Орелстрой
Свежий номер №36(1240) 11 октября 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Взгляд в прошлое

«И край Орловский жил войною…»

20.02.2014

Сто лет минуло с того времени. Несправедливо и непростительно затерялся в книге собственной истории оттиск мужества и народной солидарности, навечно запечатленный под судьбоносной датой – 1914.

«С кем воюем и за что?»

«Вторая Отечественная», как называлась Первая мировая война в Российской империи, явила миру пример сплоченности разбросанного на огромном евразийском пространстве славянского братства, зиждевшегося на прочном фундаменте национального самосознания русского народа. Кстати, вот что по этому поводу писали орловские газеты в 1914 году: «В ясном сознании кровной связи, соединяющей нас с балканскими славянами, Россия не могла отделить себя от Сербии и вступилась за общеславянские права и самобытное существование славянских народов».

Что же происходило в нашей губернии в тот памятный для всего мира год? Воспоминания учащегося IV класса Орловской духовной семинарии Владимира Полянского дают нам возможность погрузиться в быт и настроения русской деревни, ожидавшей прихода очередной войны. Вот что видел молодой семинарист, будучи непосредственным участником многих эпизодов из жизни небольшого села.

18 июля, то есть за десять дней до официальной даты начала военных действий, крестьянские повозки, запряженные сонными лошадьми, поскрипывая, медленно придавливали белый песок дороги, ведущей к волостному правлению. На протяжении всего пути слышались одни и те же вопросы: «С кем воюем и за что?» Крепкий на вид старик, как оказалось, участник недавней русско-турецкой, с жаром начал разговор о сербах: «Заступиться не миновать – потому побьют они сербов, изничтожат…» Его слушали внимательно, никто не смел прервать речь старого солдата не только из-за уважения к сединам и боевому прошлому, но и потому, что то, о чем он говорил, касалось каждого, от мала до велика. Каждый чувствовал себя причастным к главному действу, разворачивавшемуся по всему свету. Все это отчетливо читалось в чистых глазах присутствующих.

Но вот сквозь дрожащую пелену июльского жара начали проглядываться очертания волостной избы. Через несколько минут показалась широкая, сияющая проплешинами от летнего пекла поляна, на которой стояли несколько крестьян, держа в поводах распряженных лошадей. Неподалеку разговаривали старшина, военный, два писаря и ветеринар. Мы наблюдали, как подводили и уводили тяжело, но покорно ступавших лошадей. Глаза животных казались какими-то неестественными, отрешенный взгляд их был словно погружен в мертвую пустоту печали и скорби.

Кто-то из управляющих спросил: «Крестьяне деревни Шумовой?» Это обращались ко вновь прибывшим. Тот самый старик, рассказывавший о тяжелом положении сербов, снял картуз и подвел двух рослых жеребцов ко входу правления. «Пройдет», – произнес военный и что-то записал в помятые листы грязной бумаги. Хозяин лошадок поклонился и вернулся обратно к нам. «Ну что, не жалко таких красавцев?» – «На это дело последней рубахи не пожалею, только бы Господь царю-батюшке помог».

День ото дня интерес к войне в крестьянской среде возрастал. Люди желали знать все подробности и быть в курсе событий, происходивших на фронте. Особенно радовалось старшее поколение, когда пришла весть о главнокомандующем – Великом князе Николае Николаевиче. Многие помнили заслуги его славного отца.

Благословение на смерть

Мобилизация шла своим чередом. Железнодорожная станция превратилась в огромный живой организм: бурлящая толпа серым потоком вываливалась на шершавый асфальт разбитых перронов; запасные и ратники с узелками в руках спешили попасть в пыльные недра деревянных вагонов с изображением государственного герба империи, честь которой они так спешили защищать. Война ждала пополнения…

Самым необычным было то, что мобилизация происходила трезво. Может, в это сложно поверить, но «мужики трезвые прощались и трезвые уезжали». И рождалось чувство гордости за свой народ, на глазах появлялись слезы.

Вот как провожала сына крестьянская семья. После обеда запрягли коней. Возвратившись в комнату, отец положил на стол хлеб, рядом поставил старинный образок. Началась общая молитва, простая и трогательная. «Я видел в ней всю грозную, мужественную Россию, которая благословляла теперь сынов своих умирать за Родину». Затем старший мужчина в семье перекрестился, взял икону, встал посередине комнаты и произнес: «Ну, сынок, благословляю тебя на великое дело, служи государю нашему верой и правдой, помни Бога, не забывай и нас, стариков». Потом отец заплакал, не сдержался. Сын положил три поклона, приложился к иконе и вышел на улицу. «Прощай, добрый час тебе!» Эти слова, легким ветерком коснувшиеся его спины, подталкивали молодого солдата ехать быстрее, увереннее навстречу вечной славе. В орловских газетах, помимо долгожданных новостей, помещались рассказы о реальных подвигах молодых парней, уже занявших места в плеяде достойных чад Отчизны. Местные жители с гордостью хранили портреты героев войны, показывая их своим детям.

Сила молитвы

Иногда до нас доходили слухи о гибели русских военных корпусов на полях сражений. «Наши мужики стали искать утешение в молитве… В ближайшее воскресенье был отслужен молебен». Церковь, наполненная густым ароматом теплого воска, тающего в еле уловимой сладости ладана, являлась местом обретения родительских надежд и укрепления веры в непобедимую мощь России. Тем временем через станцию бесконечными вереницами шли тяжелые поезда. На многих вагонах мы читали: «раненые и больные». Когда проходил мимо крохотных окошек таких составов, любопытство побеждало и взор падал внутрь. Солдаты лежали в добротных люльках со свежими повязками. Но глаза, страдальчески устремленные вверх, являли собой живое зеркало, отражавшее уродливый и страшный образ кровавой драмы, поглотившей их до конца.

Война как внутреннее исцеление?

«…Что разъедало Россию до войны, что подтачивало ее силы? Прежде всего, наше внутреннее разъединение. В единении сила – ведь этого никто не будет оспаривать, а у нас именно не было единения. История последних лет – история глухой внутренней борьбы и взаимных общественных пререканий. Каждый работал в своем углу, для себя, косясь на соседа, и все ревниво наблюдали за своими соперниками.

Война грянула, и оказалось, что ее удар вместо разгрома принес нам внутреннее исцеление. Общая опасность сплотила всех и объединила разъединенные общественные элементы. Исчезло взаимное недоверие – вот что самое главное. Отечество – вот что для всех равно дорого, вот общая идея, почва для примирения всех несогласий. Если мы поймем данный нам историей урок и воспользуемся счастливым моментом общего просветления, то, может быть, мы будем впоследствии благословлять даже грозный час войны. Россия станет действительно великой и могучей. А если мы не воспользуемся и этим уроком и снова вернемся к нашим внутренним пререканиям и взаимной грызне, то это будет уже величайшим преступлением против Родины, которую народная грудь отстаивает от врага» (из периодических печатных изданий Орловской губернии за 1914 год).

Александр Шхалахов

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям