Орелстрой
Свежий номер №40(1244) 15 ноября 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Культурная среда

Эмоции – «дети» театра

09.07.2013

«Непорочный брак» – спектакль Орловского театра «Свободное пространство» по пьесе польского классика Тадеуша Ружевича в постановке режиссера Гжегоша Мрувчиньского из Варшавы – был удостоен Гран-при на IV Международном фестивале камерных и моноспектаклей LUDY.

Преамбула

Событие для орловских театралов радостное. Но все-таки хочется обратить внимание на те интересные проекты, которые привезли в Орел наши гости. Выбрал единственно близкий для себя критерий: эмоциональное воздействие. Согласитесь, эмоции, сопровождаемые слезами или смехом, – родные «дети» театра.

Сталинизм и гитлеризм без прикрас

Руководствуясь этим критерием, мое сердце вручило Гран-при художественному руководителю московского театра «У Никитских ворот» Марку Розовскому за инсценировку, режиссуру и сценографию спектакля «Все течет. Жизнь и судьба» по одноименным романам Василия Гроссмана.

Два монолога двух женщин, ставших жертвами голодомора и холокоста XX века. Две (из миллионов) человеческие судьбы, растоптанные политическими режимами тиранов. Две актрисы: Маргарита Рассказова (колхозная активистка, свидетельница гибели голодающих крестьян) и Райна Праудина (еврейка из гетто, ожидающая расстрела). Две звезды, под которыми сидят, исповедально общаясь со зрителями, исполнительницы: пятиконечная советская и шестиконечная звезда Давида, которую нашивали себе на одежду в оккупированных зонах евреи. Два знака эпохи, породившей двух тиранов: Сталина и Гитлера.

Негромкие голоса. Выстраданные душою интонации актрис. Скупые жесты и мимика. Но… слезы сами собой наворачиваются на глаза от этой актерской негромкости и скупости пластики. Живые люди из прошлого века, перенесшие жестокие страдания и смерть, не выученный гроссмановский текст произносят, а говорят с нами на высочайшем уровне трагедийного посыла о самом больном и незабываемом. От этого становится горько и страшно. И мысль приходит единственная: нельзя нам, живущим сегодня, допустить повторения кровавых уроков прошлого. Она пронизывает весь спектакль и стучится в сердце каждого человека, открытое добру и состраданию. Не случайно именно эта постановка москвичей была отмечена призом Орловского отделения Союза театральных деятелей России, а также получила приз молодежного жюри и приз зрительских симпатий.

Женщины удивительны, прекрасны…

   Тремя призами за лучшую женскую роль наградило жюри трех разных, непохожих друг на друга, но единых в своей незаурядной талантливости артисток. Одна из них – Ольга Хорева из Москвы.

Московский театр «Школа драматического искусства» познакомил нас со спектаклем режиссера Владимира Берзина «Аглая. Несуществующая глава романа Ф.М. Достоевского «Идиот». Семь таких «глав» написал знаковый драматург сегодняшних дней Владимир Клименко (Клим), взяв на себя сложнейшую задачу: исходя из текста романа, как бы продолжить и чуть переосмыслить судьбы наших любимых и давно знакомых героев. Аглая среди них – самая загадочная и непредсказуемая (по Достоевскому и Климу).

Она одна-одинешень-ка на сцене, в длинном черном платье, с аскетичными чертами лица, максималистка, интроверт, трепетная душа – Аглая Ольги Хоревой. Не знаешь, чего от нее ждать: то ли иронии, то ли слез, то ли сумасшедшего поступка.

Если бы существовал прибор, который смог бы измерить градус эмоций, наполненность внутренней жизни Аглаи, ее боль и отчаяние, ее нервные вскрики и драматические паузы, этот прибор лопнул бы от перенапряжения. Уровень актерской самоотдачи Ольги Хоревой вызвал у меня (к собственному изумлению) почти мистический трепет. Исполнительница запредельно слилась со своей героиней. Это нечасто видишь на сцене, а потому и сердце болит. И эта боль благотворна, без нее тоже нет настоящего театрального искусства. Театр как будто приставил к сценической Аглае увеличительное стекло, а за ним можно разглядеть лицо нежное, и гримасу, почти уродливую, и состояние истовой жертвенности, и бесшабашное отношение к собственной личной судьбе. Климовский текст «переплавился» в актрисе, и этот «сплав» подарил мне Аглаю, рядом с которой тоже хочется плакать от сострадания.

Второй лауреат номинации «За лучшую женскую роль» – заслуженная артистка России Галина Репная из Пензенского областного драматического театра имени А.В. Луначарского. «Оскар и Розовая Дама» по пьесе Э. Шмитта – моноспектакль о десятилетнем мальчике Оскаре, умирающем от рака, и его чудесном друге – немолодой женщине, помогающей скрасить страдальцу последние дни его жизни. Не буду вдаваться в перипетии этого известного мелодраматического сюжета. Скажу только, что Галине Репной выпала нелегкая задача жить на сцене в двух ипостасях: Оскара и Розовой Дамы. И эта жизнь вызывала огромное зрительское доверие, потому что артистка не допустила в своем двуедином монологе ни единой фальшивой нотки.

Вместе с режиссером, заслуженным деятелем искусств Бурятии Юрием Александровым, Галина Репная выверила каждый жест и шаг, каждую мизансцену таким образом, чтобы избежать дешевых мелодраматических эффектов. Она играет – как дышит: легко, без напряжения, открытым сердцем, с душевной чистотой. Что и подкупает.

Это первый моноспектакль в долголетней истории театральной Пензы. Не каждый актер решится выходить на сцену один. Труднейший вид театрального искусства. Артистка Галина Репная (как и другие ее талантливые коллеги в монопроектах) совершает будничный актерский подвиг и даже не задумывается об этом.

Мои поздравления и третьему призеру в данной номинации – молодой тульской актрисе Полине Шатохиной, сыгравшей Викторию в спектакле по пьесе А. Червинского «Счастье мое» (режиссер Дмитрий Краснов). В таких вот девчонок, как Вика, и я влюблялся в свои 20 лет. В чистых, искренних, открытых душою. Получил в наши дни радостный и неожиданный «привет» из далекой юности.

Казусы концептуальности

Господи, их в нашей повседневности тьма- тьмущая. Один из таких казусов явил на фестивале артист из Екатеринбурга Александр Фукалов (приз в номинации «Лучшая мужская роль») в спектакле по пьесе французского драматурга Жана Мужено «Казус Послера» (режиссер Елена Лукманова). Его Лектор, лукаво-ироничный и простодушный, обаятельный, провокационный, в течение часа блистательно общался со зрителями, раскрывая изломы арт-концептуализма, с помощью которых почти плагиат или вообще ничто превращается в сомнительный факт искусства и даже имеет свою рыночную цену, как это случилось с художником-«авангардистом» Филиппом Послером и его апологетами. Бессмертная сказка о голом короле незримо присутствовала на сцене и зале. 

Смех и грусть здесь не разошлись, а соединились в чудесном альянсе.

«Ласточка» прилетела

Фестиваль закрылся спектаклем «Ласточка» варшавского театра «Рампа» по рассказу И.С. Тургенева «Живые мощи», режиссер Жанна Герасимова. Поэтика тургеневского текста ожила, благодаря артисткам Бригиде Туровска-Шимчак (больная Лукерья) и Роксане Викалюк (Дух Лукерьи). Несмотря на некоторые длинноты действия, постановка эта подкупает эмоциональной наполненностью актерского дуэта и редко исполняемыми сегодня старославянскими песнопениями, с их помощью глубже ощущаешь музыку тургеневской прозы.

Краткий итог

В моно- и камерных спектаклях разных городов и стран не было того, что неприемлемо в театре: отчужденности от зрителей. Режиссеры, артисты, сценографы делали все, чтобы привлечь к себе людские сердца. Мое было «завоевано» именно этими спектаклями, пробудившими и тревожные, и светлые чувства. За что спасибо фестивалю.

Виктор Евграфов, фото Анастасии Богдашовой

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям