Орелстрой
Свежий номер №40(1244) 15 ноября 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Призрачно все

Дефицита не будет?

22.08.2014

На первый взгляд кажется, что недавний запрет на ввоз в Россию некоторых продуктов из США и стран Евросоюза вряд ли отразится на жизни большинства россиян. Возможно, это не совсем так. Впрочем, пока ясности немного – есть только предположения.

В поисках конструктивного подхода

В список продуктов, запрещенных к ввозу в Россию, вошли товары из США, Евросоюза, Канады, Австралии и Норвегии. Соответствующий документ подписан премьер-министром Дмитрием Медведевым и предусматривает запрет на ввоз сроком на один год.

К ввозу запрещены мясо крупного рогатого скота, свинина, мясо домашней птицы, соленое, сушеное или копченое мясо, рыба, ракообразные и моллюски.

При этом в соответствии с указом, подписанным Президентом РФ Владимиром Путиным 6 августа, годичный запрет на импорт может быть пересмотрен, если ситуация с санкциями Запада против России изменится.

По словам главы Минсельхоза РФ Николая Федорова, «перечень может подвергаться определенным изменениям, но по моим представлениям и по тому, как я понимаю видение ситуации со стороны руководства страны, скорее всего, он не будет и не имеет такой перспективы на сегодняшний день в сторону расширения». Расширяться список не будет. И, возможно, будет даже постепенно сужаться, что подтвердил премьер России Дмитрий Медведев. Правда, это произойдет лишь в том случае, «если наши партнеры продемонстрируют конструктивный подход по вопросам сотрудничеств».

Найти замену

А пока конструктивного подхода нам ждать не приходится, можно определенно сказать, что с прилавков магазинов исчезнут не только малознакомые большинству французские сыры и устрицы, испанские колбасы, хамон и канадские омары, но и гораздо более прозаичные продукты. Это польские овощи и фрукты – можно долго обсуждать качество «пластиковых» зимних яблок, но картофеля и лука тоже не будет. С прибалтийским сыром тоже придется попрощаться.

Правда, правительство, а вслед за ним и остальные чиновники бодро обещают, что дефицита не будет и роста цен тоже не случится.

Не будет мяса из Европы и Америки? Не беда – есть Южная Америка. Чиновники будут встречаться с послами Эквадора, Бразилии, Чили и временным поверенным в делах Аргентины в России, чтобы обсудить возможности расширения поставок продовольствия, сообщили в Россельхознадзоре.

Пропадут фрукты из Евросоюза? А Африка тогда зачем? Исчезнет сыр? Без камамбера и бри мы обойдемся, а сыры попроще хорошо получаются у белорусских и российских товаропроизводителей.

А нашим хорошо

К слову, наши аграрии очень приободрились. Так, глава одного из крупных орловских агропромышленных комплексов надеется сейчас, что отсутствие конкуренции даст толчок к развитию отрасли. «Нам сложно было конкурировать, – говорит он. – А теперь, когда дорога к прилавкам расчищена, наконец-то настанут времена безграничных возможностей. Оставим в стороне вопрос: зачем в таком случае Россия так долго добивалась в свое время (и добилась) вступления в ВТО.

Вспоминается, правда, другое. Много лет все те же отечественные сельхозпроизводители безуспешно пытались втолковать тем, кто принимает решения: главная беда сельского хозяйства сегодня не дороги и дураки, а отсутствие оборотных средств. Получить их можно только одним способом – взять кредит. Однако процентные ставки таковы, что это едва ли не самый верный путь к разорению. Помощь, как видно, пришла теперь с другой стороны.

Кредитный вопрос

Впрочем, Министерство сельского хозяйства России уже объявило о вдохновляющих планах: совместно с кредитными организациями «проработать вопрос о безусловном выделении кредитных ресурсов сельхозпроизводителям, чье производство обусловлено ускоренным импортозамещением, а также подготовить банковские продукты, предусматривающие предоставление аграриям кредитных ресурсов без залога». Не прошло и двадцати лет.

Одним словом, ситуация выглядит не так уж плачевно, и истерики по поводу возврата в голодные годы позднего СССР с продуктовыми карточками и дефицитом практически на все, за исключением разве что молока, выглядят преувеличением.

Сложности нас ждут

Продуктового коллапса не будет, уверены наиболее здравомыслящие эксперты. Однако сложности все же нас ждут.

Первое. В идее импортозамещения (других у нас по понятным причинам быть не может), кроме безусловных положительных сторон вроде развития отечественного сельхозпроизводства (позицию «плевали мы на ваши санкции – у нас ответ найдется» мы не обсуждаем) кроются и сложности. Любой предприниматель согласится: отказаться от одних поставщиков и найти других – дело не одного дня. И даже, возможно, не одного месяца. К тому же, нет никаких гарантий, что новые южноамериканские поставщики продуктов, воспользовавшись благоприятными для них условиями, не поднимут цены. Бизнес есть бизнес.

По оценкам ING Eurasia, на страны, попавшие под санкции, приходилось 5,2 процента всех розничных продаж продовольствия в России. Много это или мало? «Если эта дыра не будет закрыта в течение одного-двух месяцев, дополнительные темпы инфляции к годовому показателю 2014 года могут составить 1,5 процента», – считает экономист банка ING Eurasia Дмитрий Полевой.

Второе. Открыть холодильник и радостно убедиться в том, что там практически нет продуктов, попавших под эмбарго, потому что «все наше, родное, российское», недостаточно. Товары-то наши. Только достаточно часто для их производства используется импортное сырье.

Третье. Сомнительно, чтобы российские сельхозпроизводители смогли увеличить темпы производства очень быстро. Хотя бы по той простой причине, что урожай тех же овощей в России собирается только раз в год, а с хранением у нас дела обстоят лучше, чем на советских овощебазах, однако до идеала пока далеко.

Четвертое. Роста цен исключить нельзя. По крайней мере, временного, хотя если вспомнить кризисный 2009 год с его увеличившимися ценами практически на все, можно сообразить: цены, и правда, стабилизировались, как и обещали. Вот только на новом уровне.

Отчасти эти опасения разделяют многие. Один из орловских сельхозпроизводителей заявил: «Для того чтобы переформировался рынок, необходим месяц-два. В это время возможен некоторый рост цен за счет предприимчивых, скажем так, людей».

Денис Яковлев

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям