Орелстрой
Свежий номер №33(1237) 20 сентября 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Взгляд в прошлое

«Что за звуки! Неподвижен, внемлю сладким звукам я …»

27.11.2014

Лермонтова считают одним из самых музыкальных русских поэтов. Михаил Юрьевич пишет: «Когда я был трех лет, то была песня, от которой я плакал; ее не могу теперь вспомнить, но уверен, что если б услыхал ее, то она бы произвела прежнее действие. Ее певала мне покойная мать». Предполагали, что мальчик обладал абсолютным музыкальным слухом. Развитию ребенка способствовала мать поэта, Мария Михайловна Арсеньева. Она была одарена душой музыкальной. Уроженец Орловской губернии музыковед Иосиф Эйгес удивительно точно заметил: «Лермонтов дает поразительные, редкие в мировой культуре образцы того, как именно следует говорить о музыке, не искажая ее сущности как искусства звукового, как именно следует воссоздать в словесной форме поэтическими средствами своеобразие музыкального переживания». Композиторы тонко чувствуют музыкальность поэзии Лермонтова и сочиняют мелодии на его стихи вот уже более 170 лет.

Известный краевед Павел Сизов рассказывал об орловских композиторах – авторах музыки к стихам М.Ю. Лермонтова в статье «В мелодиях орловцев» («Орловская правда», 1984). Мне было интересно продолжить эту тему.

Музыкальные стихи

Михаил Иванович Глинка (1804–1857) – композитор, родоначальник русской классической музыки. Он жил в Орле в 1812 году. Мы читаем в воспоминаниях сестры великого композитора Л.И. Шестаковой: «В 1812 году, по случаю войны, вся семья должна была избавиться от грабежа, а главное – неприятностей и оскорблений…». О самом сильном впечатлении, полученном в детстве в Орле, Михаил Глинка расскажет в своих «Записках»: «Музыкальное чувство все еще оставалось во мне в неразвитом и грубом состоянии. Даже по восьмому году, когда мы спасались от нашествия французов в Орел, я с прежнею жадностию вслушивался в колокольный звон, отличал трезвон каждой церкви и усердно подражал ему на медных тазах» («Глинка в воспоминаниях современников»).

Филолог-славист, академик П.П. Дубровский рассказывал о том, что он читал Глинке Лермонтова и подал мысль написать музыку на стихи «Слышу ли голос твой», – «и музыка на них, можно сказать, была импровизирована. Вот как это случилось. Мы ездили с Михаилом Ивановичем за город, за четыре версты от Варшавы, в Беляны, где находится монастырь… Это было в мае, на другой день после праздника Сошествия святого духа и после шумного гулянья… Живописное местоположение Белян на крутом берегу Вислы, роскошная роща, благодатный майский вечер и остатки веселой толпы, оканчивавшей вчерашний праздник польскими народными танцами и песнями под открытым небом и при пискливых звуках какой-то несчастной скрипки, – все это привело Михаила Ивановича в самое доброе, веселое расположение духа. Мы ездили в Беляны в обществе наших знакомых, между которыми особенно воодушевляла Михаила Ивановича одна резвая и миловидная полька. Когда мы возвратились домой, то он сел за фортепьяно и романс «Слышу ли голос твой» был готов».

Слышу ли голос твой

Звонкий и ласковый,

Как птичка в клетке,

Сердце запрыгает;

Встречу ль глаза твои

Лазурно-глубокие,

Душа им навстречу

Из груди просится,

И как-то весело,

И хочется плакать,

И так на шею бы

Тебе я кинулся.

К жанру кантаты должна быть отнесена и «Молитва» на слова Лермонтова «В минуту жизни трудную», написанная в начале 1855 года. Основой ее явилась фортепьянная пьеса, о которой Глинка пишет, что она «воплем вырвалась» из его души в 1847 году в Смоленске, «во время жесточайших нервных страданий». К ней «по совету поручика» (так Глинка называл композитора К. Вильбоа, бывшего военного) были приложены слова Лермонтова. «Молитву» в ее второй редакции композитор сочинил для своей ученицы, впоследствии известной певицы Дарьи Леоновой (меццо-сопрано). Глинка предварительно писал для Леоновой эскизы и, убедившись, что она успешно справляется с двухоктавной мелодией, «устроил всю пьесу, прибавя хор для усиления эффекта». Глинка указывал, что «по размеру и характеру» это сочинение «имеет право на звание кантаты для гимна» и нерезко протестовал против сокращения издателем Стедловским хоровой партии. «Молитва» с большим успехом была исполнена в концерте Леоновой 5 апреля 1856 года… Прослушав пьесу на репетициях, он остался «многодоволен» инструментовкой и исполнением. (Романовский Н. Хоровые сочинения Глинки в книге «Хоровое искусство»).

С вариантом Лермонтова

Литератор, театровед, переводчик В.П. Василько-Петров поведал о том, как случай свел его и М.И. Глинку 18 февраля 1855 года: «Утром того дня была назначена репетиция концерта, для которого Глинка написал две пьесы, между прочим, музыку на «Молитву» Лермонтова с хорами. Узнав, что Глинка будет сам управлять репетицией, мы добились позволения присутствовать на ней. Тут мы увидели в первый раз того, перед гением которого давно благоговели» («Глинка в воспоминаниях современников»).

В своих воспоминаниях поэт, переводчик и журналист А.Н.Струговщиков рассказывает о встрече с Лермонтовым: «… на вопрос его, не перевел ли я «Молитву путника» Гете, я отвечал, что с первой половиной сладил, а во второй не достает мне ее певучести и неуловимого ритма, и что не мешало бы показать эту вещь Глинке.

– А я, напротив, мог только вторую половину перевести, – сказал Лермонтов, и тут же по просьбе моей набросал мне на клочке бумаги свои «Горные вершины».

Этот автограф, остающийся у меня и поныне, я показал Глинке, прочитав и мои обе половины. Целое ему понравилось, Глинка тотчас же заметил перемену ритма и эффект, который это может иметь для музыки, как это чувствуется и при чтении подлинника. Он тогда же просил меня списать ему целое с вариантом Лермонтова».

«В минуту жизни трудную…»

Григорий Александрович Кушелев-Безбородко (1832–1870) – краевед, литератор, меценат, композитор. Ему принадлежала вотчина в Орловской губернии. Он положил на музыку стихотворения Лермонтова «Отчего», «Молитва» («Я, матерь Божия…»), «Молитва» («В минуту жизни трудную…»). Композитор глубоко раскрывает музыкальными средствами тему дисгармонии отношений между мужчиной и женщиной, тему одиночества:

Мне грустно, потому

что я тебя люблю,

И знаю: молодость

цветущую твою

Не пощадит молвы

коварное гоненье.

За каждый светлый день

иль сладкое мгновенье

Слезами и тоской

заплатишь ты судьбе.

Мне грустно… потому

что весело тебе.

(«Отчего»)

И, может быть, композитор почувствовал, что радость совсем близко.

В минуту жизни

трудную

Теснится ль

в сердце грусть:

Одну молитву чудную

Твержу я наизусть.

Есть сила благодатная

В созвучье слов живых,

И дышит непонятная,

Святая прелесть в них.

С души как бремя

скатится,

Сомненье далеко –

И верится, и плачется,

И так легко, легко…

Окончание – в одном из следующих номеров.

Александр Бельский  

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям