Орелстрой
Свежий номер №44(1245) 06 декабря 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Машина времени

Бумажное эхо боев

31.08.2013

 Из фронтового письма: «Сейчас я вижу из вагона немчуру пленных. Я имею бравый вид танкиста, они обращаются «зялдат, дай махорки», я снимаю шлем, и они видят женскую голову…» 

Письма домой 
Война – как ненасытный зверь разрушения. Он убивает привычный уклад, становится источником глубоких душевных переживаний. Его презрение к человеческой жизни, его страсть уродовать человеческие души и тела вызывают не проходящее отвращение к этой безумной бойне. И самая непредвзятая оценка этому действу заключена в изгибах выцветших слов из солдатского письма. 
«Когда  вспоминаю вас, родные места, все родное, что теперь свободно от немецкой чумы, на чем осталась и черная печать, мне становится радостно и больно. Радостно от сознания, что для вас это стало уже прошлым, тяжело и больно от того, что все это изгажено и разрушено теми, кто не имел на это никакого права. И как это не вяжется с жизнью, с ее духом, с ее требованиями!..» Эти слова, адресованные жене и дочерям, писал  Владимир Сергеевич Соколов в село Сретенье Орловского района в июле 1944 года.
Война подчиняет сознание, начинает управлять им. Лишения, опасности, ожидание боя и отсутствие личной свободы оказывают негативное влияние на психику. Если боевое подразделение непрерывно участвует в бою в течение 60 дней, то 98 процентов личного состава сходит с ума. Поэтому время действий сменяется затишьем, от которого во многом зависит итог будущих сражений. Человек погружается в воспоминания. Он пишет домой. Это одно из немногих утешений для солдата, охваченного пламенем трагедии, испытывающего непомерное напряжение физических и духовных сил. Внимание и любовь родных, отвечавших милым, узнаваемым почерком на фронтовое письмо, вселяли в бойцов веру в то, что завтра они снова откроют глаза. Ведь чтобы встретиться потом, надо победить сейчас. 
 
Солдатские вести с фронта 
«Здравствуй, сестрица Катюша!... живу пока хорошо, нахожусь все время на фронте, своими мощными бомбежками мы помогаем нашим наземным войскам теснить отступающие немецкие части на Запад. Поломало мне два ребра и позвоночник, в общем, разбился крепко, но благодаря хорошим врачам, которые меня быстро вылечили, я через два месяца опять попал на фронт и сейчас летаю и чувствую себя прекрасно», – строки из письма Георгия Михайловича Винокурова, участника битвы за Москву, Сталинградского сражения, Орловско-Курской битвы. Они были написаны накануне той трагической даты – 15 сентября 1943 года, когда летчик направил свой горящий самолет в колонну  танков и мотопехоты противника. Теперь, наряду со многими подобными весточками, его письмо хранится в фондах государственного архива Орловской области. 
Солдатские вести с фронта – это резкий неровный почерк уставшей от орудийного металла руки, на оторванных листках, порою запечатывавшихся куском размоченного хлеба. Такой вот разговор с родными, чей добрый образ охранялся щитом солдатской памяти. Но не счесть конвертов, которые так и не опустились в руки, их ожидавшие…
 
Не вернулись из боя… 
Легко про воина слушать, да тяжело его видеть... Первое испытание солдата – разлука со своим очагом. Самое страшное – это то, что человек не знает, сможет ли он снова ощутить присутствие знакомых стен, запах дома и прикосновения любящих его людей. Извещение 1943 года: «Краснозоренский районный военный комиссариат Орловской области: «Ваш сын в бою за Родину, верный воинской присяге, проявив геройство и мужество, был убит»… На миллионы подобных сообщений капали слезы матерей.
Оказавшиеся на фронте сразу осознают, что могут погибнуть в любую секунду. Если  падает боевой товарищ,  то чувство  опасности порождает единственное желание – выжить любой ценой. А затем появляется закономерная  мысль – превзойти врага, быть на шаг впереди: «…Мы готовы к полному разгрому Германии. Наш удар будет сокрушительным. Мы пойдем еще дальше. На Запад, чтобы быстрее прийти на Восток». 
Солдатское письмо представляет собой истинный источник того, что творилось на полях сражений, какие эмоции овладевали бешено стучащим сердцем перед надвигающейся армадой вражеских сил. Когда боец пишет, он естественен, характер слов не подделен. Это особенно проявляется при первых испытаниях, в отсутствии «траншейной рутины».
 
Под гнетом мыслей и тревог 
В пограничной ситуации (присутствие страдания, борьбы, смерти)  становится иным все то, что наполняет повседневную жизнь. Человек непосредственно раскрывает свою сущность, начинает по-иному смотреть на себя и на окружающую действительность, он видит смысл своего «подлинного» существования. Существования ради кого-то. Старший сержант Алексей Кириллович Лазарев своим сыновьям: «Дорогой мой сыночек Виталюша! Шлю тебе горячий привет и целую тебя крепко, крепко. Поцелуй за меня маму и братишку. Попроси Вову, чтобы он написал тебе письмо и с своим письмом пришли его мне. Или ты сам можешь это сделать печатными буквами, которые ты знаешь. Слушайся маму и люби ее, хорошенько кушай, чтобы вырасти большим, отважным и сильным бойцом. Еще раз целую, твой папа». 
Под гнетом сжигавших сознание мыслей и тревог семьдесят лет назад писались слова надежды, слова, побеждавшие отвратительную реальность адского жерла войны. Живущие ныне поколения не могут почувствовать тот далекий ужас гибели рода людского. Но они в состоянии прикоснуться к состарившимся листкам, перенесшим в будущее несокрушимое желание видеть синее небо и неиссякаемую любовь человечества к самому себе. 
 

Александр Шхалахов

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям