Орелстрой
Свежий номер №28(1232) 17 августа 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Специально для "ОВ"

Евгений Стычкин: «Чтобы нравиться барышням, надо играть злодеев!»

02.06.2015

Не так давно на Первом канале с успехом прошел многосерийный телевизионный фильм «Фарца». Как нам удалось узнать, продюсер картины Александр Цекало планирует снять еще как минимум три сезона. Работа начнется уже летом нынешнего года. Самого главного злодея – Максима Понтонова, который держит в страхе половину Москвы, – сыграл в «Фарце» Евгений Стычкин. У него богатая фильмография, да и биография тоже. У Стычкина четверо детей от предыдущих браков, со всеми он поддерживает хорошие отношения. А сейчас Евгений женат на актрисе Ольге Сутуловой (официально пара расписалась почти три года назад). Но начали мы нашу беседу все-таки с «Фарцы».

Злодей или хороший?

– Евгений, как мы знаем, планируется снимать продолжение сериала. Вы уже согласились принять участие в следующих сезонах?

– Честно скажу: мне об этом ничего пока неизвестно. Но если продюсеры захотят видеть меня во втором сезоне, и там будет место для моего героя, я с удовольствием соглашусь.

– Вам интересно было играть персонажа советских времен, отрицательного героя 60-х годов?

– Да, очень. Мне безумно нравится то время, я романтизирую его. Очень люблю про это читать, обожаю писателя Василия Аксенова. Мне кажется, что то время  невероятно крутое и интересное. Другое дело, что я бы, конечно, не хотел возврата в ту эпоху…

– Почему?

– Потому что, в то же время, она и очень страшная. Мы не можем даже себе представить то количество «подводных течений», ужасающих вещей, связанных с тоталитарной системой. Нищета, закрытость, безысходность... Да и проблем там было предостаточно. Но наша история немного о другом…

– В фильмах, где вы снимались, у вас по большей части положительные герои. А каково вам было играть злодея? И кого вам больше нравится играть?

– Вы знаете, больше нравится играть, когда хорошая драматургия, когда тебе не хочется переписывать диалоги, когда тебя окружают прекрасные партнеры, когда тебе интересно, когда есть о чем говорить с режиссером… А злодей ты или хороший – не имеет большого значения… Но, с другой стороны, чтобы нравиться барышням, надо играть, конечно, злодеев!

– То есть вы считаете, что барышням больше нравятся отрицательные персонажи?

– Естественно! А кому же интересны хорошие ребята? Я нравлюсь барышням исключительно когда плох!

– Что касается хороших сценариев, вы, видимо, как-то решили для себя эту проблему?

– Я просто решил, что больше не буду сниматься в том, что мне не нравится. Если мне не нравится сценарий, если мне неинтересно работать с конкретным режиссером. Я понял, что мне не заработать всех денег на свете. Но если я получу совсем немного, играя в театре и снимаясь в одном фильме в год, то мне этого все равно хватит, чтобы вся моя большая сложносочиненная семья была сыта. У нас небольшие запросы, а остальное может подождать. И вот буквально последние года полтора жизнь меня за это решение благодарит. У меня сейчас очень и очень много разных проектов, и все они безумно интересные. Но на данный момент я себе сделал паузу, чтобы заняться собой и детьми, чтобы немного подышать, отдохнуть…

 

О кино и суеверии

– В каких еще проектах вы заняты?

– Сейчас отсняли для канала ТНТ проект «Измены». Для Первого канала была четырехсерийная история «Москва – Питер». Для телеканала НТВ, думаю, уже смонтировали фильм «Игра-2» с моим участием. И на лето будет, видимо, два больших проекта.

– Не скажете какие?

– Пока нет. И это не из-за каких-то суеверий. Мы сейчас работаем в кино так, как это делают на Западе: мы связаны контрактами, условиями, договорами и так далее. И я не очень представляю, о чем я могу говорить, а о чем – нет. Иногда о чем-то рассказываешь, а это, оказывается, тайна, и потом тебе скажут, что ты все испортил, теперь это никто не будет смотреть, потому что все теперь знают, что убийца – фотограф.

– А вообще вы суеверный человек? У актеров есть свои приметы: нельзя, например, сценарий ронять. Как вы к этому относитесь?

– Совершенно не суеверный. Нет ни одной приметы, которую я бы соблюдал. Я не верю ни в актерские приметы, ни в общечеловеческие – поднимаю упавшие сценарии, перешагиваю через черных кошек... Что там еще нельзя делать? В общем, все это я постоянно нарушаю…

 

Об очень личном

– Вы сказали, что собираетесь отдохнуть. Как вы любите отдыхать? Будете с детьми в музеи ходить, в парки, в кино?

– Нужно получить за это время максимум разнообразной информации. Эмоциональной, например. Ходить в музеи, читать книги, смотреть кино, общаться. Потому что, когда работаешь, ты же делишься чем-то, что накопил: какими-то своими знаниями, умениями…

– Обычно жены могут ревновать к работе. Но у вас «киношная» семья, ваша жена – актриса. А вот дети не ревнуют вас к работе?

– Как мне кажется, ревности у них нет, они относятся к моей работе с пониманием и уважением. Во всяком случае, мне хочется так думать. Может быть, они расстраиваются, что я не уделяю им достаточного внимания. Наверное, они хотели бы, чтобы я проводил с ними больше времени…

– А никто из них не собирается пойти по вашим стопам?

– Старшая дочь Соня (ей сейчас 19 лет. – Прим. авт.) хотела в какой-то момент – училась актерскому мастерству и до сих пор думает о том, чтобы найти себя в кино или в театре. Но сейчас она получает серьезное тележурналистское образование. Это было ее решение после наших долгих с ней разговоров. Она поняла, что сейчас так будет правильнее. А потом, думаю, разберется: хочет она быть артисткой или нет.

– А вам бы хотелось вместе с ней сыграть в фильме или спектакле?

– Я сослагательное наклонение не очень люблю – как получится. Не будем загадывать.

– Вы строгий отец?

– В зависимости то того, во что я в этот момент играю. Мы же все равно все играем и в жизни какие-то роли. Если я в этот момент играю в строгого отца, то я могу быть строгим.

– Даже можете наказать?

– Да, я же строгий отец!

– А за плохие оценки ругаете?

– Пытаюсь договариваться. Я вообще демагог – много с детьми разговариваю.

– А в семейной жизни что для вас важно?

– Любовь, конечно.

– Вы советуетесь с супругой по поводу ролей? Смотрите ли фильмы друг друга, критикуете ли?

– Смотрим, критикуем, и, конечно, я с ней советуюсь. Я не могу сказать, что для принятия моего решения чье бы то ни было мнение имеет большое значение. Но, да, я советуюсь.

– А по какому поводу ссоритесь?

– Не скажу, это секрет.

– Каким вы себя представляете лет через двадцать?

– Не знаю. Сейчас все как-то довольно быстро меняется. В том числе и мои желания, и представления о том, куда бы я хотел направить свои умения, свою жизнь. Поэтому я бы не загадывал так далеко…

 

Биография

Евгений Александрович Стычкин

Родился

10 июня 1974 года в Москве.

Образование

Окончил английскую спецшколу №30 (№1276). Учился во ВГИКе (курс А.Б. Джигарханяна, А.Л. Филозова).

Карьера

С 1994 по 1995 год артист театра клоунады Терезы Дуровой. С 1995 года актер Театра Луны. На данный момент сотрудничает с театральной компанией С. Виноградова, Театром им. Моссовета, Театром «Школа современной пьесы», театром имени Евг. Вахтангова.

Семья

Был женат на пианистке Екатерине Сканави; отец четверых детей (сыновья – Алексей и Лев, дочери – Александра и Соня). Нынешняя жена – актриса Ольга Сутулова.

Награды

Лауреат премии «Чайка» в номинации «Прорыв»-2000 за роль Чаплина в спектакле «Чарли Ча» (2000). Приз за лучшую мужскую роль на кинофестивале «Виват, кино России!» в Санкт-Петербурге (2002, фильм «Апрель»). Лауреат премии «Beauty Cinema Awards» в номинации «Тор-характер» (2010).

Валерия Хващевская, фото Вадима Тараканова

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям