Орелстрой
Свежий номер №44(1245) 06 декабря 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Специально для "ОВ"

Дмитрий Нагиев: «Вообще-то я не даю интервью»

03.12.2013

Дмитрий Нагиев вот уже несколько лет живет… в самолете. Он курсирует между разными странами и городами с провокационным спектаклем «Кыся» режиссера Льва Рахлина, в котором играет главную роль – кота-донжуана. Сегодня утром Нагиев прилетел из Америки, и вот он уже в студии шоу Первого канала «Голос» – готовится к выходу. Новость о том, что «Голос» опять вышел по рейтингам на первое место, Дмитрию уже сообщили...

Ненадуманный образ

– Дмитрий, вы знаете, что те люди, которые обсуждают ваш имидж, мучаются в догадках: образ, который вы создаете на экране, – это вы или не вы?

– Я мало чем отличаюсь от других, пытающихся делать карьеру на этом поприще. Это никакой не образ – это я сам. Любой образ, не подкрепленный реальной личностью, рассыпался бы за пятнадцать минут в пух и прах. Надуманный образ – как шелуха, суть должна быть какая-то.

– То есть, вы не играете. Вы на самом деле такой, каким вас видит зритель?

– Я не играю. Просто я не выпускаю на сцене какую-то свою сентиментальность мне свойственную, но я такой, какой есть… Когда-то в детстве я придумал себе, что я настоящий мужчина. Не мужик (ненавижу это слово), мужчина. И я всю жизнь пытаюсь тащить это.

– Это весьма брутальная миссия...

– Помимо брутальности, это еще должно быть неглупо.

 

Седьмое место в мире по агрессии

– Кроме «Кыси», какие у вас еще есть театральные проекты?

– Изначально их было четыре, но на сегодняшний день осталась только «Кыся». Предыдущие тоже были проектами-долгожителями. Наш «Эротикон» по «Декамерону» Бокаччо прожил семь с половиной лет – до разрыва мозга был смешной спектакль. «Территория», наоборот, грустнейший спектакль. Но народ не хотел в свой уикенд смотреть грустные вещи, а мы не привыкли вкладывать деньги в рекламу – были сильно разбалованы «Кысей», когда все билеты раскупались в течение часа. Спектакль «Территория» существовал два года, и мы его закрыли… Хотя, может быть, это был мой лучший спектакль…

– Как вы думаете, почему у людей сейчас такая потребность в так называемом легком жанре – ситкомах, шоу, комедиях? Эта тенденция заметна только в России?

– Это заметно во всем мире, а в России – тем более. Мы настолько напичканы фильмами-драмами: в психбольнице героиню вырвало – и она тут же убирает за собой, или мальчик впервые встречает своего отца – и сразу тонет, а отец спивается… И эти фильмы берут призы… Девяносто семь процентов нашего кинематографа – это ленты о войне, девяносто шесть процентов из которых – просто плохие. Или же это дешевые сериалы «Убийцы», «Убийцы-17», «Улицы разбитых голов-54»...

А Россия, между тем, занимает седьмое место в мире по агрессии и стоит между Сомали и Ираком. Мы единственная «белая» страна, которая вошла в тридцатку наиболее агрессивных. Поэтому россияне больше, чем кто-либо, нуждаются в юморе – мы достаточно настрадались. Другое дело – качество нашего юмора: сценического, театрального или телевизионного... Но это отдельный разговор...

 

«Не могу отличить сериалы друг от друга»

– К слову о качестве наших сериалов… Писатель Андрей Кивинов получил премию «ТЭФИ» за сценарий к сериалу «Улицы разбитых фонарей», который вы, кажется, упомянули…

– И абсолютно заслуженно, надо заметить, получил. Потому что он и его коллеги – первопроходцы, первооткрыватели жанра. Кажется, пятнадцать лет назад они стартовали? И «Улицы разбитых фонарей», и первые сезоны Каменской – это высококачественные продукты. А сейчас, когда включаю телевизор, я даже не могу отличить сериалы друг от друга – так же, как и голоса на эстраде. Все это какая-то трудноразличимая масса. Кстати, а для какого издания мы делаем это интервью? Я вообще-то обычно не даю интервью!

– Хорошо, что я не знала! А как вы относитесь к российским ситкомам и комедийным фильмам?

– Ситкомы – наша гордость. В них вкладывают большие деньги – кстати, гораздо большие, чем в сериалы. Еще в них добавляются душа, мастерство и профессионализм. И я могу перечислить несколько российских ситкомов, которые могли бы быть достаточно конкурентоспособными, если бы не одно «но». В свое время был ситком «Моя прекрасная няня». Сейчас идут рейтинговые «Интерны», «Реальные пацаны», «Кухня», и юмор там достаточно тонкого уровня. Но проблема в том, что, к сожалению, это юмор «про нас», и обойти социальщину невозможно...

 

О загруженности на работе

– А как вам работается в шоу «Голос»? Вы получаете удовольствие от программы?

– Тяжело работается, потому что много людей «проходит» непосредственно через меня. Если наставники могут себе позволить с кем-то не общаться – их же четверо, то я пообщался с каждым из ста шестидесяти, включая их окружение. Через меня, мои глаза, мои слова, мой мозг прошло порядка трехсот человек. А это не просто…

– Вы сканируете для себя, что за человек перед вами?

– Мне достаточно первого впечатления – все происходит в первые секунды. А дальше я либо выдаю что-то из своих штампов, либо пытаюсь пропустить через себя. Когда успеваю, смотрю программу уже дома, как правило, из-за своей занятости попадая к самому концу. Смотрю и получаю удовольствие. И когда мне звонят радостные руководители канала и говорят, что цифры по «Голосу» опять «убили» страну, – это приятно. Пускай хоть маленькая капля в этом успехе, но моя.

– Какой вид спорта помогает вам держать себя в такой хорошей физической форме?

– Никакой. Уже год не могу добраться до спортзала. Мой съемочный день начинается в 8.30 – и пока я доезжаю по московским пробкам до дома… Это катастрофа! Я экономлю на спорте и на своих близких, с которыми общаюсь лишь во сне.

– Но вы же знаете, ради чего вы это делаете?

– Не забывай свои корни и помни, откуда ты родом. Я никогда не забываю, что мой папа из Средней Азии, а я сейчас даю интервью как ведущий самой популярной передачи в стране и самого рейтингового шоу в мире. Доля в пятьдесят семь процентов за последние десять лет была только у сюжета с инаугурации Обамы. Так вот, наверное, это и помогает мне придумать, ради чего я это делаю. Хотя, если серьезно рассуждать, сложно дать себе отчет, к чему все-таки эта гонка...

– Дмитрий, а как вы отдыхаете?

– Тупик! Вообще! Мне Юлий Гусман говорит: «Ты сдохнешь!» Если я покажу вам свой график, вы будете плакать: из 365 дней – 340 съемочные. Поэтому пока никак не отдыхаю. Меня так долго не снимали и ничего обо мне не писали, что я и сейчас боюсь «вылететь». Такого давно уже не было, чтобы я просто лежал на пляже две недели и отдыхал. Сейчас кажется – вообще этого не было никогда… Но «куй железо, пока горячо!» Вот я и кую!

Биография

Дмитрий Владимирович Нагиев – российский и украинский актер, режиссер, музыкант, поэт, шоумен, теле- и радиоведущий.

Родился:

4 апреля 1967 года в Ленинграде.

Работа:

В 1991 году окончил ЛГИТМИК (Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии), где занимался в актерской мастерской B.B. Петрова. Постоянный прищур у Нагиева остался после перенесенного паралича лицевого нерва.

Работал во Франкфурте-на-Майне в театре «Время».

Трудился ведущим на «Радио-Модерн», где четыре раза признавался лучшим радиоведущим страны.

В 1997 году Дмитрий Нагиев в петербургском дансинг-холле «Континент» сделал авторское шоу. Затем появлялся на телевидении, где вел программы «Телекомпакт», «Однажды вечером», «Бремя денег», ток-шоу «Окна».

В 2011 году совместно с Натальей Андрейченко вел реалити-шоу «Мама в законе» на телеканале «Перец».

В 2012 году снимался в юмористическом сериале «Кухня» (роль владельца ресторана «Клод Монэ»).

В 2012–2013 годах ведет проект «Голос» и участвует в сериале «Два отца и два сына». 

Марина Левина, фото Вадима Тараканова

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям