о рассмотрении дел, и направлял туда с ревизией «поверенных особ».

«Народ надо кормить!»

Первые пятьдесят лет со дня образования Орловской губернии ознаменовались проблемами со снабжением. Многие представители власти тех лет направляли все силы на улучшение ситуации.

Так, 2 января 1780 года Николай Репнин узнав о том, что в городах наместничества соль оказалась в дефиците, отправляет в правление предписание исправить положение, отчитывая чиновников за то, что о такой проблеме он узнает «спокойным образом через обыкновенную почту… Поелику о пропитании людей должно заботиться паче всех других дел и с большей горячностью, нежели каковая в настоящем случае употреблена». Благодаря участию генерал-губернатора в решении проблемы, соль была доставлена в города в считанные дни.

В 1798 году в Орловской губернии снова возникли проблемы с доставкой соли населению. Предводитель Орловского наместничества Василий Воейков лично занимался этим вопросом, дважды обращался в Сенат, направлял свои предложения, как удешевить поставки этого продукта в губернию.

В этом же году орловцы страдали и от нехватки мяса: в Орловской округе начался падеж рогатого скота. Чтобы остановить распространение эпидемии, Воейков приказывает наблюдать за тем, чтобы «на бойницах всякий скот бит был не прежде, как по освидетельствовании частного пристава с лекарем при гласной оной Думы, не зараженный ли».

Александр Прозоровский особенно заботился о создании в каждом селении «запасного хлеба». Он просчитал, что на каждую душу недостает и «одного четверика», и сделал вывод, что имеется только один вид запасных магазинов, а не «существо оных». Прозоровский дал подробные рекомендации, как произвести пополнение  хлебных запасов, «чтобы поселяне не чувствовали тягости». Села и города обязывают открыть специальные точки для хранения хлеба, которые должны строиться обществом в удобных местах, дабы «в случае хлеба недорода возможно было отвратить от того народные нужды».

Развитие торговли

Александра Прозоровского удручало и то, что новые города Орловской губернии не имели «никакого вида, от простого села отличного». По его мнению, оживить эти города и доставить им «цветущую участь» могло развитие торговли – «купеческих промыслов, и себе, и другим пользы и выгоды доставляющих». Генерал-губернатор приказывает составить реестр на всех, кто желает вступить в купечество (крестьян, ямщиков, однодворцев) с уточнением, что «дозволение сие простирается единственно до новых городов». Записывать же в купечество «старых» городов желающих из простого населения он запретил.

Правитель Орловского наместничества Семен Неплюев в 1789 году для развития торговли предложил установить на городских площадях шалаши, навесы, передвижные лари и сдавать их за плату торговцам мелочным товаром и калачами. Особо при этом подчеркивая, что площади от этих строений «не имели бы никакого безобразия».

«Ждем письма пятую неделю»

Деятельный Александр Прозоровский приложил немало усилий и для улучшения работы почты. В одном из своих предписаний наместническому правлению он недовольно отмечал, что письма «возят до пяти недель», а почтовый маршрут составлен так неудачно, что «до одного города Лугани письма везут вместо 136 верст 234». К тому же почта в губернских городах и селах отправлялась всего раз в неделю. В январе 1782 года Прозоровский лично составил подробное расписание отправки почты из каждого города два раза в неделю, указал, сколько лошадей должно быть на каждой станции и т.д. Для отправки писем в тех городах, где не было почтмейстеров, назначались писари. А в марте этого же года генерал-губернатор назначил крайние почтовые станции Орловского наместничества и предписал губернскому землемеру снять их планы.

Усовершенствованием деятельности губернской почты занимался и генерал-губернатор Александр Беклешов. В 1794 году он указывает, что письма и всякие отправления должны заготовляться заблаговременно и отдаваться на почту в определенный час. Для согласования работы внутренней почты с московской и киевской он предложил изменить время отправки из Курска и Болхова. Также Беклешов приказал отменить содержание дорогостоящих эстафет, а вместо них «в нужном и необходимом случае посылать нарочного для пользы службы и общей выгоды»; учредить почту из Москвы и Курска как минимум один раз в неделю, «как находил нужным еще Прозоровский».

В октябре 1796 года по предписанию Беклешова время отправки почты из Болхова в Орел изменили еще раз «в целях безостановочной отправки московской почты».

Виталия Плахова

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям