Орелстрой
Свежий номер №19(1223) 7 июня 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Весь мир - театр

День рождения философа

02.12.2015

Когда рождается поэт – зажигаются новые звезды. Когда рождается философ – светила плачут, чтобы, омывшись слезами, сиять еще ярче. Жизнь мыслителя – всегда путь сквозь тернии к озарению.

«Что в имени тебе моем…»

Так обычно пишут в словарях: философ, культуролог, теоретик европейской культуры и искусства Михаил Михайлович Бахтин (1895–1975)… Маленький дефис между годами словно концентрирует все свершившееся и свершенное. Муниципальный театр «Русский стиль», носящий имя этого удивительного человека, нашего земляка с нелегкой судьбой и многогранным талантом, в противовес всем энциклопедиям и официальным биографиям рассказал не об исторической личности – о человеке.

Михаил Михайлович лично в день рождения, 17 ноября (неважно какого года), поведал о своей жизни и судьбе со сцены. Многое звучало смелым вызовом и укором эпохе, многое читалось между строк. Проникновенный – именно такой эпитет более всего подходит спектаклю «Мой Бахтин» (по пьесе А. и К. Смородиных). И сразу становится ясен смысл неприметного вроде бы названия. Режиссер – заслуженный артист России Валерий Симоненко – признался, что в этой работе его волновал именно человек, раскрывающийся через достоинства и слабости.

Как сиротливо выглядит простая комната в доме ветеранов (художник Анна Назарова): кровать, стоптанные тапочки, инвалидное кресло, простая тумбочка, радиоприемник, печатная машинка, забытая книга… Вмиг обретают уют предметы после появления Михаила Бахтина (Евгений Безрукавый).

Уставший, одинокий, загнанный судьбой в этот сиротский угол, он остается тем, кем был всю жизнь: личностью с огромным талантом, который нередко приходилось скрывать, и таким же большим сердцем, познавшим без меры горе и отведенную толику радости. Персонаж не может признать серости, заполонившей мир искусства, рожденного под несвободным небом. Кажется, со всех сторон: из прошлого, из будущего – наступает бездна, мрак, смерть. Заканчивается отмеренный свыше срок. Изнемогает больное тело и изможденная душа.

Судьбы скрещенья

Одной из центральных тем работы Бахтина стала идея диалога, неотделимости предмета от своей функции в событии. В спектакле герой вступает в разговор сам с собой, со зрителем, со временем. Каждое событие в истории государства ломает его собственную судьбу, каждая попытка вырваться из порочного круга дышит жаждой справедливости.

Человек в отчаянии кричит: «За что?»

Философ находит спасение: «В области духа никто преград не поставил», «ветка не способна постичь смысла всего дерева».

Постепенно Бахтин переносит зрителей в другие миры, воскрешая своих призраков и героев. Вместо вполне реальной сиделки (Анна Аленчева), заботливой, милой, непонятливой, но, по сути, «обслуживающей конвейер смерти», перед ним супруга Елена Александровна (Татьяна Иванюк).

Иванюк и Безрукавый ведут поистине диалог душ. Воскрешается все самое доброе: воспоминание о родном Орле, матери, первых счастливых годах брака: «Как хочется жить!» И страдание теперь кажется обретением дороги к Богу. Рай можно найти на земле – в искусстве, любви.

Проходят годы, Елена уже совсем другая, отчаявшаяся жить, иссушенная страданием…

Театральный Бахтин смотрит кинохронику собственной жизни с улыбкой и со слезами на глазах. Одновременно он и в центре сюжета, и наблюдает его со стороны. Актер словно испытывает два чувства сразу – радость любви и боль от ее потери по прошествии лет, рождение и гибель надежд, принимает печальную участь провидца.

Философ предоставляет героям в пределах своего замысла предельную свободу, почти не вмешиваясь в действо, не отвечая за них. Разные персонажи словно переносят сформулированную Бахтиным концепцию полифонизма (многоголосия) из литературы на сцену…

Рожденный летать

Рефреном в спектакле проходит мотив двойного бытия: желание работать и невозможность творить под железным гнетом советской власти, воспоминания и день сегодняшний, реальные люди и герои, которым Бахтин посвятил свой талант. Именно Михаил Михайлович открыл России значение Достоевского, втянул весь мир в «карнавал» Франсуа Рабле… Не благодаря, а вопреки.

Из тьмы времен выходит Инквизитор (Александр Липов). Он опечален знанием, всемогущ в своих поступках, бескомпромиссен в суждениях. Стоит между людьми и Богом. Артист буквально растворился в этом образе, стал понятием, символом, силой. Все просто: человек требует хлеба, а свобода его не даст. Инстинкт победит дух. Значит, нам не нужна свобода. Спокойствие куда дороже… Отчего же вместо кафедры проповедника в спектакле у Инквизитора инвалидная коляска?

Бахтин был вынужден жить в мире абсурда, молчать или трудиться под чужим именем, «сверяться» с Марксом, работать школьным учителем, преподавателем в вузах, испытывать рабскую зависимость от денег. Он был в ссылке, в результате болезни потерял ногу… Своим примером без патетики показал удел рожденных летать. И при этом рассуждал об «эстетическом видении», «любовном созерцании».

Герой спектакля страдает, но даже под гнетом смертельной усталости не обижается, не озлобляется на всех и вся. Подвиг? Нет, любовь к миру, пронесенная через боль, через муки. Неслучайно Михаил Михайлович обратил свое исследовательское внимание на Рабле, ввел термин «смеховая культура», в которой «сама жизнь играет».

Бог посылает самые страшные испытания тем, кого больше любит…

Безрукавый не показывает великую личность с недюжинной силой, счастливым умением абстрагироваться. Его персонаж проживает обычную жизнь, трагедией которой стала тягчайшая несвобода. Из тюрьмы можно выйти, «у нас выйти некуда».

Вот и молит супруга Елена, лишенная счастья материнства, уютного дома, лишь об одном: «Не дай им себя сломать!»

Безумие веры и надежды

Как знать, может, и в реальности, как в этом спектакле, именно Рабле (заслуженный артист России Сергей Фетисов) со своим азартом и аппетитом к жизни давал сил. В самые трудные моменты духовного заточения Бахтин был все же абсолютно свободен – в суждениях.

Философ в спектакле словно оказывается в чистилище, где ждет последнего вердикта, подведения итога. Ему уже ничего не страшно. Не от отчаяния, а потому что всю жизнь жил среди мелких бесов.

Прощаясь со своими призраками, принесшими и развеявшими дух карнавала, Бахтин горько произносит: «Ничего не имеет смысла». И добавляет: «Кроме воображения и бессмертия души». Он поборол немощь плоти и духа, поддавшись безумию веры и надежды, продлился в своих учениках.

Трудно ответить на вопрос, чего хочется после спектакля: бороться, плакать, кричать, сопереживать, тихо грустить, любить на полную силу. Пожалуй, просто жить.

Валерий Симоненко так сказал про постановку: «В театре есть работа, которую нужно делать, не рассчитывая на поддержку зрителя, а просто отдавая дань искусству, всему настоящему. От этого обогащаются и актеры, и публика».

С точки зрения М.М. Бахтина, непрерывность духовной жизни человечества раскрывается в романе, который, вбирая в себя все другие жанры, делает односторонность невозможной. Театр – искусство синтетическое. В нем и эпичность романа, и трагичность драмы, и вдохновленность поэзии, не говоря уже о средствах музыки и живописи. Арсенал куда шире. «Русский стиль» своей постановкой не только отдал дань гению, он показал величие силы искусства, красоту и чистоту чувств, даруемую творчеством.

Совершенно справедливо, что первая в истории Орла ежегодная театральная премия имени М.М. Бахтина в год 120-летия великого мыслителя была присуждена Евгению Безрукавому.

Только спустя некоторое время после спектакля осознаешь, что актер за все время действа практически не вставал с кровати и прозвучавшая полифония настроений рождена жестами его души. Персонаж Безрукавого словно воплотил взаимосвязь временных и пространственных отношений, названную Бахтиным хронотопом, показал какую-то духовную перспективу, не позволяющую отчаяться в самых безвыходных ситуациях.

Итак, кто такой Бахтин: сын и жертва своей эпохи, великий ум и великий страдалец, философ, рассказавший миру великую правду о гениях, создавший свою концепцию, введший в литературоведение новые понятия?.. У каждого он свой. Как крупный ученый Михаил Михайлович хорошо известен в России, Англии, Франции, Японии… «Русский стиль» рассказал о Бахтине как об обычном человеке, умершем, но сделавшемся бессмертным благодаря своим трудам. Символично, что спектакль этот родился на малой родине философа – в Орле.

Ольга Сударикова

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям