Орелстрой
Свежий номер №44(1246) 13 декабря 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Жизнь – театр

Человек Ренессанса

14.12.2015

В 1988 году в Красноярск приехал Государственный симфонический оркестр СССР вместе со своим художественным руководителем, народным артистом Советского Союза Евгением Федоровичем Светлановым. Единственная моя встреча с великим русским дирижером состоялась в эти незабываемые дни.

С первой попытки

Я отправился в красноярскую филармонию с дерзкой мыслью найти за кулисами большого концертного зала Евгения Федоровича и попросить его дать интервью для своей авторской программы на краевом радио. Зная, как загружен маэстро, на успех данного предприятия не надеялся. Подошел к нему. Представился. Какой-то человек из администрации оркестра, широко раскинув руки, прокричал:

– Нет-нет, это невозможно, у нас мало времени!

Но Евгений Федорович, дружески обняв меня за плечи, твердым голосом произнес:

– Сколько надо, столько и будем разговаривать.

Слушая рассказ Евгения Федоровича, вглядываясь в его доброе, вдохновенное лицо, я начинал понимать, что передо мной предстал человек из далекой эпохи Ренессанса. Природа наградила его многими дарами, главными из которых было три – дирижера, композитора, пианиста.

Дирижер

Свою деятельность на этом поприще Евгений Светланов начал… в шесть лет. Его папа Федор Петрович был солистом Большого театра. Однажды за кулисами маленький Женя услышал музыку. Вскочил  на стул и принялся размахивать руками. «Дирижировал» воображаемым оркестром. Рядом оказались Антонина Васильевна Нежданова и Николай Семенович Голованов, главный дирижер Большого театра. Голованов заметил: «Будет дирижер».

… Воспитанник и ас-систент профессора Московской консерватории, выдающегося дирижера Александра Васильевича Гаука, Евгений Светланов в 27 лет стал художественным руководителем и главным дирижером Большого театра. Через десять лет он был художественным руководителем и главным дирижером Государственного симфонического оркестра СССР.

«Меня побудило заняться дирижированием твердое намерение возродить к жизни незаслуженно забытые произведения, и в первую очередь русской классики», – говорил он.

Первым в нашей стране Евгений Светланов создал «Антологию русской симфонической музыки». Многие канувшие в Лету произведения великих композиторов прошлого постоянно звучали в концертных программах оркестра.

В одном из интервью любимая миллионами оперная певица Елена Образцова сказала про Евгения Федоровича мудро и точно: «Никто, наверное, не чувствует так глубоко и так верно душу русского человека, как он. Никто не воплощает ее в музыке с такой неподдельной искренностью, правдивостью, обжигающей эмоциональностью».

А известный писатель и литературовед Ираклий Андронников, вспоминая концертные вечера Евгения Светланова, высказался так: «Ощущение настоящего праздника испытываешь в большом зале Московской консерватории в концертах Государственного академического симфонического оркестра СССР под управлением Евгения Светланова – ощущение яркости, ясности, мощи. И новизны. Невольного удивления. Ибо многие сочинения ты слышал десятки раз, привык уже к общепринятым темпам, к «проходным» местам, к раз и навсегда установленным соотношениям звучностей… И вдруг – как открытие! – исполнение Светланова. Словно с гениального полотна сняли слой старого лака, и краски засверкали, как в старину».

«Вдохнуть жизнь в партитуру, – говорил Евгений Федорович, – это не просто сыграть ее с той или иной степенью технического мастерства. Нет благороднее цели, чем воскрешение высокого строя мыслей и чувств, которые великие художники поверяли своей музыке, и, что, увы, осталось не только в нотах, но и между ними. Старые рукописи хранят эти исповеди втуне, пока оркестр не свершит чуда, сыграв их. И тогда прошлое – очень далекое и недавнее – станет настоящим, живым, странным образом связанным с нами даже спустя века».

Композитор и пианист

Ученик замечательного русского композитора Юрия Шапорина, Евгений Светланов оставил после себя значительное композиторское наследие. Кантата, рапсодии, поэмы, симфония, квартеты, песни, прелюды… Для меня самым близким сочинением Светланова-композитора был и остается концерт для фортепьяно с оркестром. В нем воплотилась истинно русская душа – широкая, открытая, подверженная грозовым эмоциональным порывам. В оркестровой партии концерта как бы «течет» полноводная река спокойной и нежной мелодии. Так бы и течь ей, но… покой взрывается. Фортепьяно бурлит, рокочет, неистово рвется к чему-то неизведанному. Его страстный «голос» наполнен тревогой. Постепенно этот «голос» в диалоге с оркестром обрекает духовную силу, оптимизм.

Симфоническая поэма «Калина красная» – музыкальный портрет Василия Макаровича Шукшина. На основе мелодии известной русской народной песни Евгений Федорович объяснился в добрых чувствах к своему любимому писателю.

Проникнутая щемящим лиризмом поэма для скрипки и оркестра, посвященная памяти Давида Ойстраха, скорбит о кончине великого музыканта. Оркестр и скрипка «вспоминают» Давида Федоровича с грустью, но и с потаенной радостью.

В аудиоархивах сохранились записи фортепьянной музыки Рахманинова, Метнера и других русских классиков в исполнении Евгения Федоровича. Для него уроки, взятые у Генриха Нейгауза, оказались тем «фундаментом», на котором было выстроено особо ценное исполнительское «здание». Евгений Федорович не просто играл, а умел вести за роялем задушевную беседу со слушателями. У него был уникальный талант – прикасаясь пальцами к фортепьяно, создавать миры, в которых хочется поселиться навсегда.

Неожиданность

Интервью подходило к концу, и вдруг… Евгений Федорович заговорил о поэзии. О своей любви к Маяковскому. Я начал по памяти декламировать вступление к поэме «Облако в штанах». Но прервался. Совершенно неожиданно для меня Евгений Федорович стал вслух читать «Прозаседавшиеся». Каждое произносимое им поэтическое слово, наполненное чувством, весомое, звучало как музыка. Красота и сила художественного чтения не уступали красоте и силе звучащего под его управлением оркестра.

А литературно-публи-цистическое дарование Евгения Федоровича воплотилось в сборнике статей и очерков «Музыка сегодня». Книга выдержала три издания. Ее актуальность в наши дни бесспорна.

На мой вопрос, как человек должен жить в музыке, Евгений Федорович ответил кратко: «В деятельности музыканта, как и в любой другой, главное – не останавливаться в поисках, постоянно идти только вперед!»

О наболевшем

Увенчанный мировой славой творец, чей труд отмечен высокими правительственными наградами, почетными званиями, признанный гений, кумир профессионалов и любителей музыки всего мира, вынужден был в 2000 году прервать художественное руководство оркестром, который и по сей день зовут «светлановским».

Музыканты Государственного симфонического, за тридцать пять лет совместной творческой деятельности создавшие со своим маэстро огромное количество исполнительских шедевров, обижались, что их художественный руководитель в конце ХХ века стал мало уделять им времени, больше работает за рубежом. Министр культуры Владимир Егоров не сумел урегулировать конфликт. И не придумал ничего лучшего, как отстранить Евгения Федоровича от занимаемой должности «за грубое нарушение должностных обязанностей и трудовой дисциплины, выразившееся в самоустранении от руководства коллективом». После этого еще около двух лет Евгений Федорович дирижировал оркестром Большого театра.

3 мая 2002 года Евгений Светланов скончался от последствий неизлечимой болезни. С тех пор именно в этот день (день своего рождения) я с ощущением невосполнимой утраты вспоминаю живую дружескую улыбку Евгения Федоровича, которой он одарил меня однажды и на всю жизнь.

Виктор Евграфов

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям