Орелстрой
Свежий номер №40(1244) 15 ноября 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Магия искусства

Екатерина Гусарова: «О самом главном»

27.03.2012

Приближаясь к этому величественному белому зданию, возле которого по вечерам стоят толпы людей, жаждущих скорее окунуться в волшебный мир театра, я понимала, что сейчас увижу его с непривычной для обычного зрителя стороны. В фойе служебного входа Орловского государственного академического театра им. И.С. Тургенева атмосфера уже не так торжественна, как за огромными окнами парадного входа. Зато загадочна и необыкновенна. Она сулит открытия и знакомство с новыми героями – теми, которых можно встретить лишь в театральном закулисье, актерами, сбросившими маски персонажей.

И вот уже я следую за Сильвией из спектакля «Два веронца»... а, быть может, за Кэрол из «Темной истории»… или все же за Кларой Милич из постановки «Любви прекрасная звезда». И вместе с той самой Сильвией-Кэрол-Кларой – актрисой ОГАТ им. Тургенева Екатериной Гусаровой оказываюсь в уютной гримерке, где за чашечкой кофе мы начинаем беседу.

Актриса из семьи педагогов

– Екатерина, когда вы впервые прикоснулись к театральному искусству?

– С профессиональным театром я встретилась 30 июня 2001 года. Именно в этот день  меня зачислили в Санкт-Петербургскую государственную академию театрального искусства на курс заслуженного деятеля искусств России Бориса Голубицкого.

 Но вот момент, когда я встретилась со сценой самый первый раз, вспомнить не могу. Совсем недавно перебирала свои детские фотографии – в первом классе я уже танцую, наряженная в какой-то костюм. Мне кажется, вся моя жизнь проходила частично на сцене: танцы, драмкружки... Я даже не знаю, когда меня осенила мысль стать актрисой, – как будто всегда так было. Окончив школу, я поступила в институт искусств, совершенно не зная, как этому мастерству обучают, к каким преподавателям идти. Руководствовалась в выборе, наверное, только убеждением, что все талантливые люди идут туда. После полугода учебы я узнала о наборе на курс актерского мастерства при нашем академическом театре и, недолго думая, отправилась поступать.

– Не приходилось жалеть о выборе специальности?

– Конечно, нет.  Я занимаюсь любимым делом. Этому многие могут позавидовать.  Даже все трудности нашей актерской жизни не в счет.

– Ваша семья как-то связана с театром?

– Я выросла в семье педагогов. Но это не важно. Главное – поддержка. Когда я решила уйти из ОГИИК, сказала маме: «Что-то не то, надо что-то менять». Она сначала была в шоке, потом поддержала меня. Бегала со мной на кастинги, прослушивания, неустанно колдуя над моими нарядами, волнуясь, не замерзла ли я, сыта ли. Очень трогательно. Я безмерно признательна родителям.

Жизнь после эйфории

– Оказавшись по ту сторону сцены, вы изменили свое представление о театре?

– Похоже, для этого и существует учеба на театральном курсе. Поступая сюда, все думают: «Вау! Театр! Искусство! Сцена! Кино! Я звезда!». Это бред. В отличие от многих, за время обучения в институте искусств я уже успела немного понять, что все гораздо прозаичнее. Эйфория проходит, и начинается труд. Актерская «ломка». Справиться с ней помогала находчивость нашего учителя Бориса Голубицкого. Он придумал каждый семестр начинать работу с какого-нибудь девиза. К примеру, на первом курсе нужно было найти себя, ответив на вопрос: «Кто я есть?». Бывает ведь, что маленький и лысый, несмотря ни на что, очень хочет играть Гамлета и не понимает, почему ему не дают эту роль. Задача педагогов – не просто сказать начинающему актеру: «Ты не такой», а помочь самостоятельно дойти до этого понимания.

Словом, мифы о театре существуют, но постепенно рассеиваются. Кто-то не выдерживает «ломку», уходя порой с первого курса, кто-то задерживается дольше.

– А когда вы были только на пути знакомства с профессией, кто являлся вашим кумиром?

– Майя Плисецкая – вот кем я восхищаюсь. А в актерстве, хотя это, может, звучит банально, у меня вообще нет кумиров. Я даже не знаю, как это – подражать. Есть роли, которые бы я хотела сыграть, и я знаю, что это мои роли. Актеров-кумиров у меня нет.

Правила игры

– С какими еще трудностями актерской профессии вы сталкивались?

– С материальными, конечно. Я считаю, у нас непростительно низкие зарплаты. На эти деньги жить нельзя. Остро стоит проблема жилья – съемная квартира обходится очень дорого. Я за то, чтобы любой труд оценивался по достоинству. Многие коллеги согласятся со мной. Нам часто приходится слышать: «Ну ты же актер, а не грузчик». Обидно. Ведь порой на сцене мы физически выкладываемся так, что разгрузить вагон по сравнению с этим – пустяк. Радует только то, что потом затраченная энергия возвращается из зала. И это бесценно.

– Сейчас, уже имея хороший актерский опыт, вы бы сыграли что-то из своего раннего репертуара по-другому?

– Когда мы учились, мастер говорил: «Вот сегодня ты играешь спектакль, и завтра у тебя тот же в расписании. Но не может быть двух одинаковых спектаклей: сегодня ты сыграл так, а завтра иначе». Никто из нас тогда не понимал, как это. Но оказалось, сыграть одинаково два раза подряд, действительно, нельзя. Свои ранние роли я бы глубже разобрала, наверное, именно с точки зрения игры.

Источник вдохновения

–  Что для вас является источником вдохновения?

– До сих пор не могу этого понять. Кто-то говорит: «Вот я влюбился и стал писать стихи», других трагедия заставляет глубже мыслить. Я не знаю... Наверное, главный источник все-таки труд. Если трудишься, то вдохновение рано или поздно к себе притянешь. Все время работаешь и ждешь, когда же тебя осенит. Иногда перед премьерой режиссер волосы рвет на голове: «Ну где же оно, то самое, важное?». И ты думаешь: «Ну где же, правда…». А потом тебя буквально  озаряет. В этот момент все шестеренки замыкаются и начинают работать. Как это происходит, я не знаю.

Знаю только одно – у каждой роли есть тема. На это мне раскрыла глаза народная артистка РФ Екатерина Карпова. Как исполнитель я должна нести предложенную ролью проблему. А есть еще такая штука, как тема актрисы. И здесь уже в моей власти, даже если режиссер против, изображать то, что я хочу передать лично. Актриса нашего театра Елена Полянская, которой я восхищаюсь, называет это «болевой точкой». Наверное, так более понятно. У каждого актера она должна быть. Это может быть тема детей, мужчин, матери и т.д. Без этой штуки в театре делать нечего. Когда знаешь свое «больное место», знаешь, что заставляет тебя смеяться и плакать, и когда режиссер надавливает туда в нужный момент, все получается. Я не знаю точно, что такое вдохновение, но знаю, что, не вкладывая личные эмоции и переживания, сыграть хорошо трудно.

– Если бы перед вами стоял выбор: актерство или семья, на чем бы остановились?

– Я ждала этого вопроса, была почти уверена, что он прозвучит... Если бы пару лет назад мне его задали, я бы ответила: «Конечно, театр». Но теперь скажу, это семья. Просто идет время, ты получаешь определенный опыт, начинаешь ценить вещи, на которые раньше не обращал внимания. Сейчас главными вещами в своей жизни я считаю семью и любовь.

Беседовала Кристина Марсакова

Биография

Екатерина Гусарова – актриса ОГАТ им. И.С. Тургенева .

Родилась:

в 1983 г. в Орле.

Образование:

В 2000 г. окончила школу №29 г. Орла, тогда же поступила в Орловский государственный институт культуры и искусств.

 В 2001 г. покинула ОГИИК,  поступив в Санкт-Петербургскую государственную академию театрального искусства. (Руководитель актерского курса – заслуженный деятель искусств России Б.Н. Голубицкий.)

Работа:

В 2003 г. зачислена в театральную труппу Орловского государственного академического театра им. И.С. Тургенева, где трудится по сей день.

В 2008 г. преподавала у студентов на курсе Б.Н. Голубицкого в течение полутора лет.

В 2011 г. пробовала себя в качестве постановщика.

Награды:

В 2007 г. стала лауреатом Тургеневской премии.

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям