Орелстрой
Свежий номер №37(1241) 18 октября 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Послесловие к спектаклю

Формула развода

05.04.2014

Волна подготовки к юбилею нашего города постепенно накрывает все новые и новые объекты, касается различных сфер жизни, пробуждая надежду на самые приятные преобразования. Но появляются в связи с этим и некоторые неизбежные издержки, например, в театральной жизни: из-за капитального ремонта драмтеатр делит сцену со «Свободным пространством», да и оно, как говорят, скоро войдет в состояние длительной реконструкции. Поэтому каждое посещение мира, изначально разделенного на зрительный зал и сценические подмостки, сейчас особенно дорого и ценно, тем более когда в конце действа предполагается их слияние. Да-да, такое тоже бывает, нечасто, но весьма эффективно!

Об этом надо говорить

Речь идет об организованном в марте доцентом ОГУ С.Л. Барбашовым просмотре спектакля по пьесе А.М. Володина «С любимыми не расставайтесь» с последующим обменом мнениями между зрителями, актерами и режиссером Ларисой Леменковой.

Данные размышления ни в коей мере не претендуют на отзыв, рецензию или критическое эссе, которые были бы по крайней мере запоздавшими после 60-го показа. Это, скорее всего, желание откликнуться на крайне животрепещущий вопрос, который, уверена, будет небезразличен многим.

Довольно модно сейчас высказываться, беседовать, полемизировать о вызовах времени, о неожиданно возникающих препятствиях там, где вроде бы была чиста дорога: компьютеризация и детские психозы, техногенность и гиподинамия, изобилие и пресыщенность – имя им легион. А что делать с проблемами, которые, слегка переодеваясь, кочуют из эпохи в эпоху, так и не оставляя оптимистичной надежды на исчезновение? О них тоже надо говорить, их решение надо искать, из этой западни надо выбираться!

Речь идет о семейных взаимоотношениях, о личных драмах, о Любви и любви. Да, я не оговорилась: о Любви писали Шекспир и Петрарка, Тургенев и Толстой, Бунин и Пастернак, каждый по-своему, но неизменно утверждая ее великую силу, гордую красоту, творческую природу. А вот о любви, которой не хватило мужества дотянуться до заглавной буквы, вырасти до спасительной лестницы, оказаться животворным источником, рассказали молодые актеры театра «Свободное пространство».

Сохраняя интригу, не буду вдаваться в специфику многочисленных семейных историй, каждая из которых закончилась разводом, скажу лишь, что ни разница в образовании и статусе супругов, ни влияние извне, ни стаж семейной жизни не были решающими факторами разрыва.

Советское на постсоветском

Встречу после спектакля не сопровождал шквал вопросов, на показе преобладали студенты, очевидно, еще  не умудренные (не измученные, не обогащенные) опытом семейной жизни, режиссерские решения не стремились к модному авангарду, события были узнаваемыми, а герои проживали эпизоды на максимуме достоверности и искренности. И все же разговор зашел о том, насколько уместна советская драматургия на постсоветском пространстве, как современные зрители реагируют на незнакомые реалии.

Режиссер призналась, что реконструированная эпоха – один из способов воздействия: ностальгия у многих просыпается и от гимна СССР, и от позывных «Радионяни», и от винтажа в одежде и деталях быта. Конечно, времена, на которые пришлись детство, юность, молодость, обладают чарующим магнетизмом. Актеры же стояли за универсальность чувств во все времена. Действительно, боль, обида от календаря не зависят.

Заговорили мы и о штампе в паспорте, явлении, которое с помощью СМИ вскоре перейдет в разряд анахронизмов (говорю это без радости или отчаяния, лишь фиксируя факт). В советское же время это было знаком качества отношений, социальной маркировкой, а также способом манипуляции и инструментом наказания. Кстати, в пьесе Володина есть один очень показательный момент: подавляющее большинство инициаторов развода – мужчины, даже и пьющие, и загульные, и нереализованные, а не только обманутые и оскорбленные. Итак, советская женщина держалась за брак до последнего, муж все же был не обузой, а щитом, опорой, пусть зачастую и шаткой. Сейчас картина иная: самостоятельные женщины с легкостью избавляются от «балласта», как показывает статистика. Мужчины стремительно утрачивают как социальное, так и психологическое лидерство, быть может, не без воздействия внешних дестабилизирующих факторов. Ушла в небытие шутка о том, что после развода мужчина чувствует себя свободным, а женщина – брошенной.

Но вернемся к спектаклю. Все мы на обсуждении сошлись на мнении об эгоистической подоплеке семейных драм: не захотели уступать, не пошли навстречу, не смогли простить. И это объяснение было как бы даже и исчерпывающим. Но спустя время подступили и сомнения: а в чем следовало уступить? как увидеть путь, чтобы идти по нему вместе? за что, наконец, прощать? Вот в центральной истории муж (Сергей Козлов) из-за фантомной ревности не может простить жену (Елена Симонова) за ночное отсутствие – и проблемы наслаиваются, как снежный ком. Но так дело-то вовсе не в эгоизме, никто не тащит одеяло на себя, предательства ни с чьей стороны нет – все просто молчат, дуются и причиняют друг другу нестерпимую боль, как жестокие неразумные дети. И так до финала (спектакля, взаимоотношений, жизни)!

Не обретя языка любви

Мысленно прокручивая мизансцены, я билась над вопросом, как фанат кубика Рубика. И наконец-то догадалась. Ни тогда (ориентировочно 70-е годы ХХ века), ни теперь (на втором десятке нового тысячелетия) мы не обрели языка любви, того, на котором можно было бы объясняться. Не признаваться! Это худо-бедно получается у всякого, а вот именно общаться, говорить о себе, своих проблемах, мыслях, желаниях. (Простите меня, психологи, за вторжение на вашу территорию.) Я веду речь не о французской игривости или куртуазности, не о восточной эротической изысканности, а о способности просто произносить наедине слова, которые объясняли бы происходящее. Конфликта (и уж трагедии точно) не было, если бы Она сказала сразу, что заболталась с друзьями, не захотела разбивать компанию; Он, возможно, успокоился бы, услышав покаянное «прости». Но создалась уникальная по своей абсурдности и безвыходности ситуация: впервые поговорить между собой десяткам супругов удается только в зале суда перед социально-функциональным резонером (показательная роль Ларисы Леменковой), которая металлическим голосом учит взрослых людей уравновешенности, самостоятельности, ответственности.

Чужому человеку доверяется исповедь, которая более уместна была бы перед тем, кому обещались быть вместе «и в горести, и в радости». Радость израсходовалась быстро, а вот горести каждый пил в одиночку, смакуя, негодуя и молча обвиняя. Неслучайно самым информативным моментом спектакля становится танец, через пантомиму рассказывающий о жизни главных героев, их постоянном эмоциональном несовпадении, трагическом противостоянии.

 

Под гнетом невысказанных обид

Кстати, о позитиве (не о комизме; речь в конце концов о дидактической советской драматургии, смотри название пьесы), а именно о жизнелюбии. На сцене не было ни одного персонажа хотя бы с намеком на чувство юмора, то есть на альтернативную оценку действительности. И дело опять-таки не в анекдотах, залихватском хохоте или пустопорожнем хихиканье, а в способности разрядить обстановку, переключиться на бесконечное разнообразие мира чувств и эмоций. Но это было бы примитивно, нелогично, бесконфликтно. Для пьесы – да. А для жизни?

Однажды приехавшие на преддипломную практику студенты-словаки меня спросили: «Скажите, пожалуйста, почему у вас в маршрутках женщины едут с таким выражением лица: «Я только что убила своего мужа, если ты ко мне подойдешь, с тобой будет то же самоe»?» Мне было тогда не до смеха. Не до смеха мне и теперь, когда я в любое время дня и вечера оказываюсь в общественном транспорте, думая, какие невысказанные обиды гнетут всех этих мужчин и женщин, моих современников, моих земляков, не переживают ли они тот роковой этап взаимоотношений, который многократно размножили за стенами одного из самых красивых зданий нашего города нам в назидание и предостережение одиннадцать актеров.

Наталья Смоголь

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям