Орелстрой
Свежий номер №40(1244) 15 ноября 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Весь мир - театр

Эссе на сцене

12.05.2014
Есть жанры, которых опасаются даже очень талантливые писатели. К таковым относится эссе. А эссе на сцене – каково?! Невероятную смелость проявил заслуженный артист России и потрясающе талантливый режиссер Валерий Симоненко, поставив на подмостках возглавляемого им муниципального театра «Русский стиль» им. М.М. Бахтина спектакль-эссе «…И плывет корабль…». Удивительная по своей выразительной точности и философской глубине работа была впервые представлена зрителям 25 апреля, в день 20-летия театра.
Спектакль со многими составляющими
О чем спектакль? Самый банальный и простой, казалось бы, вопрос в этом случае подразумевает пространный и вдумчивый ответ. Сюжетно описать эссеистическое произведение, как правило, нельзя, с помощью философских категорий – скучно. Тем более чему-чему, а скуке в этом произведении места нет. Так вот, спектакль о многом – о России и ее гениях, о любви, смерти и поиске смысла жизни, о муках, радостях и проклятых вопросах, которые задавали себе известнейшие русские писатели, наконец, о самом театре.
Такое многообразие поднимаемых тем нуждается в адекватном сценическом выражении: многослойность нового спектакля Валерия Симоненко, его обширная контекстуальность и интертекстуальность обусловлены и выбранным жанром, и поставленными художественными задачами.
В основе спектакля – рассказы Ивана Бунина («В ночном море», «Солнечный удар», «В Париже») – отдельные жизненные истории, когда-то описанные великим мастером. Но и сам мастер – на сцене. Он одновременно и наблюдает за созданными (а судя по происходящему на подмостках – только-только появляющимися в авторском воображении) персонажами, и размышляет о судьбах Родины, русской литературы, своей невыносимо тяжелой доле эмигранта, мучается бессмысленными попытками разгадать жизнь и преодолеть страх смерти, вспоминает о писателях – друзьях и недругах… 
И все они тоже здесь. Андреев, Горький, Лев Толстой, Блок, Есенин как будто плывут на том же корабле, что и Иван Алексеевич с героями его произведений, на корабле, ставшем главным символом и одновременно местом действия постановки, неким объединяющим началом. 
К этому грандиозному символу и его значению я еще вернусь. А пока еще немного об авторских находках в выстраивании сложнейшего текста так, что он становится понятен зрителю, и последний начинает сопереживать.
Действие в спектакле усиливается благодаря еще одной интересной идее режиссера. Задник сцены – экран, на который проецируются то прекрасные морские пейзажи, то кадры документальной хроники (они повествуют нам о жизни и смерти Льва Толстого, показывают выступление Максима Горького на I Всесоюзном съезде советских писателей и др.). Гении и пророки до- и постреволюционной России словно оживают перед нами, еще больше погружая в происходящее, подчеркивая его реалистичность и трагизм судеб человеческих на изломе эпох.
 
Режиссер vs писатель
Бунин – гениальный писатель. Но, как ни парадоксально, проза его невероятно сложна для постановки. Причем в первую очередь именно в силу ее художественной мощи. Описанное прекрасным русским слогом порой нелегко выразить сценическими средствами. Вычленяешь из бунинского текста диалоги – и все получается как-то уж больно скупо, исчезает ощущение света, легкости, полета, присущего текстам первоисточника. О чем-то похожем, помнится, говорил мне Валерий Симоненко в одной из бесед. Как же быть? Как режиссеру справиться с писателем, так чтобы никто, в том числе и зритель, не пострадал?
Симоненко – режиссер не просто высокопрофессиональный. Он оригинальный и в оригинальности своей безумно интересный. Он как бы играет с бунинским текстом, тонко и точно вводит сюжетные элементы, ничуть не оскорбляющие первоисточник, но делающие спектакль живее, динамичнее, драматичнее. И вот уже персонажи знаменитого «Солнечного удара» недовольны своим заранее предрешенным уделом, и Иван Алексеевич, словно добрый волшебник, разрешает им самим переписать собственные судьбы. Этой перекличкой с Пиранделло (пьеса «Шесть персонажей в поисках автора», 1921 г.) режиссер как будто напоминает нам, что мы находимся в театральном пространстве, что главенствует в нем игра, что реальное очень тесно переплетается с вымыслом, а значит, на сцене почти все возможно.
 
Точное воплощение
Точно реализуют режиссерские идеи спектакля и актеры, занятые в нем. Два старика, один из которых двадцать три года назад стал обманутым мужем, а второй – обманувшим возлюбленным, с которым сбежала жена первого, встречаются на корабле. Две прекрасные, хотя вроде совсем небольшие роли ведущих актеров «Русского стиля» – заслуженного артиста России Сергея Фетисова и Александра Липова. Размышления их персонажей о бренности сущего, прожитой жизни и смерти сразу задают тон спектакля и ставят главные его вопросы: как быть, если в мире все зыбко, как спастись и можно ли спастись, если так любишь жизнь, но придется умирать.
Не менее органичны в своих ролях Светлана Гнездилова, Александр Галуцких, Инна Севостьянова, Владимир Верижников («Солнечный удар»), Ольга Тищенко и Александр Столяров («В Париже»).
Наконец, Бунин (Евгений Безрукавый). Восхитительный образ, созданный Евгением Гавриловичем. Образ совершенно не одномерный. Его Бунин, бесспорно, гений. И, так же бесспорно, обычный живой человек. В один момент он – творец, загорающийся очередной идеей и думающий лишь о ее воплощении, в другой – простой смертный, терзаемый страхами, в третий – беспощадный критик эпохи, в четвертый – высокомерный и даже – как так?! – завистливый писатель, тоскующий о том, что не добился признания в родной стране. Все эти оттенки настроений, резко и порой кардинально меняющегося мироощущения Безрукавый передает так, словно в эти минуты пишет на сцене дневник собственной жизни, свое настолько ему понятное эссе. Глубина личности актера позволяет ему так точно постичь сложную, многогранную личность гениального автора «Окаянных дней».
Волей создателя спектакля оказавшись на одном корабле со своими персонажами, современниками, учителями, соперниками, Бунин (конечно, тоже персонаж, только несколько иного порядка), являясь очевидцем происходящих на сцене событий, для зрителя становится их пристрастным свидетелем. Судьба его книг, России, русских эмигрантов, умирающих гениев, его самого – все это образно показано в спектакле. И обо всем этом вслух размышляет великий писатель на сцене-палубе, как будто вписывая ремарки в пьесу.
 
Русский ковчег
Корабль – единое сценическое пространство спектакля. Корабль – аллегория, имеющая множество смыслов. Это и лайнер из фильма Феллини «И корабль плывет…», тонущий, олицетворяющий гибель всей мировой культуры в хаосе войны. Это и «философский пароход», отправлявший лучших представителей русской культуры прочь из родных краев, в эмиграцию. Это и загадочный корабль, где встречаются прошлое и будущее, реальность и вымысел – сама Россия с ее сложной, порой трагической судьбой, с ее великой культурой. Штиль сменяется штормом, легкий бриз – диким ураганом, но корабль плывет. В этом светлом, жизнеутверждающем мотиве – основной пафос спектакля. И его сила.
Ведь так, вопреки страшным невзгодам, войнам и иным бедам из века в век выстаивает Россия, назло революциям, репрессиям продолжается русская литература. Так, то страдая, то радуясь, ищет ответы на важнейшие вопросы бытия неприкаянная человеческая душа.
 
Ольга Шевлякова
 
Справка «ОВ»
Эссе (по определению БСЭ) – прозаическое сочинение небольшого объема и свободной композиции, выражающее индивидуальные впечатления и соображения по конкретному поводу или вопросу и заведомо не претендующее на определяющую или исчерпывающую трактовку предмета. Как правило, эссе предполагает новое, субъективно окрашенное слово о чем-либо и может иметь философский, историко-биографический, публицистический, литературно-критический, научно-популярный или чисто беллетристический характер.

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям