Орелстрой
Свежий номер №32(1236) 13 сентября 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Специально для "ОВ"

Игорь Петренко: «Время мемуаров для меня еще не настало»

12.02.2014

Игорь Петренко запомнился зрителям по замечательным работам в картинах «Звезда» Николая Лебедева и «Водитель для Веры» Павла Чухрая. С начала двухтысячных годов актер был награжден премией «Ника» в номинации «Открытие года», молодежной премией «Триумф», а также Государственной премией Российской Федерации в области киноискусства. В числе ярких ролей – Печорин в «Герое нашего времени», Андрий в «Тарасе Бульбе». А, пожалуй, самой неожиданной его работой стала роль Шерлока Холмса в одноименном сериале, вышедшем на экраны осенью 2013 года.

Кинокатастрофа

– Игорь, вы как-то очень быстро из начинающих актеров попали в число востребованных. С чем вы это связываете?

– Мне повезло, что с самого начала я работал с прекрасными режиссерами – Павлом Чухраем, Александром Хваном, Николаем Лебедевым. И, конечно, у меня сформировались соответствующие внутренние требования к драматическому материалу и к методам работы. Но, к сожалению, сейчас материал становится все хуже – много какой-то «бытовухи», компромиссов... Плюс ко всему – кинопроизводство сейчас очень сильно меняется.

– В чем именно?

– Я привык к качественному процессу, где много репетиций, много творчества, где есть понятие поиска решений. А для многих продюсеров и телеканалов, которые в основном сегодня диктуют законы и правила, это чересчур долго и дорого. Им бы что-нибудь полегче да подешевле – ведь и так смотрят! К тому же, сейчас кино практически не занимается воспитанием нравственности – становится все больше развлекательным продуктом. Нужно все время что-то говорить, все время чем-то занимать пространство – и зачастую оно забивается просто мусором. Ведь для того чтобы его заполнить чем-то настоящим, нужно потратить время и душевные силы.

– Но неужели в кино действительно все так плохо?

– Катастрофа! Очень мало режиссеров могут позволить себе не просто работать, а творить. Везде идут разговоры на тему, что надо спасать отечественный кинематограф. Для меня удивительно, что пытаются найти какое-то лекарство: что же нужно сделать, чтобы российский кинематограф обрел свое лицо? А если выходит какая-то более-менее заметная, по профессиональным меркам довольно среднего уровня работа, целый бум поднимается! А все потому, что средний уровень у нас – слишком низкий. А таких работ должно быть большинство, плюс на их фоне должны встречаться и гениальные «ласточки».

 

Шерлок Холмс и доктор Ватсон

– А у вас есть предложения по съемкам в зарубежных фильмах?

– Раньше были предложения, но я отказывался.

– Почему?

– По разным причинам. Для этого, для начала, надо хорошо знать язык. Потом, чтобы окунаться в чужое пространство, нужно быть своим там. Ну и не хочется работать на уровне «поднести снаряд главному герою».

– Но русские режиссеры там работают. Например, Тимур Бекмамбетов…

– Режиссер – это более интернациональная профессия, нежели актер. Режиссер может снять для кого угодно что угодно, включая рекламу, клипы и так далее. Если он владеет профессией, если он в состоянии донести свой взгляд до носителей другого языка – то почему нет? В конце концов режиссер может поставить в титрах свой псевдоним. Актер – это лицо картины, лицо образа – я сейчас говорю больше не о внешности, а о сути. Кто мне даст сыграть какого-то американского героя?

– Ходят слухи, что на роль Шерлока Холмса вы тоже не хотели соглашаться…

– Да.

– Почему?

– Потому что не видел никаких пересечений с самим собой.

– А почему же потом согласились?

– Согласился из-за отличной команды – режиссера Андрея Кавуна, актеров Андрея Панина, Ингеборги Дапкунайте…

– Раз уж мы заговорили об этом… Вы одним из последних работали с Андреем Паниным. У вас были какие-нибудь предчувствия его гибели?

– Во время съемок ничего такого не замечал. Да и некогда было вдаваться в такие тонкие материи, не связанные с работой. И потом, человек ведь не болел – эта трагедия случилась как гром среди ясного неба: бах – и обрубили жизнь!.. А ведь Андрей был одним из наших лучших артистов, настоящим самородком.

 

Отцы и дети

– У меня вопрос немного не из области актерской профессии. Вы же были непростым подростком в свое время…

– Как и все, наверное, в четырнадцать лет.

– А когда мужчины вообще взрослеют?

– Сейчас, мне кажется, после сорока. Мальчикам надо дать возможность повзрослеть. Раньше вот были пионерские лагеря – очень полезная штука! Я был и в пионерских лагерях, и в спортивных. До сих пор вспоминаю об этом с такой любовью, с такой душевной радостью! С одной стороны - вроде, становишься самостоятельнее, потому что целый месяц живешь без родителей. А с другой стороны – там достаточно жесткие рамки, особенно в спортивном лагере. Времени свободного не было вообще: подъем в семь утра, пробежка до озера и обратно, завтрак, тренировка, обед, небольшой отдых, опять тренировка, ужин. Правда, и сейчас подобные лагеря начинают появляться. Сегодня можно даже отправить ребенка за границу – и если, когда едет, он не говорит ни на каком языке, там волей-неволей начинает общаться… Самостоятельность начинает проявляться именно в такие моменты…

– А вам знаком конфликт отцов и детей?

– Конечно, не без этого.

– А как сейчас складываются взаимоотношения со старшим сыном?

– Я стараюсь больше разговаривать с Матвеем – не ругать его за какие-то провинности, а попытаться понять, почему он поступил так-то и так-то. Даже когда я подолгу на съемках в другом городе – звоню, спрашиваю, как у него дела, как настроение. Я не хочу, чтобы между нами встала стена отчуждения – потом ее трудно будет разрушить. Самое главное – сохранить близкие отношения, чтобы он не боялся и не стеснялся мне что-то рассказывать, чем-то делиться важным.

 

«Выключить город»

– В каких кинопроектах вы сейчас участвуете?

– Вот, ехал сегодня с озвучки многосерийной картины «Алхимик. Элексир Фауста». Надеюсь, что получится что-то интересное…

– А у нас по-прежнему в кино звук пишут отдельно?

– В основном да, хотя бывает, что и живой звук вытягивают… Просто сейчас очень много постороннего шума на улицах. Исторические картины вообще невозможно снимать живым звуком – тогда пришлось бы «выключить город»: автомобили, самолеты, сирены, сигналы и прочее – весь звуковой фон…

– А у вас бывает желание «выключить город»?

– Бывает, и довольно часто.

– А есть какие-то вещи, которые вы бы хотели сказать людям, но еще не сказали своими ролями?

– Сказать? Мне, наверное, рановато: время мемуаров для меня еще не настало…

 

Биография

Игорь Петренко – актер театра и кино.

Родился

23 августа 1977 года в городе Потсдам (ГДР) в семье военнослужащего. Когда Игорю исполнилось три года, его семья переехала в Москву.

Работа

В 2000 году окончил Высшее театральное училище им. М.С. Щепкина и был принят в труппу Малого театра. Через некоторое время из-за постоянных съемок в кино из Малого театра пришлось уйти.

Личная жизнь

С 2004 года женат на актрисеженат на актрисе Екатерине Климовой (род. 24 января 1978 года). Супруги воспитывают троих детей: дочь Лизу (от первого брака Екатерины Климовой) и общих сыновей Матвея Петренко (род. в 2006 году) и Корнея Петренко (род. в 2008 году).

Марина Левина

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям