ПАО "ОРЕЛСТРОЙ"
Свежий номер №18(1267) 6 июня 2018 гИздавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Резонанс

Чем ответим новым вызовам?

04.06.2018
На закончившемся в конце минувшей недели Петербургском международном экономическом форуме (ПМЭФ) более 17 тысяч известных экономистов, политиков и предпринимателей вели дискуссии о новых вызовах, с которыми столкнулась мировая экономика. По информации правительства Орловской области, на форуме регион подписал шесть соглашений с представителями бизнеса, федеральных структур и российских регионов. Они касаются развития различных отраслей экономики и социальной сферы – дорожного строительства, сельского хозяйства, строительства спортивной инфраструктуры, сотрудничества в сфере образования.
Пришли к соглашениям
Как отметил исполняющий обязанности губернатора области Андрей Клычков, одно из ключевых соглашений было заключено с Российским экспортным центром. Для жителей Орловщины это означает, что в перспективе у нашей продукции появится возможность реализации за границей. А значит, регион получит дополнительные налоги в бюджет.
Добавлю ложку дегтя в бочку инвестиционного меда: взрыва деловой активности после этого форума в области не ожидается. Не помощью и милостью федерального центра, очевидно, будут прирастать наши налоговые поступления. Зарабатывать придется самим, своим умом и нелегким трудом. На это и надо настраиваться. Я как-то подсчитал и ужаснулся. Если верить информации о суммах соглашений, заключенных на различных экономических форумах, получится, что купюрами в пятьсот евро можно вымостить в три слоя Ленинскую улицу от Красного моста до Дома Советов. Гигантских предприятий, имеющих стратегическое значение для экономики России, у нас нет. Что орловская индустрия будет поставлять на экспорт и в какие страны, об этом представление смутное
Есть ли жизнь после санкций?
На ПМЭФ в адрес нашего правительства звучали похвалы, назывались примеры успешного решения экономических и социальных проблем страны в условиях санкций, упоминалась взвешенная финансово-кредитная политика Центробанка. Представители России говорили по большей части о том, что выполнение новых указов президента требует восемь триллионов рублей. Но этих триллионов пока нет, и где их взять, правительство не знает. Не правда ли, проблема точь-в-точь как у орловских властей? Скорее всего, заявляют представители либерального крыла, надо залезть в долги. Тем более что выступление на форуме главы Международного валютного фонда Кристины Легард стало неожиданно комплиментарным в адрес экономического блока нашего правительства. Из этого можно сделать вывод, что МВФ опять готов давать нам в долг, а Европа готова подумать над тем, как сначала смягчить, а потом и отменить санкции. Разумеется, не за так. За определенные экономические и политические уступки.
Участник Петербургского международного экономического форума известный экономист и советник президента России Сергей Глазьев много раз высказывался о том, что Центральный Банк сделал все, чтобы санкционный «кинжал» США вонзился в Россию поглубже. Глазьев опирается на цифры, факты и, к сожалению, последствия. Сюрреализм ситуации в том, что финансовые власти страны одной рукой пытаются спасти олигархов и их компании от всяческих ограничений, а другой потворствуют соблюдению санкций на территории России крупными госбанками, за которыми стоит Банк России. Расчеты, которые аналитический центр, возглавляемый Глазьевым, проводил по динамике экономической активности за четыре года, четко показывают: ущерб от санкций делится на две части. Процентов 20 приходится на внешнее воздействие, и процентов 80 – на внутреннее. То есть, как утверждает Глазьев, если все падение российской экономической активности и изменение макроэкономической политики вследствие санкций разделить по факторам, то главный ущерб нанесла политика Центробанка.
Вместе с тем экономист отмечает, что в этой ситуации все «истинно российские» региональные предприятия оказались заранее «привиты» от эпидемии западных санкций. И «прививкой» этой стала ориентация на внутренний рынок. С точки зрения большинства российских предприятий, которые не кредитовались за рубежом, им внешнеэкономическая блокада вообще не помеха, они как работали, так и работают. Этот вывод известного экономиста для нашей области чрезвычайно актуален. Экспорт, конечно, дело полезное и выгодное, но основным рынком и раньше был внутренний, а теперь и подавно целесообразней больше ориентироваться на него.
Власть и бизнес
Итак, вернемся к Орловщине. К сожалению, малоперспективна надежда на возрождение бывшего некогда довольно значительным орловского машиностроения. Возобновить производство машин для кожевенной промышленности, на чем специализировался завод им. Медведева, вряд ли удастся. Упустили возможности модернизации предприятия приборостроения, прекратил существование завод УВМ, множество других предприятий. Эти секторы рынка теперь заняты другими. Смотреть назад, горевать об этом и посыпать голову пеплом – занятие пустопорожнее. Гораздо полезнее анализировать сегодняшнюю ситуацию, искать и находить незанятую нишу в рынке и начинать там работать. Тем более что импортозамещение – это надолго, а лучше, если навсегда.
У нас много говорят о самом лучшем в Центральном регионе России инвестиционном климате, о том, что у бизнеса множество дополнительных механизмов поддержки. Справедливости ради надо сказать, то же самое утверждают курские чиновники, брянские, смоленские. Их можно понять – без хорошо наполненного бюджета жизнь не в радость. Налоговые поступления в казну, создание новых рабочих мест, реализацию важнейших социальных обязательств гарантирует только развитие бизнеса. Но в «завлекуху» о наилучшем инвестиционном климате поверит только наивный.
Посмотрим, что в действительности получает наш бизнес от власти. В 2017 году на стимулирование деловой активности в Орловской области было направлено более 63 миллионов рублей. На 41 миллион рублей возросла капитализация государственной организации, которая кредитует малые предприятия. Региональным гарантийным фондом было предоставлено 64 поручительства на 191,5 миллиона рублей. Впервые был проведен конкурсный отбор по субсидированию части затрат, связанных с продвижением товаров собственного производства на внутренний и внешний рынки. Можно еще сказать о налоговых льготах. Но давайте будем реалистами. На большее с нашим скудным бюджетом бизнес рассчитывать вряд ли может.
Стратегия развития
Во время одной из дискуссий на ПМЭФ произошел конфуз. Традиционно в один из дней форума Сбербанк проводит так называемый деловой завтрак, на который приглашаются самые влиятельные российские и зарубежные участники мероприятия. Во время делового завтрака 26 мая обсуждали перспективы развития российской экономики. Модератором дискуссии был глава Сбербанка Герман Греф. Все шло вполне гладко, участники вкушали отменно приготовленные блюда и вполуха слушали похвалы. Неожиданно слово попросил тот самый известный экономист и советник президента РФ Сергей Глазьев.
Он назвал свое выступление ремаркой, сказав, что у российской экономики нет ресурсных ограничений для роста. Загрузка производственно-промышленного потенциала всего 60 процентов. У нас двадцатипроцентная скрытая безработица и неограниченный рынок труда на евразийском пространстве. По сырьевым ресурсам есть возможность увеличения переработки в разы добавленной стоимости. То же и по интеллектуальным ресурсам – сотни тысяч людей, работающих за рубежом, реализуют там наши же технологии.
Стратегия развития хорошо понятна. Это модернизация и технологическая революция на основе нового технологического уклада, который растет с темпом 30 процентов в год. Восстанавливать производство на основе устаревших технологий и допотопного оборудования, которое досталось за бесценок от советского времени, – значит отстать навсегда.
Чего нам не хватает? Долгосрочных кредитов, доступа к современным технологиям. У нас никудышная система управления, нет способности кредитовать долгосрочное развитие и, самое главное, нет ответственности за достижение поставленных целей.
Поэтому надо говорить не столько о реформах, сколько о безусловном исполнении Федерального закона «О государственном стратегическом планировании». Слова Глазьева повергли присутствующих в шок. Они явно не ожидали такой откровенной и аргументированной критики.
Герман Греф, последовательный сторонник либеральной экономики, выглядел явно растерянным. Он обратился к участникам: кто еще желает задать вопрос или выступить? Ответом стало гробовое молчание. Греф несколько раз повторил свой вопрос. Вступить в дискуссию с Глазьевым желающих не нашлось. Глава Сбербанка сказал, что за многие годы его участия в экономическом форуме впервые сталкивается с ситуацией, когда всем все ясно и сказать больше нечего.
У нашей области достаточно широкие возможности для успешного развития. Мы находимся в благоприятной для сельскохозяйственного производства климатической зоне. У нас очень выгодное географическое положение, развитая транспортная сеть. Орловщина – экологически чистый регион. У нас большой и квалифицированный кадровый потенциал. И в этом наши главные конкурентные преимущества. Петербургский международный экономический форум, в котором приняли участие представители почти 150 стран, дал в некотором смысле направления перспективного развития экономики. Дело теперь за тем, чтобы умело использовать наши ресурсы и строить стратегию развития с учетом того, что есть у нас и чего нет у других.
Алексей Кузьмин

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям