Орелстрой
Свежий номер №19(1223) 7 июня 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Культурная среда

Из вселенной детства на планету взрослых со скоростью стиха

27.04.2016

Гоголь в своей поэме восхищался «живым и бойким русским умом, что не лезет за словом в карман, не высиживает его, как наседка цыплят», а может метко, одним коротким прозвищем обрисовать всего человека. Надо сказать, что не только персональные данные сходят с фольклорного язычка, но и универсальные характеристики. Так, одно изречение, проверенное, очевидно, веками, настолько же верное, насколько и грустное, гласит: «Каким в колыбельку, таким и в могилку». Не то чтобы оно отрицает возможность эволюции, скорее всего, речь идет о важности и некой даже укорененности врожденных и приобретенных в первые месяцы и годы жизни качеств.

Особый дар поэта

Отсюда особая роль детской литературы, которая помогает увидеть мир и сформировать отношение к нему. А как мы знаем, первые произведения, которые многократно читаются, постепенно заучиваются наизусть, постоянно исполняются ребенком на бис, это, конечно же, стихи. Потребность в рифмовании можно даже считать показательным фактором детства, причем как человека, так и литературы. Отсюда считалки, дразнилки, поддевки, припевки, колыбельные, пестушки, потешки, пословицы, поговорки, приговорки, загадки, заклички, калядки, частушки, припевки. А вот когда этот арсенал иссякнет или же родители захотят разнообразить поэтический мир своего малыша, на помощь приходят авторы, которые имеют особый дар и берут на себя ответственность называться детскими поэтами. Почему ответственность? Потому что ребенок не оценит ни заслуг, ни наград, ни тиражей – только голый стих, который должен быть коротким и точным, бодрым и остроумным, иногда смешным, иногда грустным, но никогда не фальшивым.

Образцы детской лирики мы находим у нашего земляка и современника, автора семи сборников для малышей и школьников Вадима Еремина, день памяти которого мы отметили 18 апреля. Я бы хотела провести параллели между темами, идеями, образами из этих книг и из произведений для взрослого читателя, который пришел в литературу уже с определенным лирическим багажом. И если в детстве он читал умные тонкие стихи, сделал из них, возможно, с помощью родителей, воспитателей, учителей, библиотекарей правильные выводы, то, скорее всего, мы имеем дело не с потребителем печатной продукции, но с личностью.

Стихи с чудесами

Кого в детских книгах мы встречаем чаще всего? Конечно, животных. А зачем? Чтобы узнавать их привычки, научиться их любить, доверять им, знакомиться с ними. Поэтому детская поэзия Вадима Еремина и полна таких рядовых чудес:

Глядит на свет из коробка

Живая буква «Ж».

А буква «У»

И буква «К»

Известны мне уже.

Я открываю коробок –

И ЖУК взлетает на дубок.

(«Жук»)

* * *

По балкону ходит кот,

То назад, то вперед.

Из-за этого кота

У меня тетрадь пуста,

Память отключается,

Пример не получается.

Мама в комнату войдет –

И наказан будет

Кот.

(«Кот»)

* * *

Котенок обидел

мышонка,

Щенок обидел котенка.

Теленок обидел щенка.

Увидела это Аленка

И, строго взглянув

на теленка,

Потом на щенка

и котенка,

Мышонку дала молока.

(«Обиды»)

Конечно же, эти уроки наблюдательности, бережного, трепетного отношения к миру будут усвоены только тогда, когда взрослые не кричат: «Не трогай эту блохастую дрянь!», не давят ради забавы на глазах ребенка майского жука, не выкидывают на улицу надоевшего домашнего питомца. И уже во взрослой книге поэт предостерегает:

Обманутый зверь не

обидится. Только

К тебе никогда не

приткнется опять.

И будет других

восхищать его стойка,

И будет за них он ночами

не спать.

Обманутый зверь не

обидится. Значит,

Ты можешь спокойно

трудиться и петь,

И только вдали, словно

сварочный зайчик,

Сверкнет твоя совесть,

не в силах терпеть.

А еще детские стихи знакомят ребенка с самим собой, становятся как бы его личным зеркалом. И оно не будет кривым только в том случае, если поэт ничего не придумывает понарошку, а очень хорошо понимает, а может быть, и сам переживает все происходящее, умеет на себя посмотреть и с улыбкой, и с укором:

Раскрыл я собственный Дневник

И головой над ним

Поник:

Зияла запись в дневнике,

Что я сидел на чердаке,

Неаккуратно мыл полы,

А также парты и столы.

Закрыл я собственный

дневник –

И вновь я первый ученик.

(«Рассказ ученика»)

* * *

Я умыл лицо под краном,

Очень долго вытирал.

И теперь я стал

Румяным,

Словно только что

Соврал.

(«Умывание»)

* * *

На меня,

Как лист на груздь,

Навалилась утром грусть.

Я вчерашний день ищу

И грущу,

Грущу,

Грущу.

(«Грусть»)

Детское и взрослое

Надо ли думать, что процесс самопознания с годами сходит на нет? Как бы не так! Он только ускоряется, углубляется, расширяется. Саморефлексия может привести и к самоедству, и к гордыне, и к трагическому мироощущению. Она заставит задавать вопросы и мучиться над разгадкой ответов:

Ох уж эти мне рифмы

и ритмы,

Днем и ночью спасения

нет!

Словно после проигранной

битвы

По частям водворен

в кабинет.

(«О поэзии»)

* * *

Всегда я что-то делаю

Не так, не так, не так.

И, жизнь пропрыгав

целую,

Ни в чем я не мастак.

* * *

Неужели придет неделя

И не встречу тебя

нигде я?

Неужели целые годы

Буду тлеть

в кандалах свободы?

На прямой ли,

на вираже ли

Не столкнусь с тобой

неужели?..

(«Предчувствие»)

Постоянное естественное совмещение в творчестве детской и взрослой тональностей сделало стихотворения Вадима Еремина взаимопроникаемыми: в произведениях для малышей мы находим зримые образцы и убедительные аксиомы истинного гуманизма, а во взрослой лирике горечь бытия может скрываться под игривой формой:

Раз, два, три, четыре,

пять –

Мне уже не нужно спать.

Раз, два, три, четыре…

шесть –

Мне уже не нужно есть.

Раз, два, три, четыре…

семь… –

Я тайком

и сплю,

и ем.

Во время юбилейных мероприятий в январе этого года, которые были посвящены 75-летию Вадима Еремина и которые превратились в настоящий фестиваль, в областной детской библиотеке имени М.М. Пришвина читалось забавное стихотворение «Мои игрушки», в котором есть такие строки: «Есть военная машина/ Без кабины и борта,/ Есть безносый Буратино/ И котенок без хвоста». Юная исполнительница завершила его так: «Есть безносый Буратино,/ Хвост и лапы от кота». Вот тогда я поняла, что детская лирика Вадима Еремина готова стать фольклором, она движется весьма органично к поливариантности. И я даже не хочу продолжать фразу словами «а если без шуток, то…», потому что Вадим Еремин очень любил шутки! 

Наталья Смоголь

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям