Орелстрой
Свежий номер №40(1244) 15 ноября 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Специально для "ОВ"

Ирина Линдт: «Жить для себя – значит жить для сына»

12.08.2014

Ирина Линдт – талантливая актриса и красивая женщина, на счету которой множество главных ролей на сцене театра на Таганке и в кинофильмах «Точка взрыва», «Тайны института благородных девиц», «Курортная полиция». Она воспитывает девятилетнего сына Ваню, который носит фамилию отца – легендарного артиста театра и кино Валерия Золотухина. Пережить потерю любимого человека Ирине помог сын. Несмотря на свой юный возраст, именно Ваня стал ее опорой и надеждой – об этом нам рассказала сама актриса.

 

Жизнь после

– Ирина, как сейчас складывается ваша жизнь?

– Если говорить о работе, то театральный сезон уже закончился. За этот год самой знаковой премьерой стал спектакль «Гедда Габлер» в театре на Таганке. Он поставлен по пьесе Генрика Ибсена. Я в нем играю главную роль, за которую получила приз «Лучшая женская роль» на фестивале норвежской драматургии.

– Вы участвовали в мюзикле «Норд-Ост». А где вас еще можно услышать и увидеть как поющую актрису?

– «Норд-Ост» сейчас существует в концертном варианте – время от времени мы с ним гастролируем. Недавно были в Америке – выступали в Нью-Йорке, Бостоне. Да и во многих других спектаклях я пою, играю на скрипке, на трубе, а недавно даже на барабанах пришлось постучать – в спектакле «Гедда Габлер».

– Ваня смотрит спектакли с вашим участием? Делится своими впечатлениями о маминых работах?

– Да, конечно, делится. Как раз после премьеры спектакля «Гедда Габлер» он подошел к режиссеру Гульнаре Галавинской и сказал: «Мне не понравился ваш спектакль. Я не понимаю, почему мою маму все время раздевают?» Дело в том, что там есть «обнаженные» сцены. На мой взгляд, они довольно деликатные и эстетичные. Но сын у меня такой ревнивый!

– Мальчики действительно часто ревнуют своих матерей и иногда даже не позволяют устраивать им свою личную жизнь...

– Мы пока с этим не сталкивались – не было у нас таких ситуаций. Но не думаю, что Ваня стал бы себя как-то агрессивно вести. Он очень умный мальчик, да и взрослый не по годам – все это отмечают.

– А как у Вани складывались отношения с отцом – Валерием Золотухиным? Как они общались?

– Как вы понимаете, у Вани был совершенно особенный папа. И не потому, что он известный человек. Не зря говорят, что у взрослых родителей другие дети. Они настолько быстро перенимают и копируют родителей, что, кажется, уже с младенческого возраста впитывают их мудрость. И Ваня здесь не исключение… Наш папа, конечно, очень много работал, но все свободное время он старался проводить с сыном. Они играли в шахматы, бильярд, смотрели вместе мультики – и потом разыгрывали их по ролям. Папа Ване Пушкина читал – сказки, стихи. И за два часа общения он мог дать ему больше, чем некоторые родители за год. И, конечно, для Вани смерть отца – большая потеря... Но меня удивляет и радует то, что он все время говорит о нем как о живом, вспоминает его только в настоящем времени.

– Какие-то принципы в воспитании у Валерия Сергеевича были? Он был строгим отцом?

– У него был только один подход к воспитанию – ласка и внимание. Не слушается ребенок? Значит, нужно еще и еще раз говорить с ним, обсуждать ситуацию, проблему. Конечно, иногда бывает сложно сдержаться, и если со мной такое происходит, я, во-первых, никогда не довожу дело до ссоры, а во-вторых, мы сразу с сыном обнимаемся, садимся вместе и разговариваем. Я говорю: «Ванечка, прости, что я погорячилась. Но давай посчитаем, сколько раз я пыталась тебе объяснить, почему надо было поступить так, а не иначе». И он со мной соглашается.

 

Спорт и музыка

– Как Ваня проводит это лето?

– Мы только что вернулись из Финляндии, где были с ним на хоккейных сборах. Я сыну там шнурки завязывала – шучу, конечно! Ваня занимается в московском клубе «Град», а сейчас тренировался с питерской Школой хоккейного мастерства, поскольку поехать на сборы со своим клубом у него не получилось. Я была счастлива, наблюдая за мальчишками. У них по шесть тренировок в день: лед, земля, йога, потом опять земля, лед и бассейн вечером. Потрясающие тренеры, замечательные ребята, удивительная природа!

– Помимо спорта, чем ваш сын еще интересуется?

– Еще он любит футбол и очень хорошо в нем разбирается, знает состав команд Лиги чемпионов – практически всех игроков по именам! Еще он любит баскетбол, шикарно играет в бильярд – в общем, очень спортивный мальчик растет. Но осенью мы все же планируем пойти в музыкальную школу на вокальное отделение, и уже прошли прослушивание. У Вани, как мне кажется, неплохой голос, осталось теперь научиться петь. Не знаю пока, как эти занятия будут сочетаться с хоккеем, потому что практически после каждой тренировки он приходит осипшим. Но музыкальное образование нельзя отбрасывать – оно совершенно по-особому развивает и воспитывает ребенка.

– Вы сами спортом занимаетесь?

– Я всегда стараюсь поддерживаться себя в тонусе. Помню, когда впервые пришла на йогу, на начальный уровень, даже не поняла: в чем прикол? Оказалось, что, сама того не зная, я всю жизнь занималась йогой! Сейчас, на хоккейных сборах, встала на коньки – и это тоже здорово! На даче играем с Ваней в настольный теннис, гоняем мяч. Ну и про тренажерный зал, разумеется, не забываю.

 

О любви

– Ирина, отношения с Валерием Золотухиным как-то сказывались на вашей карьере?

– Конечно. Это не могло не сказываться. Иногда режиссеры мне напрямую говорили: «Для режиссера актриса должна быть «чиста и невинна». Я не должен знать, кто стоит за твоей спиной!» Потому что, когда в работе речь идет о главных ролях – а мне больше приходилось играть все-таки главные роли, – очень важно попасть в какие-то режиссерские представления об актрисе. А когда за спиной стоит такая фигура, как Валерий Золотухин, наверное, это мешает…

– А сейчас?

– Сейчас все по-другому…

– Где же вы, молодая женщина, находили силы, чтобы противостоять пресловутому общественному мнению, которое не приветствовало ваши отношения с Валерием Золотухиным?

– Поначалу я старательно пыталась избежать этих отношений. У меня был какой-то внутренний страх, шок, паника. Я думала: «Как же мне все это выдержать?» Но рано или поздно верх берут не эмоции, а человеческие отношения, и четко понимаешь, что только тебе дано жить твою жизнь. И живешь ты не ради тех, кто злословит за твоей спиной. И если уж и надо перед кем-то оправдываться, так это перед Богом и самим собой. Но если ты действительно любишь человека, тебе не стыдно за то, что ты рядом с ним. И тогда становится абсолютно наплевать, что о тебе говорят и думают. Как ни странно, все становится даже проще…

– Известно, что у императора Александра II была любовница Екатерина Долгорукова, родившая ему четверых детей. И после смерти императрицы он на ней женился. Но Долгорукову настолько ненавидело светское общество, что после гибели мужа она вынуждена была бежать во Францию…

– У меня такого не было – чтобы меня так сильно не любило «светское общество»! А те, кто сидит в соцсетях и пишет всякие гадости, это для меня не общество, для меня это «люди с диагнозом». А с моей психикой все в порядке. Я всегда общалась в кругу достаточно интеллигентных людей, которые относились ко мне с большим уважением. Они понимали, что на сцену за меня никто не выйдет. И не Валерий Сергеевич за меня поет, танцует, садится на шпагат и тому подобное. Мне всегда казалось, что я была на хорошем счету, и люди хорошо ко мне относились. А сплетни – они были и будут всегда. Хотя не понимаю, зачем это людям вообще надо? Когда я вижу скандальный заголовок в какой-то газете – сразу пролистываю страницу, чтобы не засорять свою душу и мозг всякой гадостью.

– Ирина, что вы посоветуете женщинам, которые пережили личную трагедию?

– В первую очередь я бы посоветовала им с уважением относиться к себе. Повторю: каждый из нас проживает свою жизнь. И она стремительно летит. Поэтому надо научиться жить для себя – в хорошем смысле. Жить для ребенка для меня тоже означает «жить для себя». И я счастлива, что могу столько времени быть с сыном, ведь не успеешь оглянуться – а он уже взрослый мальчишка! Особенно время летит незаметно, когда работаешь. Так же советую женщинам не бояться давать волю чувствам, но при этом, конечно же, думать головой. Нужно вовремя останавливаться, если вы видите, что отношения ведут в никуда. Это важно, чтобы сохранить себя.

Марина Долгорукая, фото Вадима Тараканова

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям