Орелстрой
Свежий номер №44(1245) 06 декабря 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Специально для "ОВ"

Игорь Ясулович: «Люблю честность во всем»

25.11.2014

История жизни этого артиста – практически история отечественного кино. Игорь Ясулович снимается с 1961 года, и сыгранные им роли уже трудно сосчитать. «Бриллиантовая рука», «Золотой теленок», «Двенадцать стульев», «Тот самый Мюнхгаузен», «Айболит 66», «Легенда о Тиле» – без Ясуловича это были бы уже другие картины. Игоря Николаевича любят и современные режиссеры, да и он их не обижает, снялся в сериалах «Обратная сторона Луны», «Охотники за бриллиантами», «Пандора», «Одесса-мама». Очень хочется, чтобы читатели этого интервью почувствовали и многозначительные паузы в речи артиста, и его интеллигентную обаятельную улыбку. Здесь даже между строк – особые интонации, деликатность и необыкновенная тактичность Игоря Ясуловича.

 

О радостях новых ролей и некоторых печалях

– Игорь Николаевич, вы много снимаетесь. Расскажите, пожалуйста, о ваших новых работах в кино.

– Съемок в этом году действительно было много. Но о выходе картин я пока ничего конкретного сказать не могу, и как они точно будут называться, не знаю. Рабочие названия часто меняются.

– А могли бы вы рассказать о съемках в 12-серийном детективе «Алхимик»?

– Обычно соглашаюсь на роль, если вижу человеческий материал, характер, вижу, как прочитывается судьба героя. А если еще собирается хорошая компания – режиссеры, актеры, так и вообще прекрасно. Фильм «Алхимик» как раз из этой категории. Там, помнится, была интересная команда – Борис Щербаков, Юрий Беляев, а из молодых – Евгения Добровольская, Виктор Раков, Юлия Рутберг, Игорь Петренко…

– А есть какая-то разница между тем, как снималось кино раньше и сейчас?

– Сейчас, конечно, все по-другому. Того озвучивания, как было когда-то, уже давно нет. Раньше актеры собирались все вместе и еще раз заново озвучивали все снятые и смонтированные сцены. А сейчас приходишь в студию, записываешь свои реплики один на один с микрофоном и картинкой на экране и уходишь.

– Но, может, в этом есть и свои плюсы?

– Не уверен, что это правильный путь. Все-таки мы занимаемся человеческим делом, актеры откликаются на живую интонацию – так рождается общение… Да и сама реплика тоже рождается, а не только произносится. Поэтому мне печально.

– Вы говорите об эмоциональной стороне вашей профессии?

– Не только. Я говорю о взаимодействии человеческих характеров, личностей. Вот если, допустим, взять оркестр и записать каждый инструмент по отдельности – интересно, что получится?..

Режиссер и режиссеры

– Вы работали у легендарных режиссеров – у Михаила Ромма, Ролана Быкова, Леонида Гайдая, Марка Захарова. Я понимаю, что сложно кого-то выделить, но все же, кто вам запомнился больше всего?

– Для чего люди идут в эту профессию? Почему становятся режиссерами? Потому что эти люди хотят разобраться в каких-то вещах, пристально вглядываются в то, что происходит вокруг – в нашу жизнь. Им есть что сказать. И не случайно, когда я сам поступал на режиссерский факультет, туда брали только людей с биографией, имеющих жизненный опыт. Вот и посмотрите, кто тогда пришел, какие были имена – Станислав Ростоцкий, Лев Кулиджанов, Михаил Швейцер, Григорий Чухрай, Владимир Басов... Среди режиссеров более молодого поколения я снимался у Валерия Рубинчика, Виктора Титова, Юрия Егорова, Александра Морозова. Прошу прощения, если кого-то не назвал сейчас.

– Вы тоже работали режиссером?

– Ну, не то чтобы работал… Когда театр пантомимы, который был образован при помощи Ивана Александровича Пырьева, закончил свое существование, почти всю нашу труппу перевели в Театр киноактера. К тому времени там уже были настоящие звезды, которые могли претендовать на крупные роли… А мы оказались в таком положении, когда надо было идти по ступенькам, ролей катастрофически не хватало. Самое неприятное было услышать: «Свободен!» Сегодня свободен, завтра… Чтобы не потерять форму и как-то себя загрузить, я решил без отрыва от производства поучиться на режиссерском курсе, который набирал во ВГИКе Михаил Ильич Ромм. Он преподавал актерское мастерство, к сожалению, это был последний его курс. То, что я получил образование режиссера, конечно, пошло мне на пользу. Когда стоишь по другую сторону камеры, видишь все по-другому.

Гениальные эпизоды

– Создается впечатление, что вы везде – снимаетесь в кино, играете в театре МТЮЗ, выступаете на радио. А курс актерского мастерства вы тоже ведете?

– Когда я пришел в Театр юного зрителя, с подачи Марины Юльевны Хмельницкой меня сразу пригласили в ГИТИС преподавать актерское мастерство на факультет музыкального театра. И я там «прижился», пригодилось все, даже мой большой пантомимический опыт, который когда-то был получен во ВГИКе.

– Как вам вообще работается с молодежью?

– Абсолютно нормально. Бывают и радости, и огорчения. Когда я вспоминаю свои студенческие годы – тоже понимаю, что мы были не сахар! Курс, который я выпустил этой весной во ВГИКе, – отличные трудолюбивые ребята, настоящие пахари. Одно то уже говорит за себя, что они выпустили целых пять дипломных спектаклей! Занимались буквально всем, включая монтаж декораций. Очень важно получить хорошую закалку, чтобы глаза горели на любую работу. Именно такую закалку мы, молодые актеры, когда-то получили во ВГИКе.

– У вас огромное количество гениальных, запоминающихся эпизодов. Как они вам удаются?

– Сделано, конечно, много… Но часто это была поденная работа, она входила в мои обязанности, когда я служил в театре киноактера. Хочешь не хочешь – нужно играть! Редко от чего удавалось увильнуть, и единственным выходом было постараться сыграть так, чтобы не было стыдно. Если бы сейчас я пересмотрел все свои роли – что-то мне наверняка захотелось бы вычеркнуть и забыть! Но это бессмысленно.

Импровизация без «отсебятины»

– Вы очень самокритичны.

– Вовсе нет. Это правда. Именно потому я так люблю театр! Это очень живое дело, и если долго играешь – можно бесконечно шлифовать, доводить до ума, находить новые краски для своей роли. Если это классика – можно непрерывно расти вместе с ней, и вдруг с удивлением обнаруживать то, что не замечал раньше. Это удивительно! Иногда десятый раз перечитываешь и видишь: ну вот же оно! Как же ты раньше этого не замечал, как пропустил?

– Что вам не нравится в вашей профессии?

– На сцене? Может быть, я слишком серьезно отношусь к этому, но я плохо выношу спонтанные шутки и «отсебятину». Хотя, конечно, знаю, что и гениальные мхатовские артисты себе такое позволяли. Но когда выходят к зрителям только ради этого… Это неправильно, это разъедает артиста изнутри.

– А как же импровизация?

– Импровизация – это другое. Она замечательна, и ее можно только приветствовать. Но тогда она должна работать на конкретную историю, а не на твою персону. Вот разница.

Все по-честному

– А в людях что вам не нравится?

– Естественно, не люблю те черты, которые человека не красят. Легче, пожалуй, сказать, что нравится. Открытые, искренние, доброжелательные люди. Но это вовсе не значит, что надо быть добреньким. Люблю честность во всем – в профессии, во взаимоотношениях между людьми. Наша актерская работа – это бесконечные вопросы, вопросы, вопросы…

– У вас есть ощущение, что вы знаете ответы на все вопросы?

– Конечно нет! Каждый раз это новая драматургия, сплетение разных жизней, судеб. В хорошем материале всегда возникает ряд новых задач. Когда мы работали с британским режиссером Декланом Доннеланном, он напомнил нам, что «Борис Годунов» написан Пушкиным пятистопным ямбом с паузой на второй стопе, – и это было новой задачей, в этот размер надо было целиком погрузиться. В новом спектакле «Война» режиссера Алексея Панкова, который мы летом возили на театральный фестиваль в Эдинбург, есть тексты из «Илиады» Гомера. А ведь у нас нет привычки говорить так, как там написано! Значит, нужно «положить текст на язык», наговорить его, почувствовать, чтобы в результате это звучало естественно. С этим надо было долго работать. И вообще, наша профессия – это постоянная работа!

Биография

Игорь Николаевич Ясулович – советский и российский актер театра и кино.

Родился

24 сентября 1941 года, село Рейнсфельд, Куйбышевская область.

Учеба, работа

В 1962 году окончил актерский, а затем в 1974 году и режиссерский факультеты ВГИКа.

С 1962 года – актер Экспериментального театра-студии пантомимы («Эктемим»), в 1964–1994-м – Театра-студии киноактера, с 1994 года – Московского ТЮЗа.

Звания и награды

Заслуженный артист РСФСР (1988). Народный артист России (2001). Лауреат Государственной премии России (2000), награжден орденом Почета (2013). 

Марина Долгорукая, фото Вадима Тараканова

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям