Орелстрой
Свежий номер №24(1228) 19 июля 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Файлы памяти

Его именем названа улица Орла

16.05.2017
 15 апреля 1977 года исполком Орловского городского Совета депутатов трудящихся переименовал улицу Больничную в улицу имени Сурена Шаумяна – первого начальника Орловской бронетанковой школы им. М.Ф. Фрунзе (текущий архив горсовета, решение №216 от 15 апреля 1977 года. Летопись города Орла, 1980 г., стр. 244).
 
Первая в стране танковая школа
Конец 20-х – начало 30-х годов ХХ века. Учитывая международную обстановку, в целях укрепления обороноспособности страны советское правительство считает необходимым создавать танковые войска и воспитывать кадры командиров-танкистов. Орлу выпала честь стать городом, в котором появилась первая в стране танковая школа. По тем временам здесь имелась прекрасная материально-техническая база: сохранился построенный еще в XIX веке комплекс зданий бывшего кадетского корпуса. В нем и разместились прибывшие в Орел в сентябре 1925 года курсанты Иваново-Вознесенской пехотной школы.
В июле 1930 года, когда школа отбывала лагерный сбор, был получен приказ: «Краснознаменная Иваново-Вознесенская пехотная школа переименовывается в Орловскую бронетанковую школу имени М.В. Фрунзе». В июле 1931-го в жизни школы произошло знаменательное событие. По мобилизации ЦК ВКП(б) в Орел на учебу было прислано 800 коммунистов. С приходом этого пополнения школа превратилась в мощную боевую единицу.
Первый начальник школы С.С. Шаумян использовал все имеющиеся у него возможности для решения поставленных перед ним задач. Сохранилась служебная записка Сурена Шаумяна, адресованная старому приятелю В.Н. Селицкому, работавшему тогда референтом в секретариате Сталина. Вот ее содержание: «Виктор! Т.к. таких документов на имя вождя бывает много и (этот) вряд ли дойдет до него, пожалуйста, передайте (его) лично. (Он) имеет ту ценность, что речь идет о спецнаборе – 800 коммунистах, присланных в школу по партмобилизации, согласно решению ЦК, по предложению самого хозяина. Черканите вообще, а в частности о том, передали ли документ по назначению. Привет. Сурен. 7.VII.31 г.». Документ, как известно, был доставлен по назначению.
В школе наряду с технической подготовкой очень большое внимание уделялось политико-воспитательной работе. Значительную роль играла комсомольская организация, во главе которой стоял Артем Иванович Микоян, впоследствии известный советский авиаконструктор, дважды Герой Социалистического труда.
1 сентября 1931 года состоялся первый выпуск командиров-танкистов. Вот как об этом событии сообщалось в приказе по школе: «Сегодня школа проводит первый выпуск курсантов третьего курса на должности командиров машин и мотомехчасти. Товарищи выпускники! Перед вами стоит теперь нелегкая задача: применить полученные знания на практике. Вам нужно совершенствовать в себе лучшие качества командира – волю, инициативу, дерзость, решительность».
Памятной вехой в истории школы был 1932 год. Красная Армия получила от Орловской бронетанковой школы 935 командиров.
Семья. Истоки
Большую помощь С.С. Шаумяну во многом оказывала его жена Евгения Розанова. Евгения Николаевна была женщиной образованной, истинным идеологическим работником, большой общественницей, красавицей и любящей супругой. Благодаря ей многое делалось для ликвидации безграмотности, была организована работа женсовета, созданы образцовый детский сад, художественная самодеятельность.
Сурен Шаумян был сыном известного в свое время государственного и партийного деятеля, одного из 26 бакинских комиссаров, участника трех российских революций, активного борца за советскую власть в Закавказье Степана Георгиевича Шаумяна. Детские и юношеские годы Сурена прошли в атмосфере уважения к русской культуре и литературе, в борьбе отца за идеалы добра и справедливости. Рано приобщившись к революционной и общественной жизни, получив хорошее политехническое образование, Сурен Степанович посвящает себя военной карьере, созданию и укреплению молодой Красной Армии.
Интересно, что Степан Шаумян был не только революционером и политиком, но и блестящим знатоком литературы и искусства. В его статьях и письмах часто встречаются ссылки на произведения Пушкина и Шекспира, Толстого и Шиллера, Герцена и Гете, Горького и Чехова, Короленко и Тургенева. С особой любовью и с глубоким знанием дела писал Шаумян о революционерах-демократах: Белинском, Добролюбове, Чернышевском, об основоположнике пролетарской литературы Максиме Горьком.
Вот строчки из его письма к сыну: «... Открытку твою, дорогой Сурик, получил. Ходите ли в театр? Это необходимо, дети. Все, что будет ставиться из классиков… по крайней мере, нужно видеть Шекспира, Шиллера, Ибсена, Островского, оперы все и т.д. Новые пьесы по совету знающих». Это было написано в феврале 1917 года в саратовской тюрьме.
Любимый командир
Отец оказал огромное влияние на формирование личности сына. Один из знавших Сурена Шаумяна бывших курсантов Орловской танковой школы рассказывал: «Это был человек невероятно кипучей деятельности, чрезвычайно талантливый и чрезвычайно простой. Он всех покорял своим обаянием и удивительной скромностью. Но вместе с тем он был железным руководителем, одним из выдающихся командиров Красной Армии. Сам в совершенстве владел сложной военной техникой. Первый танк для школы по улицам Орла с вокзала он вел сам».
«Это был молодой человек с небольшой черной бородкой, с приятным открытым взглядом живых глаз, выше среднего роста, с двумя ромбами в петлицах военной гимнастерки. Внешность Сурена Степановича, его мягкий, спокойный голос, товарищеский тон вызывали у нас к нему доверие и уважение», – такой портрет Шаумяна сохранила нам память очевидца.
В годы Гражданской войны Шаумян находился в действующей армии. За освобождение Орловской области от деникинцев награжден орденом Красного Знамени. Было ему в то время всего 17 лет.
Майор запаса Молоснов в своих воспоминаниях, датированных 1969 годом, пишет: «Мы, курсанты, любили и уважали начальника школы – молодого, с орденом Красного Знамени. Для меня он был, как бы сказать, идеалом военного. Он не был груб, как многие. Был требователен и справедлив, а в свободное от службы время становился просто старшим товарищем. Часто заходил в классы. Никогда мы его не видели сердитым – он умел скрывать свои чувства. За это мы любили его как человека и начальника».
В начале 1973 года я познакомилась с Владимиром Михайловичем Невструевым, в прошлом старейшим работником Орловского райисполкома. Он мне рассказал о своих встречах с Суреном Шаумяном. И не только рассказал, но и оставил небольшие воспоминания. Привожу их дословно. «Бывают в нашей жизни встречи с людьми, которые остаются памятными на всю жизнь. Такой была и моя встреча с Суреном Шаумяном. В 30-х годах я состоял на должности заместителя Орловского райисполкома. Однажды в мой кабинет вошел высокий стройный командир и просил его принять по служебному долгу. Пришедший товарищ произвел на меня сильное чарующее впечатление. Черные волосы с загорелым лицом, культурный вид и приятный тембр голоса – все это вместе со строгой военной выправкой требовало внимательного отношения к посетителю. Вошедший представился. «Прошу оказать мне помощь в подборе и отводе земельного участка на территории Орловского района для организации школьного танкодрома». Вопрос был серьезный, требовал решения его не кабинетным путем, а с выездом на территорию района. В течение летнего периода нам неоднократно приходилось встречаться не только в райисполкоме, но и в поле и в училище. Чувствовалось, как сильно любили курсанты своего начальника, и он их взаимно. Хороший след оставил он как у курсантов, так и у всех знающих его, в том числе и у меня. В.М. Невструев, 19 февраля 1973 года».
После Шаумяна
К сожалению, Сурен Шаумян прожил очень мало лет (1902–1936).
В июле 1936-го за отличную подготовку командиров танкистов школа была награждена грамотой и Красным Знаменем. В 1937 году специальным приказом народного комиссара обороны школа была переименована в Орловское бронетанковое училище. Выпускники его сражались на Халхин-Голе, на полях Испании и на Карельском перешейке... Трудно назвать какие-либо сражения Великой Отечественной войны, где бы не принимали участие его выпускники. Немало их воевало и под Орлом в 1941-м и особенно в 1943 году. Из стен училища вышло 115 Героев Советского Союза, свыше 60 генералов.
Ушел в историю XX век, совсем мало осталось в живых питомцев Орловского танкового, но память о нем продолжает жить в названии улиц, в мемориальных досках, в музейных экспонатах. Сохранились три мемориальные доски, посвященные памяти С.С. Шаумяна. «В этом месте с 1930-го по 1941 год находилось Орловское ордена Ленина Краснознаменное бронетанковое училище им. М.В. Фрунзе. Первым начальником училища был Сурен Шаумян» – улица Октябрьская, 47. Доска установлена в 1972 году. «В этом доме с 1928-го по 1932 год жил Сурен Степанович Шаумян, герой Гражданской войны, первый начальник и комиссар Орловской танковой школы» – улица Гуртьева, 19. Установлена в 1980 году. «Улица названа в честь героя Гражданской войны, первого начальника Орловской танковой школы Сурена Степановича Шаумяна» – улица Шаумяна, 17. Доска установлена в 1982 году.
Памятником Шаумяну был народный музей истории Орловского танкового училища, который успешно действовал с 1973-го по 2011 год. В 2011-м совет ветеранов училища и совет народного музея пришли к выводу, что целесообразно в целях лучшего сохранения материалов передать все, что было собрано за долгие годы, для дальнейшего хранения и экспонирования государству в областной краеведческий музей. Нет сомнения, что воссоздание в полном объеме экспозиции, издание книги о первой в стране Орловской танковой школе, а затем бронетанковом училище было бы достойным вкладом в историю Орла.
Нина Кирилловская

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям