Орелстрой
Свежий номер №40(1244) 15 ноября 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Эта музыка будет вечно?

Играем в … жизнь

01.07.2013

Музыка оркестра ФСО на площади перед театром «Свободное пространство». Веселый клоун на ходулях. Солнечные, зажигательные танцы детских хореографических ансамблей. Так, по традиции, вечером 17 июня открылся IV Международный фестиваль камерных и моноспектаклей LUDY.

Земляк из Швеции

Днем в зале нового корпуса института искусств и культуры шведский актер Элиас Файнгерш показал феерический моноспектакль «Саундтрек моей жизни». Этот обаятельный 45-летний человек вышел на сцену и… заговорил на чистом русском языке. Он москвич, а отец, который тоже стал москвичом, из моего родного Красноярска. Четверть века назад семья переехала на постоянное место жительства в Швецию. Там Элиас получил высшее музыкальное образование в консерватории города Мальме. Затем учился в Нью-Йорке и аспирантуре Йельского университета.

Он композитор и тромбонист. Виртуозно играет на этом инструменте и показывает моноспектакли во многих странах мира. Всегда с большим успехом.

Звук и видеоряд

В Орле, как и во многих других городах и странах, его выступление сопровождалось аплодисментами и криками «браво», что понятно и естественно. Стиль общения со зрителями – предельно доверительный. Как будто бы близким друзьям и родственникам рассказывает историю своей трудной, но очень интересной жизни странствующего артиста.

Спектакль построен в форме диалога Элиаса с… самим собой, а, вернее, его экранным двойником (монолог актера сопровождает видеофильм). Реальный Элиас говорит по-русски, экранный – по-шведски (сделаны субтитры перевода).

Здесь целая драматургия и даже конфликт двух характеров в одном и том же человеке. Элиас на сцене – наступательный, эмоциональный. Элиас на экране – сдержанно-ироничный. Эти два Элиаса ведут напряженный диалог о бытие и творчестве, о дорогах, которые стали постоянными «партнерами» артиста в его карьере. Есть даже кадры и размышления о вкусной (и здоровой ли?) пище в разных странах, где ему довелось побывать. У этих двух Элиасов свой советчик, а также «секьюрити» – навигатор его легковой машины, предупреждающий хозяина о том, куда сворачивать, как и с какой скоростью ехать, и т.д. С характером этот электронный «дружок». Любит своего хозяина и одновременно «властвует» над ним.

На экране целая панорама городов и поселков: широкие проспекты с многоэтажными домами и маленькие улицы провинциальных городков. Лица людей и жанровые зарисовки жизни домашних животных, диких и ручных птиц. Уличные музыканты: один отбивает дробь по днищу помойного ведра, другой играет на скрипке, третий – на аккордеоне. Рядом добропорядочные обыватели в кафе и случайные прохожие с выразительными лицами и фигурами, отражающими разные настроения… Дети, подростки, старики, женщины. Одним словом, среда, в которой обитает и творит артист.

На сцене он играет на тромбоне и поет. Музыка чуть тревожная, но очень светлая, насыщенная добротой, органично сливается с видеофильмом, где дорожные события разворачиваются в стремительном темпе.

Музыкант еще и дельтапланерист. Кадры полета Элиаса на дельтаплане – поэтический символ внутренней свободы человека, избравшего для себя стезю актера-одиночки, вечного странника-менестреля.

Да, это жизнь, которой можно позавидовать! Ему завидуют «белой» завистью многие. Его любят и простые люди, и даже короли и королевы, главы правительств, все, кто попадает в атмосферу театрально-музыкального праздника, создаваемого кудесником сценического слова и музыки, основателем своего театра KEF.

Приехал в Орел незнакомый нам человек. А покинул город близкий друг, о возвращении которого мечтаешь, как о чуде.

Белорусская речь

Вечером в большом зале «Свободного пространства» Республиканский театр современной белорусской драматургии из Могилева показал камерный спектакль по пьесе Андрея Курейчика «Три Жизели». В основу этой работы положена невыдуманная история парижанки Жизель Купаж, которая во время Второй мировой войны вышла во Франции замуж за солдата, приехала в СССР и…на всю жизнь осталась в колхозе, где работала дояркой. «Баба Лиза», как называли ее односельчане, несколько лет назад рассказывала о своей жизни по одному из центральных телеканалов России.

С большим интересом шел смотреть спектакль наших гостей. Увы… яркого, незабываемого впечатления он на меня не произвел. Режиссерский почерк постановщика Александра Гарцуева – архаично-традиционный. Исполнители ролей – люди профессиональные, далеко не бездарные. Однако их нарочито провинциальная манера вести диалоги вызывает, мягко говоря, недоумение. Хотя спектакль идет на белорусском языке, очень близком русскому, но не всегда понятно, о чем говорят персонажи. Языковой барьер лично мне преодолеть не удалось.

«После всего»

А теперь, уважаемые читатели, мини-анонс уникального театрального проекта екатеринбургских участников фестиваля. 23 июня на малой сцене «Свободного пространства» будет представлен моноспектакль «Казус Послера» режиссера Елены Лукмановой с участием известного уральского артиста и театрального деятеля Александра Фукалова. Пьесу французского драматурга Жака Мужено перевела на русский язык замечательный театральный критик и переводчик из Москвы Ирина Мягкова – член нашего фестивального жюри.

Вы попадете на лекцию искусствоведа о некоем художнике Послере (плод воображения Ж. Мужено), который прославился тем, что изобретенным им архиуникальным способом создавал «нетленные полотна» на основе живописных произведений великих мастеров прошлого (например, «Джоконды»). Как этот «умелец» превращал шедевры мировой классики в свои авторские картины, узнаете, послушав лектора. А также поймете, как создавалась его самая «великая» картина «После всего», которую никогда и никто не мог увидеть, но все считали это «творение» гениальным. Мы, люди, сами себе творим кумиров, подчас не задумываясь, кого возвеличиваем и ставим не пьедестал. Это и смешно, и трагично.

Для того чтобы веселые и очень грустные явления разных времен и эпох заставляли нас присмотреться к ним и подумать о них, примеряя на себя поставленные в спектаклях проблемы, театр играет в жизнь. И подчас игра эта становится интереснее и важнее обыденной реальной жизни, которая всегда с нами.

Виктор Евграфов, фото Анастасии Богдашовой

Валерий Баринов, председатель жюри, народный артист России

Театр – это чудо, которое нельзя повторить. Представим ситуацию: вот мы сегодня сыграли спектакль, а завтра придут те же зрители, те же артисты, будут играть тот же спектакль, с теми же мизансценами, а это будет все равно другой спектакль. Театр – это искусство, которое умирает сразу на зрителях, едва возникнув. А потому ценность камерного или моноспектакля в том, что мы, актеры и зрители, совсем рядом, делаем одно дело вместе. Я слышу дыхание зала. Момент наибольшего (даже интимного) проникновения друг в друга возникает именно в камерных и моноспектаклях. Я потому и приехал сюда, чтобы узнать: что же я увижу, на какие интимные отношения с актерами, режиссерами выйду. 

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям