Орелстрой
Свежий номер №44(1246) 13 декабря 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Специально для "ОВ"

Евгений Агранович. Возвращение

09.11.2015

Евгений Агранович – фронтовик, поэт, прозаик, драматург, автор песен, вплоть до своих восьмидесяти лет был «пропавшим без вести в мирное время», «человеком «из скобок», «из сносок». История открытия его имени и творчества включена в энциклопедию «Пути и судьбы», составленную Б. Вишневской и Г. Смоляковой в 2014 году. Пока книга издавалась, эта история получила счастливое продолжение: вчера, в 97-й день рождения Евгения Аграновича, орловцы смогли поклониться его памяти адресно, у мемориальной доски на доме №2 по 4-й Курской улице.

Орел – литературный город. В XIX веке свою малую родину прославили Иван Тургенев, Леонид Андреев, Борис Зайцев, Афанасий Фет, Николай Лесков, Иван Бунин, Михаил Пришвин. Их золотые строки признаны всемирно, узнаваемы и любимы. Новые звучания поэтического слова в XX и XXI столетиях подарил нам Евгений Агранович.

Орел стал ему родиной дважды – активные боевые действия времен Гражданской войны не позволили его матери зарегистрировать рождение сына своевременно и «перенесли» эту дату ровно на один год, один месяц и один день вперед. Потому и 90-летних юбилеев было два. В день «первого», фактического, одна из звезд в созвездии Весов была названа именем Евгения Аграновича. А 14 ноября 2009 года Дмитрий Медведев, в то время президент Российской Федерации, лично поздравил его телеграммой такого содержания: «Разносторонне одаренный человек, фронтовик, Вы отразили в своем творчестве и суровую правду войны, и гармонию мирной жизни. Вам удалось добиться успеха на разных поприщах: в кинематографе, в литературе и изобразительном искусстве. Но особой известностью пользуются Ваши песни. Многие из них: «Я в весеннем лесу пил березовый сок…», «Вечный огонь» и другие – обрели всенародное признание».

Детские годы Гесуни – так дома звали Евгения – прошли на орловских улочках: 4-й Курской, Новосильской, Дзержинского (сейчас Покровской). В памяти одиннадцатилетнего мальчика остались трели трамвая и перезвон церковных колоколов, набережные Оки и Орлика, Левашова гора, здание Орловского централа, Банный мост. Куст белой сирени под окнами материнского дома, вишни в саду и калитка, выходившая к самой воде. Катание на лодке и первые мозоли от весел. Круглое с вафлями мороженое в зоопарке, где видел жирафа и обезьян. Походы в цирк и театр, после которых с братом Левой во дворе разыгрывали представления на самодельной арене из песка, что «с Оки тележкою возили». Но, главное, Орел пробудил в душе мальчика неутолимую жажду творчества – сам воздух, вся атмосфера вокруг него были пропитаны многозвучием удивительно красивых мелодий народных песен, поэзии. Женя все запоминал с одного касания, мог целыми страницами декламировать стихи.

В Москве начал писать сам. Рождались стихи и песни. Но одновременно с этим глаза, улыбка, голос и само творчество Евгения Аграновича все глубже уходили под страшную маску «неизвестного автора». Взыскательный творец писал только о том, что действительно волновало, и только так, как требовала совесть. Отсюда и результат: многие его песни пелись как народные, а имя не звучало, стихи ходили в списках, в самиздате, но не печатались, проза рождалась и оседала в столе – неудачник? По его же собственным словам – да, ибо из-за верности избранным принципам он не продвинулся нисколько ни в литфонды наши, ни в печать:

Я бы верил,

    что услышит завтра

Тот, кто нас не слышал

    до сих пор.

Только ведь неизданный –

    не автор,

Так же, как не пойманный –

    не вор…

И это длилось более полувека! А ведь Евгений Агранович с отличием окончил Литературный институт, стал таким же «мальчиком державы», как и его друзья, молодые поэты Борис Слуцкий, Михаил Львовский, Михаил Кульчицкий, Павел Коган, Борис Смоленский, Николай Майоров. С первых дней войны, как и они, ушел добровольцем на фронт. Доблестно воевал. Награжден боевыми орденами и медалями. Как очевидец и непосредственный участник сражений, Солдат и Поэт, писал о войне. Его стихи оказывались сильнее вражеских пуль и страха смерти, потому что вопреки аду кровавого, антигуманного сохраняли человеческое в человеке. Вселяли веру в победу – явно видимую и скрытую, духовную. Это стихи: «Раненый», «Первый в атаке», «После боя», «Старуха», «Пограничный капитан», «Моему поколению», «Контузия», «Мать», «Рядовой». Темы войны, внешней и внутренней, единоборства добра и зла навсегда остались для поэта главными. Жаль – не звучали его стихи с печатных страниц тогда, да и теперь не каждому доступны, слышны.

А вот песни Евгения Аграновича и слышала, и пела вся страна. Такие как «Одесса-мама» (1938), «Солдат из Алабамы» (1939), «Пыль» (1941), «Лина» (1942), «Вечный огонь» (1970). Первая написана в соавторстве с Борисом Смоленским, стихи ко второй – на музыку Стивена Фостера. Стихи Редьярда Киплинга «Boots» в переводе Ады Оношкович-Яцыны стали песней «Пыль» благодаря музыке Евгения Аграновича. С первых дней войны эта песня как строевая разлетелась по всем ротам, батальонам, дивизиям, фронтам. Чудесным образом предвосхитила встречу союзных войск на Эльбе, где зазвучала уже на двух языках. На мелодию танго, напетую молодым композитором Лифшицем, Агранович написал песню «Лина». В отличие от песни «Жди меня» на стихи Симонова она призывала в память о погибшем любимом найти среди уцелевших воинов отца для будущих детей. Обжигающие душу стихи Евгения Аграновича и суровая музыка Рафаила Хозака в фильме «Офицеры» стали незабываемой песней «Вечный огонь». Но и она, и вышеназванные многим помнятся как народные.

Нет в России такого человека, который бы не знал песню «Я в весеннем лесу пил березовый сок…». А ведь она тоже подарена нам Евгением Аграновичем. В 1956 году Марк Бернес должен был спеть ее в фильме Владимира Сухобокова «Ночной патруль». Но дирекция студии песню не приняла. Лишь в 1971 году она прозвучала в фильме Вениамина Дормана «Ошибка резидента» в исполнении Михаила Ножкина. Имена авторов песен в титрах значились, но что именно Агранович автор «Березового сока», понять было сложно. Текст этой песни, даже с нотами, был опубликован в 1972 году в туристском песеннике «Шагай с нами рядом». Позже, в 1996 году – в первом сборнике стихов Евгения Аграновича «Шапка на снегу». В нескольких журнальных публикациях. Но слушатели автором песни упорно считали Ножкина либо Есенина.

К сожалению, Агранович оказался «неизвестным» автором не только в этих случаях. На московской киностудии имени М. Горького он монопольно переводил песни в дубляжах в течение 15 лет. Практически все русские тексты песен, звучавших в дублированных фильмах 1950–1960-х годов: «Возраст любви», «Бродяга», «Уличная серенада», «Жених для Лауры», «Привидения в замке Шпессарт» и других (их было более 150-ти) – принадлежат его перу. Люди же просто наслаждались прекрасными стихами, озвученными Зиновием Гердтом в паузах между живыми голосами Лолиты Торрес или Раджа Капура. Снявшаяся во многих этих фильмах аргентинская актриса и певица Лолита Торрес, широко известная и любимая в СССР, с 1962 года приглашалась в нашу страну на гастроли 14 раз, бывала в Москве. По рассказам, ее восхищали авторские переводы Евгения Аграновича. На своей родине она не знала поэта, который мог бы шестью словами сказать о жизни двоих так много:

Наши судьбы – две дороги, Перекресток позади.

В сборнике песен «Поет Лолита Торрес», вышедшем в Москве в 1959 году, многие стихи с указанием имени Евгения Аграновича были представлены. Индийский фильм Раджа Капура с песенными куплетами Аграновича «Бродяга я…» за годы проката в нашей стране посмотрели более 63 миллионов зрителей. Но автор русского текста песен дублируемых картин известности так и не обрел.

Позже телезрители и радиослушатели наслаждались плодами работы Евгения Аграновича, так и не зная автора. Тексты песен для мультфильмов «Петя и Красная Шапочка», «Мурзилка на спутнике», «Василек» и других, песен для детского фильма «Тайна железной двери» по повести Юрия Томина «Шел по городу волшебник», текст к мультфильму «На краю тайны» были написаны Аграновичем. Он же явился автором всех стихотворных текстов для мультипликационного фильма «Сотворение мира», поставленного в Чехии по рисункам Жана Эффеля. Как сценарист Агранович работал над выпусками мультфильмов «Отважный Робин Гуд», «Наш друг Пишичитай», «Про белую розу, которая умела краснеть», «Добрый лес» и многих других, их около 30-ти. Был автором цикла радиопьес для детей «Школа вежливых наук». В фильме «Мария, Мирабела» песни на стихи Григория Виеру звучат в переводе Евгения Аграновича и Валентина Берестова.

Продолжение следует.

Марина Петухова

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям