Орелстрой
Свежий номер №33(1237) 20 сентября 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Взгляд в прошлое

Как архаровцы кабак закрыть пытались (о борьбе с пьянством на Орловщине 140 лет назад)

19.12.2013

Есть у очень популярного ныне в интернет-сообществе артиста театра и кино, поэта, композитора и исполнителя Игоря Растеряева пронзительная песня под названием «Ромашки»:

А я пешком в чистом поле

Иду-бреду по бурьяну

К погибшим от алкоголя

Друзьям Ваську и Роману.

У меня лежит не один товарищ

На одном из тех деревенских кладбищ,

Где теплый ветерок на овальной фотке

Песенку поет о паленой водке.

«Больше россиян не пьет никто...»

Вот цитата из доклада, подготовленного специалистами ООН: «К 2025 году численность населения РФ сократится на 11 миллионов человек, причем немалая доля ответственности за столь большие потери будет лежать на образе жизни самих россиян. С 1991 года неумеренное потребление алкоголя так или иначе стало причиной более половины смертей граждан РФ в возрасте от 15 до 54 лет».

Проблемой пьянства в России озабочены и внутри страны. Еще будучи президентом, в августе 2009 года Дмитрий Медведев провел в Сочи специальное совещание по предотвращению распространения алкоголизма. Первым делом он признал, что больше россиян не пьет никто, и назвал сложившуюся ситуацию национальным бедствием.

«Пьянство – это вековая проблема, и в короткие сроки ее не решить», – указал Медведев и добавил, что одними административными запретами также будет сложно добиться успеха.

С тех пор прошло четыре года, и в России мало что изменилось. Как пили – так и пьют, только, мне кажется, меньше стали говорить об этом.

«Дело ваше правое», но...

О том, как вековую проблему пытались решить в Малоархангельском уезде Орловской губернии 140 лет назад и что из этого получилось, я и попытаюсь рассказать.

30 мая 1882 года крестьяне села Архарово и близлежащих деревень Фёдоровки и Бобылёвки (в настоящее время это территория Дубовицкого сельского поселения Малоархангельского района) на одном из своих сходов в присутствии 80 домохозяев составили приговор и решили ходатайствовать о закрытии с 1 июля того же года находящегося в селе Архарово кабака. Для исполнения своего решения крестьяне избрали двух поверенных (представителей), которые на следующий день отправились в соседнее село Кубань, где жил в своем имении непременный член Малоархангельского по крестьянским делам присутствия Александр Мейер.

Александр Николаевич принял ходатаев в своем доме ласково, прочитал с большим вниманием их прошение и приговор и даже похвалил: «Молодцы вы, мужики, давно пора остановить пьянство. Дело ваше правое, смело можете рассчитывать на успех. А ваши документы я передам своему начальству».

Окрыленные такими словами поверенные вернулись в Архарово и рассказали своим товарищам об успешном начале дела. Теперь им оставалось только подождать официальных ответов от вышестоящего начальства.

О перспективах своего незавидного будущего от радостных крестьян узнал и местный целовальник (хозяин кабака) и тут же куда-то уехал. Отсутствовал он целую неделю, но зато возвратился в Архарово чрезвычайно довольный и всем мужикам, инициаторам закрытия его заведения, открыто говорил: «Я вопрос решил с кем надо и как надо. Даже если потребуется мне тысяча или две тысячи рублей – заплачу, но кабак будет работать».

Неделя прошла – ответа на крестьянское прошение нет, вторая наступила – снова молчание из уезда. Озабоченные таким поворотом событий, архаровские поверенные отправились теперь в уездный город Малоархангельск, уже к председателю по крестьянским делам присутствия, чтобы у него выяснить, как решается их вопрос, ведь месяц уже минул.

Председатель же их вовсе огорошил: «А где ваши приговор и прошение? У меня их нет!» Представители кинулись в село Кубань, спрашивают у Мейера: «Что случилось?». А он: «Я все передал!»

Поверенные – опять в Малоархангельск (уж не знаю, пешком ли, на транспорте ли). Председатель же по крестьянским делам присутствия им говорит: «Приезжайте ко мне 4 июля, я приглашу Мейера, будем разбираться».

В назначенный день приехали архаровцы в Малоархангельск – в третий раз за последние несколько дней. И началось разбирательство, которое тут же быстро и закончилось. Александр Николаевич Мейер, непременный член Малоархангельского по крестьянским делам присутствия сказал, что прошение и приговор от жителей внимательно изучены, но «они не могут быть уважены, потому что поверенные избраны только от одного крестьянского общества, причем не от того, на чьей территории находится пресловутый кабак».

Ошарашенные такими юридическими вывертами поверенные даже не нашлись что сказать, ведь Мейер месяц назад их заверял, что все будет нормально, а тут такой крутой поворот... Взяли мужики картузы в руки и подались было домой, да председатель по крестьянским делам присутствия их остановил и потихоньку, чуть ли не на ушко, молвил: «Мужики, а вы заново все сделайте, но теперь три схода отдельных проведите, три приговора и три прошения составьте – иначе ну никак нельзя!»

Вышли архаровские мужики-поверенные на улицу, глядь – а там ухмыляющийся целовальник стоит: «Ну, что я вам говорил? Добились? То-то. И не рыпайтесь больше!»

Удалось ли крестьянам села Архарово добиться в конце концов закрытия злосчастного кабака, я выяснить не смог. Корреспондент газеты «Орловский вестник», из которой я узнал об этих событиях (номер от 28 июля 1882 года), закончил свое повествование сожалением, как тяжело бывает крестьянам отстаивать справедливость, когда вокруг такое безобразие творится.

Но, почти уверен, что с круговой порукой вышестоящего уездного и губернского начальства, основанной на общих денежных интересах, крестьянский мир села Архарово бороться на равных не смог. И кабатчик продолжил спаивать, спаивать, спаивать...

Пьяным народом легче управлять?

У названного в начале моего повествования Игоря Растеряева в той же песне «Ромашки» говорится:

Себе такую дорогу

Ребята выбрали сами,

Но все же кто-то, ей-богу,

Их подтолкнул

и подставил.

Что б ни работы, ни дома,

Что б пузырьки

да рюмашки,

Что б вместо Васи и Ромы

Лишь васильки

да ромашки.

И для того чтобы наши Васи и Ромы оставались живы, а не лежали «на одном из деревенских кладбищ страны с названьем Россия», конечно, нужны наши общие усилия. И даже не столько в борьбе с самим пьянством, сколько с теми, кто на нем и людских страданиях наживается, кто «подталкивает и подставляет» молодых людей к выпивке. А значит, нужно использовать против них жесткие административные меры. О них больше говорят, но по-настоящему не используют, возможно, потому что, согласно приводимым в книге историка В.В. Похлёбкина словам Екатерины II, пьяным народом легче управлять. 

Александр Полынкин

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям