Орелстрой
Свежий номер №19(1223) 7 июня 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Специально для "ОВ"

Егор Бероев: «Смысл жизни – быть счастливым»

18.08.2015

Егор Бероев стал знаменит десять лет назад – после выхода на экраны фильма Джаника Файзиева «Турецкий гамбит», где он блестяще сыграл Эраста Фандорина. А всего на его счету около полусотни фильмов и сериалов, в доброй половине из которых у него главные роли. Да еще около двух десятков театральных ролей. Два раза Бероев участвовал в шоу «Ледниковый период», и оба раза ему достались завидные партнерши: олимпийские чемпионки Екатерина Гордеева и Татьяна Навка. А супругу Егора – актрису Ксению Алферову – телезрители недавно видели в проекте «Танцы со звездами». Так что они не только потомственная актерская, но еще и спортивная семья. Воспитывают восьмилетнюю дочь Евдокию и еще находят время и силы для помощи чужим детям – подопечным своего благотворительного фонда «Я есть». Об этом и многом другом – в интервью с артистом.

Счастье – это…

– Егор, в этом году в российский прокат уже вышли два фильма с вашим участием – «Территория» и «Счастье – это…». По-вашему, что такое счастье?

– Счастье – это, наверное, быть кому-то нужным. Наверное, потому, что я снимаюсь в серьезных фильмах, мне часто задают вопрос о том, есть ли у меня цель в жизни, в чем я вижу смысл жизни. И у меня на этот, казалось бы, сложный вопрос есть простой ответ: смысл жизни – быть счастливым.

– Тогда скажите, что нужно человеку для счастья?

– На этот вопрос вряд ли можно ответить определенно. Люди-то ведь разные, и каждому для этого нужно что-то свое.

– Ну а вам лично что нужно для счастья?

– В разное время – разное. В какой-то момент это семья, а когда-то это добро. Когда-то это солнце, а когда-то это быть рядом с мамой. Счастье не может длиться долго – это какое-то яркое мгновение восторга.

 

Без дублера

– Перед премьерой фильма «Территория» вы сказали, что это были для вас довольно экстремальные съемки…

– Ну, честно говоря, мне не привыкать к экстремальным съемкам. Я могу даже сказать, что у меня почти вся работа такая. У меня за четыре года было три сотрясения мозга, полученных в процессе работы.

– Ничего себе! Вы почему себя не бережете?

– Я стараюсь себя беречь, но не всегда это получается. Нас сценаристы и режиссеры запихивают в такие ситуации, в которых всякое может случиться. Мы очень часто сами исполняем драки, делаем какие-то прыжки и другие трюки. Это нормально.

– Насколько я знаю, вы предпочитаете работать без дублеров. Это правда?

– В основном – да. Просто мне это интересно. Ну и мне кажется, так честнее, правдивее. И выгоднее для всех. Зрители же любят на такие вещи смотреть... Я вот на съемках фильма «Если любишь – прости» (картина шла на Первом канале минувшей весной. – Прим. авт.) с третьего этажа прыгал… Интересная картина, хороший актерский состав – я работал там вместе с Любовью Толкалиной, Светланой Ивановой… Так вот, мой герой в фильме выпрыгивает из окна. Я решил эту сцену сделать сам, без каскадера. Прыжок был на подушки. Все получилось с первого дубля… Конечно, когда дело касается каких-то очень сложных вещей, продюсеры не разрешают мне исполнять трюки самому. Они настаивают, я упрашиваю. Ну и порой поддаюсь на эти уговоры.

 

Работа и семья

– Известно, что вы в семь лет вышли на театральную сцену… Помните, как это было?

– Да, конечно… Я стеснялся, конечно, немного боялся. Я выходил на сцену с бабушкой и мамой (мама – актриса Елена Бероева, бабушка – актриса Эльвира Бруновская. – Прим. авт.), и от этого мне было довольно комфортно. Это был спектакль «Пчелка», который шел в театре имени Моссовета.

– И какие после этого остались воспоминания?

– Очень хорошие. Сцена тебя потом не отпускает. Если ты один раз вдохнешь особый запах кулис, ощутишь свет софитов – все, ты уже там навсегда...

– Вы с супругой Ксенией обсуждаете дома работу?

– Да, конечно. У нас нет такого табу, что дома мы про работу не говорим. Мы же в этом находимся постоянно, это большая часть нашей жизни, мы болеем этим – как же нам это не обсуждать?

– Ксения недавно участвовала в проекте «Танцы со звездами». Вы болели за нее?

– Конечно! Смотрел все выпуски – или в эфире или, если по каким-то причинам не получилось, в записи. Обсуждали и все удачные моменты, и все ошибки…

– Советы, наверное, давали?

– Так, немного подсказывал – по выбору прически, по музыке... Она сама постоянно меня спрашивала, все время о чем-то советовалась... Но у нас так принято, мы любое дело так обсуждаем – на то мы муж и жена.

– Она не жаловалась вам, что тяжело?

– Да тут и без жалоб видно было, что очень уставала. Там же тренировки по пять-шесть часов в день, а потом Ксения ехала в Белый дом – она там заседает в совете по социальным и попечительским делам. У супруги кипучая общественная жизнь, наряду с актерской.

– На семью время остается?

– Как-то выкраивает.

– Но уж сейчас-то, когда «Танцы со звездами» закончились, наверное, и времени свободного у нее стало больше?

– Ну, я бы так не сказал. Потому что только один проект закончится – тут же начинается другой. Съемки, спектакли... Это часть нашей актерской жизни.

– А на каких проектах вы сейчас заняты?

– У меня только что начались съемки нового фильма, скоро уеду в экспедицию в Кострому. Но подробностей я вам рассказать не могу – и так уже лишнюю информацию выдал.

 

«Я есть»

– Егор, известно, что вы с Ксенией занимаетесь благотворительностью, у вас есть фонд поддержки детей с особенностями развития «Я есть». Наверное, общаться с такими детьми морально тяжело?

– Да, у нас дети особенные – с синдромом Дауна, аутизмом, ДЦП. Но у меня общение с ними не вызывает никакого чувства содрогания. От разговоров с ними сердце наполняется счастьем. Я люблю этих детей, я их знаю, я верю в них. Некоторые, правда, приходят в ужас: «Ой-ой-ой, не знаю, как с ними общаться!» Да как с обычными людьми. Не бояться – подходить, здороваться, гладить по голове. Среди наших друзей тоже есть те, у кого дети с синдромом Дауна, с аутизмом. Они приходят к нам домой, мы с ними играем, вместе куда-то ездим. И это нормально, в этом нет ничего сверхъестественного.

– Вы как-то говорили, что ваша дочь Евдокия дружит с ребятами из фонда…

– Да, дружит. Всех знает по именам, общается с ними. И очень радуется, когда мы ее берем с собой на мероприятия, связанные с благотворительностью.

– Вы всегда ее берете?

– Нет, всегда не получается. У нее график сложный, как и у большинства современных детей, и суббота – единственный выходной. Но когда все же удается совместить время мероприятия и ее свободное время, она очень этому радуется. И у нее есть там свои друзья – Полина, Маша, Кирюша, она с ними играет.

 

Строгий папа

– Вы сказали, что у дочки сложный график. Чем она занимается? Изучает актерское мастерство?

– Нет, ни в коем случае! Ее занятия – спорт, музыка. Как и у всех детей ее возраста. Я хотел, чтобы она научилась работать, научилась труду. Чтобы понимала: чтобы что-то получилось, нужно приложить усилия. Иметь такие навыки – это очень важно для жизни. Человек должен понимать, что для того, чтобы жить в нашем обществе – нужно уметь отдавать что-то этому обществу, нужно уметь работать.

– Современным детям усвоить такие навыки довольно сложно. Сейчас же практически все можно получить просто так, без особого труда...

– Вы совершенно правы. Поэтому мы именно на это и делаем упор. На то, чтобы человек ориентировался на труд.

– Вы строгий папа?

– Да, я очень строгий.

– Наказываете дочь?

– Нет, не наказываю. Я строгий не в смысле наказаний, а в смысле дисциплины. Наказывать я не умею.

– Вы как-то странно отреагировали на вопрос про актерское мастерство. Не хотите, чтобы у дочери была та же профессия, что и у вас с Ксенией?

– Давайте скажем так: я не буду на этом настаивать. Пусть она выберет свой путь, свою профессию сама. А кем она станет – покажет время...

 

Кстати

Егор Бероев родился 9 октября 1977 года в Москве.

Валерия Хващевская, фото Вадима Тараканова

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям