Орелстрой
Свежий номер №40(1244) 15 ноября 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Славные имена

Герой трагической Цусимы

15.03.2012

Цусимское сражение 14 – 15 мая 1905 года стало позором Российской империи и трагедией русского военно-морского флота, который в течение двух дней был почти полностью уничтожен. Однако в ходе этой  битвы не осрамили свою честь  русские офицеры и моряки. Подавляющее большинство из них храбро сражалось, предпочитая героическую смерть позорной сдаче в плен. Одним из героев Цусимы стал наш земляк Сергей Павлович Шеин.

На пользу России

Род его – один из древнейших и славнейших в русском дворянстве. Стоит вспомнить хотя бы воеводу Михаила Борисовича Шеина, защитившего Смоленск от поляков в ходе 18-месячной  осады ими города (1609 – 1611 гг.), а позже несправедливо обвиненного в измене и казненного по приказу царя Михаила Федоровича. Не менее героя-воеводы  известен в истории и первый русский генералиссимус Алексей Семенович Шеин, удостоенный этого звания и золотого кубка от Петра I за успехи во Втором Азовском походе (1696 год).

Шеины значились в дворянских родословных книгах нескольких губерний Российской империи, в том числе и в Тульской. Имение коллежского секретаря Павла Васильевича Шеина  находилось в сельце Колпна Новосильского уезда (в 1925 году этот уезд  был передан из Тульской в Орловскую губернию. – Прим. А.П.).

Усадьба была расположена в живописном месте, на берегу речки Колпны, притока Зуши (не путать с современным райцентром Колпной. – Прим. А.П.). Позже по фамилии владельцев населенный пункт получил название деревня Шеина (в настоящее время, к сожалению, полностью вымершая).

У Павла Васильевича и Натальи Акимовны Шеиных родилось десять детей, многие из которых, воспитанные в духе русских православных традиций, всю жизнь старались  принести пользу  России – каждый в своей сфере деятельности.

Капитан Шеин и его «Светлана»

Сергей,  появившийся на свет 8 августа 1857  года, выбрал военно-морскую службу. Получив образование в Морском корпусе, он довольно быстро сделал карьеру: адъютант управляющего Морским министерством, капитан 2-го ранга, старший офицер крейсера «Рюрик», морской агент во Франции, командир канонерской лодки «Храбрый» и, наконец, с 6 апреля 1903 года, уже в звании капитана 1-го ранга, Сергей Павлович Шеин  был назначен командиром крейсера «Светлана».

Этот корабль, спущенный на воду в декабре 1896 года, строился первоначально как яхта Великого Князя Алексея Александровича, главы Морского ведомства, но превратился в броненосный крейсер 1-го ранга, который в ходе начавшейся Русско-японской войны был включен в состав 2-й Тихоокеанской эскадры.

Сергей Павлович Шеин командовал не только  «Светланой», но и одним из подразделений этой эскадры – разведочным отрядом.

Пройдя 18 000 миль (33 000 километров) от Кронштадта до побережья Кореи, 30 крейсеров и миноносцев 2-й Тихоокеанской эскадры  утром 14 мая 1905 года встретились со сторожившим их,  гораздо большим по численности, Японским  соединенным флотом (три эскадры с более чем сотней кораблей).

Ход Цусимского сражения, катастрофического по своим последствиям для русского флота, я описывать не буду. Расскажу лишь об эпизодах участия в нем броненосного крейсера «Светлана».

Для начала процитирую отрывок из донесения одного из оставшихся в живых офицеров «Светланы», лейтенанта Сонцова: «Около двух часов дня  14 мая сзади и слева от наших крейсеров показались японские  крейсера, которые открыли огонь по разведочному отряду и по транспортам. Около трех часов дня крейсер «Светлана» получил подводную пробоину в отделении динамо-машин. Отделение это быстро наполнилось водою, которою залило находившиеся здесь два артиллерийских орудия и минный погреб, все четыре динамо-машины и носовую 400-тонную помпу...».

Погибло в первом бою два человека.

Неравный бой

Основные события для крейсера «Светлана» развернулись уже на следующий день, когда командир поврежденного корабля С.П. Шеин  решил подойти ближе к берегу Кореи, чтобы завести под пробоину пластырь, затем откачать воду и прорываться во Владивосток вдоль корейского берега.

Около семи часов утра 15 мая  потерявший скорость русский крейсер был настигнут двумя японскими крейсерами и миноносцем. На «Светлане» в незатопленных забортной водой погребах оставалось всего 120 снарядов. Военный офицерский совет, собранный Шеиным, постановил: «Вступить в бой. Когда будут израсходованы снаряды, затопить крейсер». Об этом решении было объявлено экипажу корабля.

Крейсер «Светлана» мужественно принял неравный бой. Он мог отвечать на огонь японских крейсеров «Нийтака» и «Отава» только из тех немногих орудий, пороховые погреба которых не были затоплены. Русский корабль получил еще несколько пробоин у ватерлинии и вскоре потерял ход – осколки вражеского снаряда повредили главные паропроводы обеих машин. Многочисленные осколки превратили все катера и шлюпки в решето. После этого крейсер  стал для японцев неподвижной мишенью.

Артиллеристы  «Светланы» расстреливали свои последние снаряды. Не желая, чтобы врагу достались секретные документы,   капитан  1-го  ранга   С.П. Шеин  приказал выбросить их за борт в мешках с грузами. В начале одиннадцатого были открыты кингстоны и отдраены двери в водонепроницаемых переборках жилой палубы. Командир русского корабля до последней минуты находился на капитанском мостике, пока не погиб от разрыва японского снаряда. Раненых, привязанных к пробковым матрасам, осторожно спустили на воду с противоположного от врага правого борта. Команда бросалась в воду с тонущего крейсера со спасательными поясами.

Японцы вели огонь по «Светлане» до полного ее погружения,  и многие русские моряки погибли от взрывов вражеских снарядов уже в воде. Только спустя полтора-два часа подошедший к месту боя вспомогательный крейсер «Америка-Мару» начал спасательные работы. Японцы спасли семь офицеров, семь кондукторов и 273 нижних чина. Погибших моряков и офицеров со «Светланы» оказалось 177 человек (некоторые скончались от переохлаждения, проведя в морской воде несколько часов. – Прим. А.П.)

«Величайшее мужество и самоотвержение» экипажа «Светланы» отметила комиссия по разбору обстоятельств Цусимского боя. В память о доблести ее погибших моряков имя «Светлана» получил головной корабль новой серии  крейсеров  – корабль, снискавший себе славу в истории отечественного флота как гвардейский крейсер «Красный Крым».

Светлая память героям Цусимы

В Петербурге через четыре года после окончания Русско-японской войны было принято решение о создании храма в память о погибших русских моряках. Храм получил  в народе название «Спас на водах». Активное участие в деятельности комитета по сбору средств для его постройки  приняла вдова  командира крейсера «Светлана» Е.А. Шеина  (урожденная Урусова) и его брат Василий Павлович Шеин.

Возведение храма на набережной Ново-Адмиралтейского канала велось в 1910 – 1911 годах. Деньги на строительство собирались по всей России. Иконы и лампадки были взяты с погибших кораблей. На церемонии освящения храма, состоявшейся 31 июля 1911 года присутствовали император Николай II и королева Греции Ольга.

В 30-е годы XX века храм был взорван. В наше время началось его возрождение. Пока действует часовня святителя Николая Чудотворца, в которой 25 мая 2007 года вновь установлена латунная «записка» со 177 именами моряков погибшей 15 мая 1905 года «Светланы». Первая  в этом скорбном списке – фамилия командира броненосного крейсера, капитана 1-го ранга Сергея Павловича Шеина.

P.S. Свой след в русской истории оставили и другие представители славного семейства Шеиных. О брате героя Цусимы, Василии Павловиче Шеине, видном государственном и православном деятеле, расстрелянном большевиками в 1922 году, – в следующей публикации.

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям