Орелстрой
Свежий номер №32(1236) 13 сентября 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Премьера

Быль о Золушке

24.05.2017
В театре для детей и молодежи «Свободное пространство» состоялась премьера в необычном жанре – эскиз спектакля. О жизни и творчестве уроженки Орловской губернии Анастасии Вяльцевой рассказал режиссер Сергей Пузырев в своей новой работе «И для меня придет весна…».
Летящий, точно чайка
Анастасия Дмитриевна Вяльцева, уроженка Орловской губернии, была одной из самых известных и богатых женщин России начала прошлого века. Исполнительница народных и цыганских романсов, артистка, известный меценат, Вяльцева прожила короткую, но яркую жизнь. Недаром современники называли Анастасию Дмитриевну «последней Золушкой Российской империи». Родившись в крестьянской семье, собственным талантом и огромным трудом добилась она признания всей страны, а поклонники в прямом смысле носили ее на руках.
Мысль о том, чтобы создать спектакль-концерт, возникла у исполнительницы главной роли, заслуженной артистки России Елены Шигаповой. Ее нежный чарующий голос много лет знаком зрителям, и настал момент проявить этот талант актрисы в полную силу – поставить спектакль-концерт. Режиссер Сергей Пузырев обратился к непривычному орловской публике жанру – эскизу спектакля, и такой подход, безусловно, оправдал себя.
Следует отметить, что литературная основа спектакля была создана непосредственно Сергеем Пузыревым. Текст прост, непосредственен и летящ, словно песня, рождающаяся прямо на сцене. Благодаря этому и спектакль становится похож на свою героиню: Вяльцеву частенько называли «чайкой российской эстрады»…
Многоликое искусство
Занавес открывается, и перед зрителем предстает лаконично оформленная сцена (художником спектакля стал Сергей Пузырев). Возвышение, на которое ведут две ступеньки, стол с письменным прибором и стул с небрежно брошенной шалью, рояль, за ним – Ирина Хрисаниди, не просто концертмейстер, но артистка, исполняющая роль аккомпаниатора великой певицы… В углу – гримировальный столик, прикрываемый ширмой на время переодевания. На заднике сцены расположен экран, одно из ярких художественных средств спектакля. Поверх него – легкая тканевая драпировка, вновь обращающая зрителей к теме полета. Когда Елена Шигапова в образе Анастасии Дмитриевны поднимается на возвышение и начинает петь, драпировка слегка колышется, как будто крылья за спиной певицы…
Спектакль-концерт поставлен в традиционной форме истории внутри истории. В сюжете-рамке актриса, мечтающая сыграть роль Вяльцевой, долго репетирует вокальные номера с концертмейстером. Ее партнер, молодой актер (Дмитрий Литвинцев), относится к этой идее скептически: кому сейчас интересна история жизни певицы, умершей более ста лет назад? Ответом на этот вопрос служит основная часть спектакля.
Несколько сцен, казалось бы, разрозненных, мастерски воспроизводят перед зрителем жизнь Анастасии Вяльцевой со множеством сложных перипетий. Певица в своей гримерной готовится к выступлению, встречается с главой города, где должен состояться концерт, а затем с собственным антрепренером. В этих ярких, то забавных, то лиричных сценах особую роль играет рассказ-воспоминание, живое проживание прошлого. Мы слышим историю российской Золушки от нее самой: работа белошвейки и прислуги, эпизодические выходы на сцену театра по рекомендации хозяйки, первое исполнение цыганского романса…
Спустя годы прошедшее вспоминается с ностальгической грустью, нежной полуулыбкой. Но каждому понятно, сколь многое пришлось пережить певице, пока она добивалась славы и зрительской любви.
Перед нами яркая женщина, талантливая, сильная, полная любви к миру и к своему зрителю. Певица до последних дней своей жизни концертировала, выходила на бис до тех пор, пока слушатели вызывали ее – зачастую до тридцати раз, практически исполняя двойной концерт за вечер. Она готова была всю себя, все свои силы отдавать зрителю, и, конечно, люди чувствовали это, отвечая всеобщим обожанием. Чуткость взаимоотношений Вяльцевой с публикой проявлялась еще и в том, что она исполняла только жизнеутверждающие песни, ведь трагизма ее слушателям хватало и в реальности. Елена Шигапова очень точно, детально восстанавливает на сцене характер своей героини, мелкими яркими мазками рисуя воздушный, струящийся образ. Работа актрисы сродни картине импрессиониста, передающей мимолетные впечатления, настроения, тонкие психологические нюансы. Художник по костюмам Валентина Семичева точно воспроизвела концертное платье Вяльцевой, и это добавляет естественности происходящему на сцене.
Безусловно, глубокий и проникновенный голос Елены Шигаповой, исполняющей романсы из репертуара Вяльцевой, очень украшает спектакль, делает его неповторимым. Сливаясь воедино с драматическим сюжетом, он погружает зрителя в историю жизни певицы, завораживает одновременно единством и контрастом.
На долю Дмитрия Литвинцева выпало изображение всех мужских персонажей спектакля: актера – нашего современника в начале спектакля, а впоследствии губернатора, антрепренера, солдата и возлюбленного Анастасии Дмитриевны – офицера Василия Бискупского. Артисты убедительно восстанавливают историю взаимоотношений влюбленных. Любовь возникает перед нами в живом своем воплощении: Вяльцева, читающая письмо с фронта (Василий участвовал в Русско-японской войне); ее решение оставить выступления и отправиться в прифронтовой госпиталь сестрой милосердия; предложение руки и сердца, сделанное Василием; дальнейшая жизнь, полная для Вяльцевой выступлений, а для Бискупского – ожидания любимой, ведь он, женившись на актрисе, вынужден был уйти в отставку…
Заворожило и проникновенное, целомудренное решение любовной сцены. Возвышение, покрытое белой тканью, цветы, искрящееся счастье влюбленных – лаконично, точно, как и все в этом спектакле, и от этого только сильнее щемящее чувство мимолетного счастья.
Сто лет спустя
Неизменно сопровождает события видеоряд на экране (автор видеоряда – Владимир Козловский). Зрителю представляются видеохроники событий времен Русско-японской войны, мирной жизни начала двадцатого века. События одной конкретной жизни совершаются на фоне происходящего в стране, мире. В сцене любовного признания на экране, напротив, начинают распускаться яркие цветы – как пробуждение весны, нежного чувства. Видео финала последовательно показывает несколько эпизодов событий двадцатого века, которые уже не застала Вяльцева: Первой мировой войны, революции, Великой Отечественной. Хроника объединяет прошедшее, настоящее и будущее, и над миром льется песня. Что бы ни происходило вокруг, песня звучит, память об Анастасии Вяльцевой живет.
Финал спектакля поражает тем, что он одновременно традиционен и проникновенен. Умирает от рака Анастасия Дмитриевна, оставив по завещанию все свое состояние на нужды больницы и приюта. Но жизнь продолжается, издалека доносится зов: «Настенька!..» – и на сцене появляется маленькая девочка, дочь Елены Шигаповой, и поет куплет из русского романса. Это и есть ответ на вопрос, заданный в начале спектакля: кому сейчас интересна жизнь, оборвавшаяся сто лет назад.
Каждый спектакль Сергея Пузырева – точно выстрел, и любой из них попадает в цель. Всякий раз здесь чувствуешь радость от встречи с искусством. Ныне Пузырев – один из лучших молодых режиссеров, которому удается соединить достоинства классических театральных школ с новыми веяниями, проникнуть в текст, заразить артистов, а затем и зрителей собственным настроем. Жаль, что таких спектаклей недопустимо мало, а маститые режиссеры уходят в бестолковые эксперименты с формой, начисто забывая о содержании и разнообразии актерской игры.
Пять вечера. Через час начнется спектакль. Готовлюсь выходить из дома, точно зная, что там меня будет ждать чувство единения с артистами, эпохой, что испытаю чувство одновременных слез и восторга – катарсиса в высшей степени, ради которого и появился театр.
 Зоя Дякина, фото Олеси Суровых

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям