Орелстрой
Свежий номер №40(1244) 15 ноября 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Орел, строй

Город в синей дымке

11.08.2016
Страница 450-летнего юбилея Орла обязательно впишется в его историю. Столько волнений у организаторов и у горожан тоже. Столько событий… Например, раздор между властью и общественностью по поводу установки памятника Ивану Грозному. «Почему против? Он же основатель нашего города», – допытываются одни. Другие возражают: «Он творил произвол: жестоко, массово казнил противников, отнимал земли в пользу своей «команды». Он еще более закрепостил крестьян, отменив Юрьев день». Да, он повелел: «Быть городу на реке Орлее». Но основали, возвели, подняли крепостные стены и башни, положили начало городу строители. Причем, предполагаю, военные строители. Они обустраивали крепость, они же и набеги отражали. А не поставить ли в Орле памятник строителю?
 
Край литературный
Город наш из года в год растет, новые здания меняют его облик, новые микрорайоны расширяют границы. И спустя столетия будущие поколения захотят узнать историю Орла нашего времени. Они будут собирать ее по крупицам, как мы пытаемся разглядеть былой лик города, его обитателей, их жизнь, нравы, речь, стирая слои времени, читая Тургенева, Бунина, Лескова, Андреева… Когда-то они жили здесь, а потом всегда помнили об Орле, находясь далеко за его пределами.
Орел, можно сказать, стал одним из героев бунинского романа «Жизнь Арсеньева», отмеченного Нобелевской премией. Вдали от родины, ностальгируя по Орлу, Бунин писал: «Я пошел по городу. Сперва по Болховской, с Болховской по Московской, длинной торговой улице, ведущей на вокзал, шел по ней, пока она, за какими-то запыленными триумфальными воротами, не стала пустынной и бедной, свернул с нее… вернулся опять на Московскую. Когда же спустился с Московской к Орлику, перешел старый деревянный мост, дрожавший и гудевший от едущих, и поднялся к присутственным местам, по всем церквам трезвонили…». Он вспоминал еще и еще свои любимые места, пути-дорожки: «… густо и важно-благостно звонили к обедне в тяжкой и высокой церкви возле Орлика. Под этот гудящий звон – он гудел даже во мне во всем – я перешел еще один мост, поднялся на гору к присутственным местам николаевских и александровских времен, перед которыми вдоль длинной светлой площади вправо и влево тянулся бульвар, широкая аллея еще по-утреннему свежих, прозрачно-тенистых лип…».
О своей малой родине с легкой грустью вспоминал Леонид Андреев: «Орел, тепло, разлив рек, шатание по Болховской… вдали сады, немного крыш и церковные главы, то синие, то горящие золотом на солнце, и оттуда идет мягкий колокольный гул: это Орел…». Он скучал по нему: «Все-таки в Орел очень хочется, хочется в городском саду погулять…».
Орловский парк нравился Тургеневу. По преданию, в аллее над Окой у него была любимая скамейка. С высокого левого берега он всматривался в заокские дали.
Многое мы узнаем из творений Лескова о нравах и укладе жизни обитателей Орла. Вот «Грабеж» так и начинается с разговора «о воровстве в орловском банке, дела которого разбирались в 1887 году по осени. Говорили: и тот был хороший человек, и другой казался хорош, но, однако, все проворовались». О развлечениях читаем: «А на кулачки биться мещане с семинаристами собирались или на лед, на Оке, под мужским монастырем, или к Навугорской заставе; тут сходились и шли, стена на стену, во всю улицу. Бились часто на отчаянность…».
И мы видим наш город конца XIX века: улицы, деревянные мосты, сады, церковные главы, колокольный звон и нравы…
Все сначала
Город Орел не раз менял свое лицо. Были у него печальные страницы. Он многократно горел истребительными пожарами. Но никогда не происходило таких больших разрушений, как в годы Великой
Отечественной войны. И о них тоже хранятся свидетельства. 5 августа 1943 года над городом взметнулось красное знамя – свидетельство освобождения от 22-месячной немецкой оккупации. Радость победы над врагом, свободы, ясности! Но город изранен. Вокруг развалы зданий, следы пожарищ. Оставляя Орел, считавшийся неприступной крепостью немецкой обороны, враг в бессильной злобе разрушил большой, красивый русский город.
«... Картина предстала страшная – город изуродован, большинство домов по Октябрьской улице разрушено. Воздух насыщен запахом густого дыма и гари от многочисленных пожарищ. Периодически слышны звуки треска и уханья. Это рушились перекрытия зданий бронетанкового училища», – такие воспоминания оставил Петр Иосифович Лусто, военный строитель, вошедший в Орел в день его освобождения после полного подавления сопротивления врага со стороны Болхова. Он возглавлял группу 25 военных строителей военно-строительного управления Брянского фронта. Они пришли с заданием оборудовать госпитали для раненых, а выполнив его, готовы были двигаться с армией дальше на запад. Но 30 августа Лусто был назначен главным инженером военно-строительного подразделения (УВСР-39), которому пришлось восстанавливать, а потом строить Орел заново.
Еще шла война, а горожане уже разбирали и расчищали развалы, восстанавливали любимый город. Петр Терентьевич Здомищук, инженер-строитель, пройдя военными дорогами от Москвы до Берлина, в ноябре 1945 года демобилизованный из армии, уже в декабре включился в работу по возрождению города. «В Орле не сохранилось в целости ни одного здания высотой в два этажа. Уцелел единственный дом №1 на Пролетарской горе. Многие здания взорваны со двора… – вспоминал он. – Разрушена трехэтажная школа №11, построенная в 1940-м, улица Красноармейская между Горького и Октябрьской, застроенная в 1938–1940 годах новыми четырех- и пятиэтажными жилыми домами, представляла груду развалин…».
Орел восстановленный
Послевоенные будни выдались очень трудными. В Орле не было предприятий стройиндустрии, строительных кранов, землеройных машин… В городе уничтожили все городское хозяйство. Вечерами в домах зажигали керосиновые лампы, коптилки. Собранная дизельная установка не могла обеспечить потребности в электроэнергии.
Летом 1944 года в городе решено строить на высоком правом берегу Оки первую очередь паротурбинной электростанции. Это была трудная стройка. Быстро наступила зима. Мороз сковал Оку. Холодный ветер мел поземку, сбивал с ног, и не было ему преграды. Но медленно и неуклонно двигались друг за другом женщины, подростки, они тянули саночки, нагруженные кирпичом, который выбирали на развалах зданий. С утра до ночи не кончался этот поток. Слышалась немецкая речь – на стройку доставляли военнопленных.
Катастрофически не хватало строительных материалов. Камень, кирпич, балки добывали из разрушенных строений. Работы в основном выполняли вручную, простейшими приспособлениями. Строительство шло быстро. Начальнику стройки Давиду Израилевичу Иозефовичу, военному строителю, казалось, что очень медленно. До предела натянуты нервы, до боли напряжены мускулы. Дисциплина военная. Понимание с полуслова.
Через год из кажущегося хаоса стали проступать контуры стройки. С начала 1946-го месяц за месяцем с напором шла сдача объектов комплекса. В ноябре 1946 года первая турбина дала ток.
Руками специалистов и практиков строительного дела город возвращался к жизни, восстанавливались разрушенные здания, строились новые. В документах сохранились имена тех, кто принял в этом непосредственное участие: А.Х. Рубин, Н.М. Примогенов, П.Г. Мультан, Д.П. Ромадинов, Д.П. Канаев, М.М. Богданов, В.М. Семенов, Д.П. Кузенков, В.И. Кондрахин, Н.М. Абрамов.
Никогда так быстро не строился Орел, как в
50-е, 60-е и 70-е годы. Он превратился в большую строительную площадку. Монтажники, каменщики, сварщики, маляры и штукатуры, столяры и плотники, крановщики, экскаваторщики, бульдозеристы и автомобилисты, бетонщики и арматурщики… Их руками рос город в границах и в высоту. Возрастало мастерство строителей. А память о них для будущих поколений остается в зданиях, сооружениях, бульварах, скверах и улицах.
Любимые места
А что Орел для нас, живущих сейчас поколений?
Мы обитаем здесь. Это наш дом. Все, что прекрасно в нем, нас радует. Все, что душе противно, возмущает. Что-то, наверное, не замечаем и не ценим, как воздух, которым дышим. Но когда коллеги издалека попросили рассказать о городе, где я живу, пришлось ответствовать.
Орел – город первого победного салюта, город воинской славы, город, где жили и творили всемирно известные писатели: И.С. Тургенев – посол русской литературы в Европе, И.А. Бунин – нобелевский лауреат, сделавший свой первый шаг в литературу, работая в газете «Орловский вестник», Н.С. Лесков, Л.Н. Андреев. Здесь родился и покоится герой Отечественной войны 1812 года А.П. Ермолов. Горожане бережно хранят память о героях-воинах, освобождавших Орел от немецких оккупантов. В их честь сооружен на площади Мира мемориальный комплекс – сквер Танкистов, зажжен Вечный огонь. Дата освобождения – 5 августа – празднуется ежегодно как день города.
Светлая гладь Оки и Орлика, взметнувшиеся над ними многочисленные мосты, площади и скверы, театры и музеи, памятники, купола и маковки восстановленных храмов, новые жилые микрорайоны, где много пространства и воздуха, – все это город Орел. Исторический центр его – это соединение двух рек. Стрелка – излюбленное место горожан, они приходят сюда по праздникам, в выходные дни. Здесь в 1566 году и стали люди с топорами рубить, то есть ставить, город Орел.
 Зоя Тарабрина

 

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям