Орелстрой
Свежий номер №40(1244) 15 ноября 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Политобоз

Грабли перемен

07.04.2010

 По прошествии определенного периода времени принято, если не подводить черту, то, по крайней мере, пытаться систематизировать ключевые факты, события, удостоенные внимания общества. Повод сегодня для этого существенный: «Орловский вестник» не выходил в течение восьми месяцев, как раз в тот самый момент, когда орловская общественность с нетерпением ожидала наступления то ли «медового месяца», то ли «второго пришествия»... Что имеем? 

Деликатный контекст 

Совершенно естественно, что рассуждения по означенной теме должны затрагивать нечто переломное в общественной жизни, а, следовательно, обойти полосу отставок и назначений губернаторов, невозможно. Наиболее заметным среди них стал уход с постов губернаторов-старожилов (12 из 24 за два года). Прекращение полномочий известных представителей региональной элиты (Эдуарда Росселя, Минтеймира Шаймиева, Виктора Ишаева, Николая Волкова и др.) обозначило приоритеты кадровой политики Президента РФ Дмитрия Медведева, основными из которых стали: возраст, управленческая эффективность, нацеленность на перемены. То, есть все те составляющие, которые, по-видимому, должны доминировать в процессе модернизации регионального управления. Широко известен и тот факт, что ключевым в процессе кадровой ротации был уход с поста губернатора Орловской области, почетного председателя Совета Федерации Егора Строева. Это событие стало знаковым для всего губернаторского корпуса. Как следует из аналитического доклада с названием «Консервативная модернизация - 2010: конфигурация власти и новая политическая повестка дня», подготовленного известными политологами близкими к «партии власти»: «в начале года (2009-го) акцент был сделан на показательных отставках глав Мурманской, Орловской, Псковской областей и Ненецкого автономного округа. Эти шаги должны были побудить глав регионов к активной антикризисной политике и политической лояльности». Эксперты склонны считать, что кроме названной цели, преследовалась и ранее заявленная задача дальнейшего дробления региональных элит. Впрочем, увольнения губернаторов-старожилов тут же выявили некоторые проблемы. Кадровый вопрос не замедлил показать всю свою неоднозначность, подвергнув сомнению оправданность резких шагов на этом направлении. Действительно, эволюция воззрений на подбор губернаторов для высвобождающихся территорий происходила в сжатые сроки. За полтора года она прошла несколько этапов: от «репрессивного» до «исключительного» в связи с переназначением Амана Тулеева на четвертый срок. Незавершенная фрагментации региональной элиты могла привести, а где-то и приводила к сложным последствиям. Таким образом, не без одобрения руководства страны, начал набирать силу обратный процесс - процесс ее дефрагментации. На федеральном уровне дефрагментация региональных элит выразилась в возвращении представителей старого губернаторского состава в Совет Федерации, 15 процентов которого уже составляют бывшие руководители регионов.

На местном уровне процесс стихийной дефрагментации региональных сообществ показал себя в подъеме духа «регионального патриотизма», который был отчетливо заметен как явление и инструмент в некоторых событиях российского и регионального масштабов. 

Дефект ожиданий

Сложно отрицать тот факт, что население Орловской области в течение определенного периода времени пребывало в ожидании перемен. Тем более понятно, что часть орловцев возлагала особенные надежды на нового губернатора. Такая ситуация была сколь для Александра Козлова благоприятна (своим назначением Президент наделил его кредитом общественного доверия), столь и сложна. С одной стороны, она давала карт-бланш и хорошие стартовые позиции для эффективной работы и налаживания взаимоотношений со всеми группами интересов в регионе, а с другой, была чревата завышенными ожиданиями. До начала 2010-го статус «варяга», по видимому, приносил губернатору некоторое конкурентное преимущество, предоставляя возможность оставаться «над схваткой». Однако, как следует из мониторинга СМИ, уже в марте-апреле 2009 года (см., например: «Александр Козлов построил свою команду» - «Коммерсантъ-Черноземье», «Совет Федерации остается «элитным клубом» - публикация Центра политической конъюнктуры и т.д.), наиболее актуальной, способной отразиться на имидже нового губернатора названа проблема передела сфер влияния в регионе или, цитируя экспертов, «передела собственности». Этот период был также связан с надеждами разных групп орловской элиты на открытие больших возможностей для конкурентной политики. Приходится констатировать, что пока эти ожидания оказались, скорее, иллюзорными. Как следствие, уже в начале 2010-го новая региональная власть столкнулась с проблемой транзита конфликтов из плоскости непубличной - в публичную. Межпартийные и межгрупповые конфликты актуализировались в период избирательной кампании на пост мэра областного центра.

Элитные мифы и конфликтная реальность

14 февраля этого года в Орле состоялись досрочные выборы мэра, на которых главными соперниками были кандидат от КПРФ депутат облсовета Василий Иконников и выдвиженец от «Единой России» Виктор Сафьянов. Несмотря на некоторые прогнозы, связанные со снижением уровня политизации информационно-политического пространства областного центра в связи с «посадкой» предыдущего мэра Александра Касьянова и уходом Егора Строева с поста губернатора, выборы снова выявили традиционно высокую активность некоторых групп интересов. Этому аспекту, на наш взгляд, следует уделить особое внимание, поскольку большинство наиболее устойчивых электоральных мифов об Орловщине, так или иначе, касается представления о высоких протестных настроениях орловцев в связи с длительным пребыванием Егора Строева в должности руководителя региональной исполнительной власти. Не случайно эту тему постоянно эксплуатировал и ряд изданий. Как известно, к началу января текущего года Строев названную должность уже почти год как не занимал, однако КПРФ по промежуточным замерам все равно демонстрировала весьма внушительный электоральный процент. По некоторым оценкам, прозвучавшим в прессе, ситуация, в которой оказался тогда кандидат от «партии власти», являлась почти патовой. И это несмотря на недвусмысленную позицию губернатора области Александра Козлова, публично заявившего о поддержке кандидата от «Единой России», а также вынужденное воздержание от участия или же техническое участие иных политических сил, привыкших демонстрировать преимущественно конформное поведение по отношению к региональной исполнительной власти. Нельзя не отметить в этом контексте и конструктивно-нейтральную позицию бывшего губернатора Егора Строева, направленную на поддержку Виктора Сафьянова. Как стало известно, в середине декабря после личной встречи с кандидатом от «Единой России», экс-губернатором были окончательно отозваны некоторые возможные участники гонки, способные отнять голоса у этого кандидата. Также было отклонено и политически небескорыстное предложение выдвинуть подходящего случаю «мальчика для битья» с целью критики действующей региональной власти. К концу кампании в поддержку Виктора Сафьянова в ряде СМИ выступил наиболее популярный из бывших мэров Орла Ефим Вельковский, заявляющий себя «членом команды Строева». Несмотря на явное провоцирование, заключавшееся в формировании негативного образа экс-губернатора, постоянное эмоционально-психологическое давление, Строев не стал рушить применявшуюся единороссами в ходе выборов весьма неоднозначную электоральную стратегию. Так, что же тогда провоцировало межпартийные и межэлитные конфликты? Какие процессы и события вели к обострению латентного до той поры недовольства региональной элиты? 

Выиграть сражение – проиграть кампанию?

Итак, в июле прошлого года орловское отделение КПРФ официально определилось со своим участником избирательной гонки. Президиум центрального комитета (ЦК) КПРФ рекомендовал орловскому реготделению выдвинуть кандидатом в мэры областного центра руководителя фракции в облсовете Василия Иконникова. Сомнений в том, что именно он будет представлять интересы партии на этих выборах, впрочем, не было ни у кого. В отличие от КПРФ, заранее начавшей раскрутку кандидата, «Единая Россия» долго не могла назвать имя своего кандидата. Стало известно, что проводится соответствующий кастинг. Озвучивались и критерии отбора, основными из которых стали деполитизированность и управленческий опыт будущего руководителя областного центра. Несмотря на то, что общественностью назывался целый ряд орловских фамилий, ни одна из них в итоге не «сыграла». Появилась информация о том, что единороссы хотели бы видеть во главе города не простого управленца, но руководителя с военным прошлым или же настоящим, что было абсолютно электорально оправдано, но, вероятно, затянуло момент принятия окончательного решения. Кандидат был намечен только к концу прошлого лета. Им стал Виктор Сафьянов – глава Колпинского района Санкт-Петербурга, генерал в отставке, проработавший до переезда в Северную столицу более десяти лет в структуре орловского управления МЧС. Человек неплохо знакомый местной элите, известный договороспособностью и лидерскими качествами. Полноправным представителем «Единой России» Сафьянов стал, однако, лишь после проведения процедуры праймериз. То есть, спустя еще три месяца. Могло ли это обстоятельство ограничить возможность информационно-политического маневра Сафьянова? Вполне возможно. Складывается впечатление, что единороссы слишком долго искали и официальным образом утверждали своего кандидата, так что время для его внедрение в орловскую среду было упущено. Это обстоятельство придало особенную силу теме «регионализма» или «регионального патриотизма», которую изначально взял на вооружение прокоммунистический PR. Явно усеченный активный период кампании «Единой России», очевидно, также сыграл в пользу компартии. Эксперты отмечают тот факт, что агитационная продукция «Единой России» на раннем этапе часто не успевала за развитием сюжета избирательной гонки. Так или иначе, но «час икс» для единороссов настал в конце декабря прошлого года, когда они получили нехороший сигнал из администрации Президента, включившей Василия Иконникова, как явного фаворита избирательной гонки, в президентскую управленческую тысячу. С этого момента началась временная капитуляция «партии власти» на некоторых фронтах. Уже в середине января стало заметно, как весьма чувствительные к разного рода политическим веяниям интернет-ресурсы, сосредоточенные на контрпропаганде в отношении КПРФ, начали активно интерпретировать ожидаемый проигрыш «своего» кандидата и искать, как водится, виновных. К началу января такой тренд оформился, как центральный, что, впрочем, шло вразрез с намерениями федерального руководства «Единой России». Проигранные выборы могли стать дурным предзнаменованием накануне общероссийского единого дня голосования, прошедшего 14 марта. Как показали последующие события, была задействована радикальная технология, обернувшая в итоге ход предвыборной гонки в нужном единороссам направлении. Несмотря на явный цейтнот, назначение Виктора Сафьянова на пост и.о. мэра и последовавшая затем агрессивная пиар-кампания «Единой России», ведомая московским десантом избирательных технологов помогли осуществить задуманное. Ценность победы отодвинула на второй план вопрос издержек. Не исключено, что именно такая особенность финишного рывка вызвала особенное раздражение, как у населения, так и у политических конкурентов «партии власти». Некоторые эксперты полагают, что в день выборов протестные настроения посетили порядка 42 процентов от числа проголосовавших, а также почти три процента орловцев, испортивших, либо унесших бюллетени с участков. Кроме уже названных оснований, недовольство части орловцев было спровоцировано и дурно пахнущей политтехнологической затеей, обыгрывающей посыл о якобы поддержке Иконникова Строевым. Ее апогеем, как известно, стало размещение баннеров с нашумевшей в прессе формулировкой. На базисный прокоммунистический электорат она вряд ли могла повлиять в нужном «Единой России» направлении. Другие орловцы, в большинстве своем, либо были повергнуты в шок, либо не приняли смысл такой циничной агитации. Более того, совсем не исключено, что эта манипуляция успешно «легитимировала» кандидата от коммунистов в глазах части колеблющегося электората. В поддержку такого вывода, может говорить рекордный в сравнении с предыдущими избирательными кампаниями процент КПРФ - 33,71. Выборы, каких еще не было в Орле, завершились. Завершились победой кандидата «Единой России». Не понятно, устроил ли ее формат самого Виктора Сафьянова, поскольку он разумно дистанцировался от оценок. Тем не менее, следует, наверное, согласиться с мнением политологов, свидетельствующим о том, что «выборный бунт» партии власти, как водится на Руси «бессмысленный и беспощадный», очевидно, не прошел для Орловщины и ее населения бесследно. 

 Кстати 

 Актуализация темы регионального патриотизма происходила как накануне единого дня голосования (14 марта), так и по его завершении. Пожалуй, наиболее иллюстративными в этом смысле стали выборы мэра Иркутска. Следует заметить, что эта избирательная кампания, в числе прочих, оказалась проблемной для «партии власти». Идеологический рисунок иркутской избирательной гонки, по мнению аналитиков, был крайне схож с основной канвой орловской кампании с той только разницей, что в Орле удалось избежать такой грубой ошибки, как снятие с выборов кандидата-лидера. За три недели до голосования официальный кандидат «Единой России» в Иркутске проигрывал порядка 10 процентов основному сопернику – другому единороссу Антону Романову, выдвинувшемуся в мэры вопреки воле партии. Романов был снят с выборов, однако, на волне протестного голосования в выигрыше оказался выдвиженец коммунистов. Иркутчанин Виктор Кондрашов смог набрать более 60 процентов голосов избирателей, в то время как представитель «Единой России» - «чужак из Братска», как его охарактеризовали в областном центре, завоевал лишь 27 процентов голосов жителей города. 

«Новая» забава элит и перспективы устойчивого развития

Как известно, в сложившихся общественных системах (раз)решение вопроса о власти неизбежно должно вести к стабилизации самой системы и ситуации в ней. Достигаемый с помощью соответствующих процедур (в открытых демократических обществах – это выборы) компромисс, меняя повестку дня, приглушает борьбу элит, по крайней мер, до начала ее нового цикла. Неоднозначнее протекают процессы в обществах переходного типа, в которых власть все еще теснейшим образом связана с собственностью. В этом случае, решение вопроса о власти не обязательно означает «тишину» в отношении вопросов собственности. Такая ситуация объективно предъявляет и более высокие требования к управлению социальными процессами. 

Так получилось, что финал единого дня голосования фактически совпал с первым юбилеем новой для современной России системы назначения глав регионов, функционирующей с 2004 года. К этой дате с подробным анализом ее эффективности выступили политологи, близкие федеральной исполнительной власти и, в частности, Международный институт политической экспертизы. Итоги работы, показали, что многие эксперты не согласны выставить высокую оценку возросшей управляемости регионами из центра, ради которой, собственно, и затевалась реформа 2004-го. «Система стала проще, - поясняет такую точку зрения Н. Петров, - в этом смысле управляемость губернаторами – она, естественно, резко повысилась, а управляемость регионом – она во многих случаях уменьшается». По мнению аналитиков, окончание зимне-весеннего раунда избирательных кампаний в России уже высветило эту сложность на некоторых территориях. Последняя дала основания заговорить о «разбалансировке территориальных управленческих механизмов».

По некоторым прогнозам, завершение «битвы за Орел» должно было привести к лучшей управляемости регионом. Дополнительные шаги в этом направлении некоторые увидели и в увольнении из областной администрации ряда достаточно высокопоставленных и деполитизированных сотрудников, в том числе, нескольких членов регионального правительства. (По такому экстенсивному пути наладки управления идет, кстати, не только орловский региональный аппарат.) Привело ли все это к снижени юградуса борьбы элитных групп? Бурное обсуждение в СМИ настоящего и будущего «Орловской Нивы», острая дискуссия в облсовете о планах продажи госпакета акций агрофирмы «Мценская» и т.д. говорят сами за себя. Они вскрывают еще один фронт соперничества, но с уже новой расстановкой сил. Как о знаковом явлении приходится говорить и о переносе борьбы за собственность в публичную сферу,отмечать ожесточающийся характер, умножение рядов ее участников. 

Перспектива, особенно в условиях кризиса, неважная. Хотя бы потому, что групповая борьба за собственность – вещь заразная. Такие забавы элит с их парадоксальными союзами, вероломными изменами, эгоизмом задач и целей, а самое главное, с их неизбежными попытками втянуть в разборки массы еще нигде и никогда не способствовала устойчивому развитию. Между тем, проголосовавшее население пока, как и раньше, пытается выжить самостоятельно. Ждет отдачи от антикризисных мер, ждет перемен.Конечно же, перемен к лучшему. 

Сергей ФЕФЕЛОВ

Наталья БАЛАКИРЕВА

Использованы фрагменты статьи «Орловская система выжила: опять за счет

своего создателя». «Экономика и жизнь Черноземье» № 4 от 20 февраля-12 марта 2010 г.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям