ПАО "ОРЕЛСТРОЙ"
Свежий номер №18(1267) 6 июня 2018 гИздавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Вот чего бойся

Город, который превращается в помойку

24.04.2018
Яркие лучи весеннего солнышка подарили нам не только долгожданное тепло. Сошедший снег оставил горожанам неприглядную картину. Квинтэссенция орловской жизни: нечищеные дороги, аляповатая и безграмотная реклама, маршрутки и мусор. Как грязно и непрезентабельно выглядит наш город! Орел погряз в помойках.
Орел без хозяина
Слой песка и пыли плотно покрывает тротуары и проезжую часть. Ветер, поднимающий пыль, бросает ее в лицо. А вся инфраструктура города, деревья и кустарники покрываются серым налетом, который вряд ли отмоют и до конца лета. Тоской и неустроенностью веет отовсюду. Впечатление, что хозяина у города нет. Он этого не позволил бы. Вылезли наружу легендарные орловские дороги, доселе скрытые под слоем снега. Улицы в Орле – яма на яме.
12 апреля исполняющий обязанности губернатора Орловской области Андрей Клычков совершил, как сообщила его пресс-служба, полный объезд областного центра, после чего попросил главу администрации Орла в экстренном порядке прервать свой отпуск и заняться уборкой города. Клычкова удивило, что в городе никто не занимается уборкой улиц и их ремонтом. А яма под мостом на улице Московской, которую глава администрации города Александр Муромский назвал «ямой номер один в Орле», возмутила главу региона до глубины души.
Кстати, спустя три дня я на своей машине тоже чуть было не попал в эту яму – ее так и не заделали. А почему ее назвали «ямой номер один», совсем непонятно. Разве мало у нас рытвин и ухабов, которые не менее достойны аналогичного позорного звания?!
Коль скоро у нас их стали выстраивать по ранжиру, готов посодействовать власти в оформлении орловского ноу-хау – формировании иерархии ям. Как водитель с приличным стажем не рекомендую ехать на представительском лимузине, но если, Андрей Евгеньевич, поедете на машине с крепкой подвеской в сторону Курска, можете поинтересоваться. Возможно, здесь найдете ямы, более достойные именоваться «ямой номер один». Можно свернуть влево у здания Пенсионного фонда с улицы Комсомольской на пересекающую ее улицу имени МОПРа. Это ведь не глухая окраина. Отсюда до администрации Заводского района шесть-семь минут пешком. Но здесь откроется вся неприглядность нашего города во всей «красе». Прямо по всей длине проезжей части в центре и по бокам сплошные массивы уплотненного песка, который превратился в высохшую грязь. И это не что-то уникальное, просто пример. Подобное едва ли не на каждой улице.
Грязь с неба не падает. Это не дождь и не снег. Это всегда результат безответственности и бесхозяйственного отношения к территории, за которой не следят, как следует, годами. Песок этот в изобилии высыпали зимой на проезжую часть, а убирать весной не стали. Не только в этом году. Его традиционно не убирают. Разве что с самых центральных улиц. А вдоль тротуаров с обеих сторон так называемые газоны – тоже не последние источники грязи. Газон – это ведь не просто незаасфальтированная земля, это сложная технология. В нем есть смысл, если он засеян травой, посыпан специальной смесью, препятствующей появлению открытой почвы, а не отдан, как у нас, на откуп бурьяну, сплошь усыпанному обрывками пластиковых пакетов, пустыми пачками из-под сигарет, пластиковыми бутылками и прочей упаковкой.
Мусорный ветер
Если у вас хватит терпения пройти по так называемым тротуарам метров сто пятьдесят до дома на пересечении улиц имени МОПРа и Холодной, готов биться об заклад, что желание продолжить прогулку по этим местам пропадет начисто. Вокруг пятиэтажного дома – его местные жители называют общежитием общества глухих, хотя это уже давно не общежитие, – сплошная помойка. Метлы дворника окружающая территория не видела много лет. По улице Холодной лучше не ходить, а проехать на представительской машине не получится. Тут нужен вездеход. Справа – раскуроченные двухэтажки, которые давно расселили, а территорию превратили в обычную свалку. Любопытно, что находится эта свалка в трех минутах ходьбы от Заводской прокуратуры.
Старожилы знают, что район улицы Холодной издавна называют «помойка». Но не потому, что здесь всегда была свалка. В давние времена в этих местах дислоцировался конный полк. Здесь мыли лошадей. Видно, нынешние отцы города решили изменить изначальный смысл исторического названия местности и превратить микрорайон в настоящую помойку.
Кстати, когда здесь приводили в порядок лошадей, не было районной администрации с административно-технической комиссией, не было природоохранной прокуратуры, не было уймы чиновников, которые надзирают за соблюдением санитарных норм и получают за это неплохую зарплату. За чистотой территории надзирал городовой. Если он заметил или ему доложили, что нерадивая хозяйка вылила помои на улицу, он подходил к дому и… хрясть по окну шашкой. А хозяйке выговор: окно вставь, а в следующий раз запру дней на десять в околоток, чтоб неповадно было.
Впрочем, «помойка» – место в Орле совсем не уникальное. Ямы, рытвины и ухабы по всему городу. На улице Октябрьской, на любой другой в самом центре города, в одном квартале от здания обладминистрации, не говоря уже об окраинах, – везде одно и то же. И так будет до тех пор, пока наше чиновничество не прекратит повторять как заклинание: брак исправят по гарантии те, кто его допустил. Святая вера в гарантии? Наивность? Инфантильность власти? До тех пор, пока не будет создана система контроля на основе современных методов с использованием приборов, пока в условия контрактов не будут внесены требования к качеству материалов и технологии, пока контроль не будет осуществляться с самого начала работ, с утверждения проекта и технологии, брак неизбежен. Все это давно отработано и с успехом применяется в тех регионах, где люди ходят по приличным тротуарам и ездят по хорошим улицам.
Стыдно за город Орел. Стыдно за то, во что мы превращаем город первого салюта. Особенно удручающее впечатление оставляют наши кладбища. Даже воинское захоронение Троицкого кладбища, место святое для жителей города воинской славы, выглядит заброшенным. Прошло уже две недели, как сошел снег. Тысячи людей приходят на кладбища, приводят в порядок захоронения. И только работники муниципального предприятия ритуальных услуг ничего не делают, чтобы вывезти с кладбищ тот мусор, который накопился за зиму. Его скопились огромные горы, аллеи не подметены, ветками и бурьяном завалены все контейнерные площадки.
Кто виноват и что делать?
Академик Российской академии наук Василий Филин долгое время изучал, как внешний вид среды обитания влияет на здоровье человека, и на душевное, и на физическое. Внешний вид города – а это и изуродованные, обрубленные деревья, и неухоженные газоны, и мусорные свалки – непосредственно влияет на психику и настроение его жителей. Вывод ученого: чем более неприглядные условия, в которых живет человек, тем хуже его душевное состояние. Отсюда неврозы, депрессии, астения, плохое настроение, немотивированное, на первый взгляд, проявление агрессии.
Согласитесь, справедливо, что многое можно списать на нерадивую власть, но разве мы сами не добиваем город своими руками? С мусором в Орле особенные отношения. Стихийные свалки, переполненные контейнеры встречаются повсеместно, и вряд ли кто сможет аргументированно объяснить, кто здесь больше виноват: жители или безразличие администрации. Депутаты городского Совета в очередной раз раздумывали, что делать с контейнерными площадками. Года три, а может, четыре назад горсовет уже выделял деньги на их обустройство. Сегодня они вновь в ужасном состоянии. Надо признать: большинство наших соотечественников относится к грязи спокойно. Лужи, разбитые дороги, грязные улицы – с этим свыклись, все это должно быть. Если нет урны, люди просто кидают мусор на землю. Покурил на балконе – окурок вниз. А то и пакет с мусором – прямо с балкона. Как результат – имеем то, что имеем.
Навести порядок в городе можно только несколькими путями. Первый – нанять людей и платить им приличные деньги. Они сделают город таким, что залюбуешься. Путь этот нам не по карману, да и большинство считает неприемлемым платить много за чистоту. Своих денег в таком количестве, как наши, скажем, соседи-белгородцы, мы зарабатывать не научились. Больше делаем за счет того, что руководство области выпросит у федерального центра. А к чужим деньгам отношение известное.
Второй путь – самим изменить отношение к собственному дому, в котором живем. Без жесткого и системного применения административных мер к нарушителям этот путь бесперспективен. Он даст результат, когда большинство осознает, что жить так, как мы живем сейчас, неприлично. Но с этим тоже проблемы. Когда в эту субботу мы в нашем доме решили привести в порядок свой двор, на субботник вышел едва ли каждый десятый из тех, кто в нем живет. Вопрос о том, будем ли мы наводить порядок в нашем городе-доме или по-прежнему он будет превращаться в омерзительную помойку, мне кажется, остается открытым.
Алексей Кузьмин

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям