Орелстрой
Свежий номер №13(1217) 19 апреля 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Взгляд в прошлое

Демографическая катастрофа СССР (продолжение)

26.07.2016

Стержень политической составляющей нацизма – ненависть к нациям, и как итог – геноцид – вседозволенное массовое истребление «низших» рас – главная часть гитлеровской программы. В результате жестокого целенаправленного отбора достигалась чистота «арийско-нордическо-германской крови». Документы, которые хранятся в государственных архивах Российской Федерации и в областных архивах, неопровержимо доказывают вину немецких оккупантов. Они целенаправленно уничтожали наши народы. Они сжигали наши дома, села и города. Они убивали граждан – от сосущих млеко младенцев до немощных седых стариков. Все подсчитано и зафиксировано в соответствующих актах.

Политика геноцида

Возьмем для примера документы архива Орловской области. Население региона в границах на 1 ноября 1939-го составляло 1,7 млн человек, а на 1 мая 1944-го – 1,2 млн: потери составили 0,537 млн человек. Когда к 1 января 1947 года вернулось большинство фронтовиков и эвакуированных, а также возвратились из немецкого плена оставшиеся в живых граждане, область тем не менее недосчиталась 0,459 млн своих граждан, или 29,2 процента от довоенного уровня. Вот такой страшный демографический провал. Орловская область стоит в одном ряду с крупнейшими регионами Российской Федерации, в которых зримо прослеживаются страшные последствия политики геноцида русских.

Большая часть людских потерь СССР в Великой Отечественной войне – это урон среди мирных граждан – около 22 млн человек. Чтобы в будущем полностью парализовать сопротивление нацизму со стороны любого народа, основой государственной деятельности руководства Германии становилась политика геноцида, то есть систематического массового истребления и ускоренного биологического вымирания. Гитлер еще до войны нагло заявил: «Я имею право уничтожить миллионы людей низшей расы… Существует немало путей, посредством которых можно… добиться вымирания нежелательных для нас народов».

Из этих «путей» отметим три основных.

Первый путь – создание зон выжженной земли, в которых население было обречено как на мгновенную смерть от огня (Сталинград, Севастополь, Харьков, Керчь, и др.), так и на длительное вымирание от голода, холода (Ленинград) и заразных болезней после полного или частичного уничтожения городов и населенных пунктов.

Второй путь – прямое физическое уничтожение мирного населения посредством массовых и хаотичных расстрелов, путем повешения, закапывания в землю живьем, сжигания вместе с домами, населенными пунктами, а также многими другими способами.

Третий путь – рабство. Немецкая нация и вермахт как инструмент политики гитлеровского национал-социализма на века покрыли себя позором, возродив в середине ХХ века рабство, когда славянские народы представляли собой «исходный материал» для нацистского рейха.

Как они нас сжигали

Мало кому известно, что в декабре 1941 года в районе Ливен XXXIV армейский корпус немцев оказался в окружении. Войска 2-й танковой армии Гудериана и 2-й полевой армии Вейхса охватила паника. Был отдан приказ о немедленном отступлении на запад к берегам Десны. Это был самый критический момент для оккупантов.

Спасая положение на центральном участке советско-германского фронта, 20 декабря 1941 года Гитлер отдал распоряжение войскам «О задачах армии на дальнейшее время». Оно сразу было передано во все штабы:

«1. Держаться и бороться до последнего.

<…>

4. Все имеющиеся на родине и на Западе соединения перебросить на Восток.

5. У военнопленных и местных жителей беспощадно отбирать зимнюю одежду.

6. Все оставляемые хутора сжигать…».

Знакомясь с актами районных комиссий по расследованию злодеяний и зверств, учиненных немецко-фашистскими захватчиками на территории Орловской области, отмечаешь, что более всего сожженных деревень, сел и отдельных дворов в ее восточных районах приходится как раз на первую волну массового нацистского террора. Тогда – в декабре 1941 года – под напором войск Красной Армии немецкие изверги панически отступали, оставляя за собой зону выжженной земли.

Так, комиссии четырех районов – Верховского, Мценского, Никольского, Новодеревеньковского – подтвердили, что в этих районах было полностью уничтожено (сожжено) 313 селений из 465. Комиссия Должанского района в сводном акте подтверждает, что в районе было полностью уничтожено (сожжено) 3550 домов.

Из этих документов, особенно из мемуаров полевых командиров немцев, становится ясно, что еще до приказа Гитлера, который поступил в немецкие части 19 декабря и обязывал при отступлении сжигать все населенные пункты, эту инициативу уже проявили немецкие командиры среднего звена (полковые и дивизионные).

Зоной выжженной земли можно считать весь Корсаковский район. Так, в колхозе «Красный борец» были сожжены все 63 дома, в колхозе имени Пушкина из 47 домов сгорели 46, в колхозе «Красный сеятель» сгорели 16 из 25 домов.

Отступая на запад, немецкие оккупанты отбирали у населения всю живность и теплую одежду, а затем сжигали дома. В хозяйствах Корсаковского района они отняли более 2000 коров и телят, 1029 овец, 499 свиней и 17 058 голов птицы. Они отобрали все запасы зерна, сожгли практически весь заскирдованный и еще не обмолоченный хлеб (2885 центнеров) на сумму 13 492 000 рублей.

Все, что испытал русский народ за эти два года оккупации – его безмерные муки, неисчислимые страдания, беспредельное унижение человеческого достоинства, – сумела выразить в своих воспоминаниях Зоя Дмитриевна Кирилова.

«Конец декабря 1941 года. Все мирное население деревни Гнедовки Новодеревеньковского района немцы гонят, уводя от наших наступающих войск. Зима, вьюга, мороз, темно. Немцы построили всех в ряды. Мы в последнем ряду. Мама: Кирилова Вера Гавриловна (40 лет), сестра Рита (17 лет), брат Миша (16 лет), я – Зоя (Кирилова Зоя Дмитриевна), 13 лет, Галя (5 лет), Аня (2 годика). Через час вся деревня будет сожжена. Люди останутся без жилья, начнется холод, голод, тиф, смерть.

В конце декабря (числа не помню) все население согнали в школу и большую избу. Набили так людьми, что нечем было дышать. Кричали от духоты маленькие дети... Немцы обложили школу соломой и полили ее керосином. Внутри была неразбериха, крики, ругань, давка. Потом стали всех выгонять и строить людей в колонну. В неразберихе мы выскочили на мороз раздетые…

Всю колонну сопровождали немцы с собаками, с автоматами. Нас подгоняли, чтобы никто не отставал. В поле было очень холодно, вьюга. Когда прошли около пяти километров, вдруг в колонне засветилась ракета, появился человек в белом халате и на лыжах. Это был наш разведчик. Он кричал, чтобы все немедленно двигались в сторону деревни, иначе мы все будем расстреляны из орудий своих…

На краю деревни, спасаясь от холода, люди набились в ближайшие избы. Во всех избах были взорваны печи, выбиты окна, двери. Все избы были обложены соломой, пахло керосином. Не успели еще обогреться, как увидели скачущих на лошадях немцев. Они на скаку стреляли зажигательными пулями в солому. Избы вспыхивали за доли минут… Спасаясь от огня и дыма, все бросились в ближайший овраг. С людьми в овраг неслись коровы, овцы, летели с криком гуси. Все бежали из горящей деревни».

Пепел отступления

Во время второго наступления Красной Армии на Орловском направлении зимой 1943 года  были полностью освобождены несколько наших районов. Отступая, немецкие факельщики предали огню сотни деревень и сел.

Только в одном районе, наименьшем по площади и населенности – Дросковском, зимой 1943 года оккупанты, отступая, сожгли 2925 домов из 4681. В районе полностью сгорели 65 населенных пунктов. Население угонялось в Германию. В результате всех злодеяний число жителей уменьшилось с 26 671 до 19 069 человек. К 1953 году в районе исчезли 19 населенных пунктов, количество хозяйств уменьшилось на 755 дворов.

Документы Орловского областного архива констатируют, что в 26 из 30 районов Орловской области – в границах 1944 года – нацисты сожгли полностью 1230 и частично 587 поселений. Наш регион навсегда потерял 76 556 хозяйств. В каждом из них до войны жили как минимум четыре человека. Если были сожжены и полностью разрушены 172 650 домов, то предположительно 700 000 человек прозябали несколько лет в землянках уже после окончания войны.

Для того чтобы установить перечень наших селений, полностью уничтоженных оккупантами, необходимо составить списки населенных пунктов 1939 и 1954 годов. Работа кропотливая ввиду того, что границы районов перемещались. Есть примеры, когда районы делились, и часть поселений отходила в другую область. Работа в этом направлении будет продолжаться, мы обязаны составить полный реестр русских селений, исчезнувших по прямой вине нацистов.

Писатель Константин Федин, пребывая с делегацией писателей на Орловщине, пролетел на самолете У-2 между Карачевом и Жиздрой вскоре после их освобождения. В своих записках «Несколько населенных пунктов» он пишет: «Мы с детства помним краску по имени «берлинская лазурь». Это резкая синяя краска, самая ядовитая из холодной лазуревой гаммы. Этой краской, кажется, выкрашены синие пожарища наших деревень, пепелища русских крестьянских изб. Селений не осталось, есть только их планы – продолговатые акварельные коробки, все живописные краски в которых подменены берлинской лазурью – мрачной краской Берлина, заливающего весь мир мертвящим ядом».

Продолжение следует.

Егор Щекотихин, профессор ОГУ им. И.С. Тургенева, доктор исторических наук

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям