Орелстрой
Свежий номер №44(1246) 13 декабря 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Культурная среда

Дворянское гнездо: капитуляция или возрождение?

15.02.2014

Как грустно, что дом на Дворянском гнезде, этот символ и бренд Орла, сегодня, накануне 450-летия города, ничем не отличается по виду от печальной зарисовки Ивана Бунина в автобиографической «Жизни Арсеньева», где пришедшим на берег Орлика героям предстал «давно не обитаемый дом с полуразвалившимися трубами, в которых уже вили гнезда галки». Пожалуй, нынешнее зрелище дома Калитиных еще безотрадней. Ничего от поэтических развалин. Мерзость запустения.

На родном пепелище

В 2006 году, когда наконец-то из дома переселили жильцов, поспешили снять с него обшивку, дабы выяснить степень изношенности стен. Бревна оказались целехоньки, перспектива реставрации памятника – вполне реальной. Однако прошел год, второй, третий, скоро уже десять лет пройдет, как опустевший дом отдан на волю дождям и ветрам, строение стремительно разрушается, а желанного возрождения не видно. Памятник гибнет на глазах.

Автор этих строк хранит документы за три десятка лет: от градоначальников, их замов и прочих – ответы на запросы, просьбы, воззвания общественности сохранить для потомков дом Калитиных на Дворянском гнезде, уникальный памятник народной любви к Тургеневу.

Проходят перед мысленным взором лица почтенных чиновников, слышатся их речи с уверениями, что они понимают значение памятника и полны решимости привести его в достойный вид. Но всегда чего-то недоставало: то документа о прописке в этом доме тургеневской героини Лизы Калитиной, то ясности в актах о собственности, и, конечно, прежде всего, не было средств на восстановление дома.

В чем тут загвоздка, в чем лукавство? Невольно зарождается мысль, что все аргументы «против» появляются лишь для того, чтобы злосчастная «халабуда», как изволил назвать дом Калитиных один народный избранник, рухнет сама собой под ударами стихий. И вырастет тут еще одна девяти- или двенадцатиэтажка или супермаркет. Выгода немалая.

Постоянно звучали (да и звучат) возражения поборникам спасения памятника: «Дом стопроцентно изношен, тут нечего больше спасать». Но разве не вы сами, господа, довели его до такого состояния своим небрежением и нежеланием понять его смысл и значение?

Дым Отечества

По правде говоря, в этом памятнике нет ничего, как теперь выражаются, пафосного. «Как, – вопрошал один чиновник, – губернаторский прокурор (то есть Калитин. – Прим. автора.) не мог построить себе ничего более внушительного?» Приходилось не раз слышать разочарованный ропот архитекторов: «Дом Калитиных с архитектурной точки зрения ничего собой не представляет». Так оно и есть: дом как дом, типичная постройка XIX века. В подобном доме, например, в юности встречались в Москве молодые поэты, друзья – Афанасий Фет, Яков Полонский и Аполлон Григорьев. Потом с нежностью вспоминали каждый уголок, дорогие вещицы – свидетели целой эпохи в их жизни.

Дом Калитиных, построенный для полковницы М.И. Оберг, представляет собой типичный образец городской усадебной застройки середины XIX века: дом «классического стиля с большими окнами», с мезонином, откуда спускается крытый тамбур, придающий своеобразие дворовому фасаду. Вокруг – флигель и дворовые службы, ныне не существующие. Местоположение усадьбы завидное: с высокого берега реки открывается сказочный вид на заорлицкие дали.

Известно, что усадьба на высоком берегу Орлика уже в 1840-е годы привлекла внимание горожан: отсюда ушла в монастырь юная Евдокия Коротнева (в монашестве Макария). Некоторое время этот участок принадлежал семейству Соколовых. Орловскому краеведу Л.В. Ивановой удалось установить, что представительница этой семьи Александра Соколова также приняла постриг – под именем Антонии. Обе прославили Орловский Введенский монастырь, одна – молитвенным подвигом, другая – образцовым устроением обители. По свидетельству современников, автор романа «Дворянское гнездо» хорошо знал эти истории и связь действующих лиц с усадьбой на берегу Орлика, а с Соколовой он даже был знаком лично.

Подтвердилась и легенда о том, что Иван Тургенев бывал на Дворянском гнезде в свои приезды в Орел. С 1859 года в усадебном доме жил с семьей его старинный приятель и сосед Африкан Васильевич Сафонов. Потомок его, ныне живущий в Петербурге, подтвердил эту связь: до войны в доме хранились письма Тургенева, к сожалению, пропавшие во время блокады.

Итак, легенда обрела реальные основания. Орловцы и те, кто знал историю Дворянского гнезда, с особым чувством приходили сюда. Было здесь нечто, что трогало душу, не давало забыть этот уголок.

Да, несомненно, здесь один из наших истоков. Невольно спрашиваешь себя, какой магией сумел писатель соединить в пространстве небольшого романа образ Родины и отчего дома, судьбы нескольких поколений русских людей, музыку любви и мелодию женственности. Чуткому сердцу видно, что «сквозит и тайно светит» в неброской красоте старой усадьбы над Орликом.

И плавали, плавали

милые тени

В волшебности ваших

изысканных слов.

И мнилось: чуть слышно

дрожали ступени

Под легкостью

Лизиных тихих шагов.

Так писал орловский поэт, обращаясь к Константину Бальмонту, посетившему дом Калитиных в апреле 1917 года и посвятившему заветному уголку несколько стихотворных шедевров. Но, может быть, те образы, те звуки уже не внятны нашему времени? Увы, их не взвесишь, не измеришь и не конвертируешь в валюту. О них вдруг вспоминаешь в час настоящих испытаний, когда душе нужна живая вода истинного слова.

Пока не поздно

Кажется, довольно сказано о том, что Орлу доверена честь великая: хранить материальную память о большом поэте, о его героях, о тех, кто стоял у истоков его творений. Окажется ли, наконец, город на высоте миссии, доверенной ему историей?

К счастью, здесь всегда оставались замечательные люди – ревнители отечественной культуры, те, кто ничего не забудет, докопается до истины, попытается возродить забытое. На протяжении XX века они неустанно ставили вопрос о мемориализации Дворянского гнезда.

Беда нашей общественности не в ее слабости, а в разрозненности сил. Инициативу по «склейке» взял на себя Михаил Вдовин, народный депутат и неравнодушный человек, первый на моей памяти общественность услышавший, создавший Попечительский совет по возрождению Дворянского гнезда, поставивший реальные цели. Под бдительным оком Совета подготовлен проект реставрации дома, Совет же выработал концепцию обустройства Дворянского гнезда и его функционирования.

Каким же мы хотим видеть Дворянское гнездо? Конечно, красивейшим местом в Орле. Сад Калитиных должен воплотить черты идеального тургеневского сада – здесь найдет место свойственная творчеству писателя гармония, почти забытая в наш бурный век.

Ясно, что в доме и в усадьбе должна жить память о его обитателях, о тургеневском романе и о всех тех, кто стоял у его истоков, кто осознал его уникальность и сумел выразить ее. В этом смысле речь идет о музее одного романа. Но это должен быть живой музей. Дом и усадьба в целом будут жить по законам дворянского гнезда – в его ритмах, согласно его календарю, его традициям. Зимой – классы, катанья с гор, по вечерам – рукоделье, семейное чтение, музицирование, по праздникам – театральные затеи и маскарады, летом – сад и огород, катанье на лодках. При желании любой человек, вместе с детьми, может принять участие в этом действе, погрузиться «в волны давно ушедшей жизни». Вот что мы понимаем, в данном случае, под термином «живой музей». Что это? Экзотика, еще одно реалити-шоу? Попытка возрождения? Сказано, нельзя войти в одну воду дважды. Но ведь можно, по крайней мере, приблизиться к быту, традициям дворянского гнезда – явления, которое теперь справедливо считают колыбелью русской культуры.

Назовем наш проект «Музей-театр» или «Школа Дворянского гнезда». Переводя на канцелярский язык, мы определили бы этот замысел как форму культурно-образовательного учреждения, где могли бы приложить свои силы и известные мастера, и талантливая молодежь – выпускники музейных, театральных факультетов, специалисты ландшафтного дизайна, флористы и т.п.

Представляется, что такая ожившая усадьба станет подлинной жемчужиной «квартала литературных музеев», дополнит и завершит его. Но нужны еще немалые усилия, чтобы добиться на базе его создания историко-культурного мемориального заповедника. Что качественно изменило бы положение Орла как одного из привлекательных российских центров, позволило бы представить город подлинно «третьей литературной столицей» нашего Отечества. Вот неотложная задача. Пока еще можно спасти дом Калитиных. Пока еще есть время до юбилея города, и власти имеют возможность проявить политическую волю, а наши меценаты – благородство. Пока еще мы можем сделать что-то действительно значимое к 200-летию Тургенева – «одного из самых прекрасных героев русской литературы».

Людмила Балыкова, председатель Тургеневского общества

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям