Орелстрой
Свежий номер №44(1245) 06 декабря 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Взгляд в прошлое

Дворяне Карповы – знакомые семьи Тургеневых

11.09.2014

Знаменитый  русский писатель Иван Сергеевич Тургенев в течение всей своей плодотворной жизни успел познакомиться (как шапочно, так и достаточно близко) со множеством интересных или  совсем незначительных личностей из самых разных слоев российского общества. Некоторые из них были соседями по имениям его родителей. Вот об одном из таких семейств с очень распространенной на Орловщине дворянской фамилией Карповы и пойдет далее речь.

«Провинциальные нигилисты»

Известный тургеневед Николай Чернов называл их «провинциальными нигилистами» и говорил, что «в Мценске и Орле они пользовались скандальной известностью». Впрочем, на самом ли деле они были скандалистами, или людская молва сделала их таковыми –  об этом история умалчивает. А пока несколько слов скажу о старинном роде дворян Карповых.  Приводимую ниже информацию   я почерпнул в протоколах Орловского дворянского депутатского собрания за 1827, 1830, 1851 и 1866 годы, когда  на его заседаниях рассматривались дела о дворянстве представителей этого семейства.

Оказалось, что предок Карповых,  Федор Афанасьевич, имел поместье в деревне Булгаковой и в пустошах Абакумовской и Каравиенки Калужского уезда. За верную службу  царь Михаил Федорович Романов своей грамотой от 17 января 1622 года  пожаловал ему это поместье площадью 120 четей (четь – 0,5 десятины) в вотчину. На всякий случай объясню разницу: поместье как земельное владение давалось за службу и могло быть отобрано с ее прекращением, а вотчина –  это наследственное земельное владение.

Кроме калужского имения уже через два года за Федором Афанасьевичем Карповым значилось поместье и в Болховском уезде – «…пустошь, что была деревня Вязовая», в котором насчитывалась 201 десятина земли (в том числе – 67 десятин пашни). Потомки  Ф.А. Карпова продолжали верно служить царям:  сын, Андрей Федорович, – «на коне с саблею», внуки, Андрей Андреевич и Иван Андреевич, числились по «московскому списку». И потому понемногу  увеличивались в размерах  карповские земельные владения:  в XIX веке их площадь приблизилась к тысяче десятин.

Деревня же Вязовая Болховского уезда после постройки в ней Андреем Ивановичем Карповым Богородице-Владимирского храма превратилась в село (в большинстве  документов оно называлось Вязилки), рядом с  которым была выстроена Карповыми усадьба.

Почетный смотритель Болховского училища

После смерти братьев Андрея и Ивана Карповых их имение в 1805 году перешло по наследству к правнуку основателя рода – Дмитрию Ивановичу Карпову. В 1806 году он числился коллежским асессором, и ему принадлежало и в селе Вязилки и в близлежащем сельце Каменка (Болховского уезда) 525 крепостных крестьян. Кроме того усадьбу и помещичий дом обслуживало 76 его дворовых людей. То есть, вопреки мнению некоторых  тургеневедов  о небольшом богатстве Карповых, это семейство в начале XIX века обладало очень приличным состоянием. Правда, за десять последующих лет количество крепостных и дворовых  людей, принадлежавших Дмитрию Ивановичу, заметно уменьшилось – до 432 душ в 1815 году, что говорит   или  о не слишком умелой хозяйственной деятельности, или о каких-то иных проблемах.

Вполне возможно, что в молодые годы  Дмитрий Карпов мало  внимания уделял хозяйству по причине занятости на службе, военной и статской. К 1832 году он получил чин надворного советника (седьмой в «Табели о рангах»), а к 1838 году – уже и коллежского советника (шестой в «Табели о рангах», что соответствовало званию полковника в армии). Кроме того, Дмитрий Иванович Карпов, несколько лет занимая должность «Почетного смотрителя Болховского уездного училища», вложил в его благоустройство более 40 000 рублей. За такое значительное пожертвование он  22 марта 1835 года «Всемилостивейше был пожалован Кавалером ордена Святого Владимира 4-й степени». Орден орденом, но затраты Дмитрий Иванович понес солидные.

Если же к этим расходам приплюсовать ежегодные балы и праздники, которые проводились в имении Карповых по инициативе  супруги хозяина, Марии Михайловны (урожденной Шишкиной), и увлечение самого Дмитрия Ивановича картами, то, наверное, можно понять причины некоторого «усыхания» полученного наследства.

Между тем, семья у Дмитрия Ивановича и Марии Михайловны была большая: шестеро детей (Николай, Елизавета, Аркадий, Павел, Наталья, Сергей), на воспитание и образование которых требовались немалые средства. А семейная жизнь родителей дала вначале трещину, а потом и вовсе пошла под откос – они развелись.

«Пена на квасу…»

Но, несмотря на пересуды соседей о Карповых, Варвара Петровна Тургенева, у которой у самой не все ладно было в семье, выделяла среди соседок по имениям именно Марию Михайловну Карпову – как равную, образованную собеседницу, переписывалась с ней, а иногда опекала ее детей. К примеру, старший из сыновей Карповых, Николай (по прозвищу «Мягкий»), жил у Тургеневых в Москве и, по всей видимости, обучался у их домашних наставников. Впоследствии Николай Карпов закончил Московский университет, увлекался  литературой и любил рассуждать о ней.

В эпоху  появления  романа «Отцы и дети» Николая  и второго по старшинству брата, Аркадия, Карповых в орловской провинции часто сравнивали с Кирсановыми, персонажами  этого популярного тургеневского произведения. Как раз  тогда  в Третье отделение собственной Его Императорского Величества канцелярии поступил доклад «О распространении нигилизма между молодежью и дамами в Орловской губернии», в котором сообщалось о Николае Карпове. Якобы он первым в Орле провел идею о нигилизме.   Николай и Аркадий Карповы считались «союзниками Чернышевского» и активно (в меру своего понимания)  пропагандировали на Орловщине прогрессивные взгляды. Впрочем, впоследствии они очень быстро от этих взглядов отказались, став ярыми критиками нигилизма.

Иван Сергеевич Тургенев хорошо знал обоих братьев и достаточно точно оценил их «духовные» метания: «… Все наши так называемые направления – словно пена на квасу: смотришь – вся поверхность покрыта, а там и ничего нет, и след простыл».

Старший из двух братьев-нигилистов, Николай Дмитриевич Карпов, в истории русской литературы известен также дружбой с нашим поэтом-земляком Алексеем Апухтиным. Когда в 1873 году Карпов скоропостижно скончался, то его товарищ откликнулся на эту смерть стихотворением «Памяти Н.Д. Карпова».  Я процитирую из него два четверостишия:

Полвека прожил ты,

    но каждый день милей

Казалась жизнь тебе, –

    ты до конца был молод.

Как не было седин

    на голове твоей,

Так сердца твоего

    не тронул жизни холод.

Мне так дика, чужда

    твоей кончины весть,

Так долго об руку с тобой

    я шел на свете,

Что, вылив из души

    невольно строки эти,

Я все еще хочу тебе же их

    прочесть!

Отставной поручик Аркадий  Дмитриевич Карпов прожил еще меньше брата  и умер в 40 лет, оставив вдовой жену с пятью несовершеннолетними детьми (младшему, Дмитрию, шел только пятый год).

Полковнику, однако, пишут

Стоит сказать, конечно, и о самом младшем из братьев Карповых – Сергее, которого Иван Сергеевич  Тургенев также хорошо знал  и изредка писал ему письма. Сергей Дмитриевич  был известен как журналист и литератор (в 1875 году  составил «Начальный курс географии»).  Начав со службы статской, он стал профессиональным военным,  участвовал в русско-турецкой войне 1877-1878 годов, дослужился до полковника. Однако  Сергея Дмитриевича, как   и старших братьев, ждал ранний печальный конец: тяжело заболев, он был помещен в психиатрическую лечебницу, где и умер.

И, наконец, несколько слов о сестрах Карповых. Старшую, Елизавету, 1822 года рождения, Варвара Петровна Тургенева метила себе в невестки (знала, что сын Иван какое-то время был влюблен в нее),  но – не срослось. Елизавета Дмитриевна впоследствии вышла замуж за помещика Николая Никитича Шеншина, жившего в селе Ближнее Волково, неподалеку от Мценска, стала образцовой матерью и замечательной хозяйкой.

Младшая сестра, Наталья Карпова, связала свою судьбу с выходцем из западных российских губерний Александром  Нилусом, сыном генерал-майора. От этого брака родился в 1862 году  всемирно известный ныне религиозный писатель Сергей Нилус. Но это – уже отдельная история.

Вот такие они были – знакомые семейства Тургеневых, калужские и болховские дворяне Карповы.

Еще об одном представителе этого рода – орловском городском голове Дмитрии Аркадьевиче Карпове – в следующем очерке.

Александр Полынкин

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям