Орелстрой
Свежий номер №14(1218) 26 апреля 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Прославленные имена

Большие надежды орловского театра

08.12.2015

Совсем скоро, 12 декабря, театр «Свободное пространство» представит зрителям последнюю премьеру этого года. Ей станет спектакль «Художник и любовь», созданный при поддержке Министерства культуры РФ по одноименной пьесе современного драматурга Евгения Балакина. Эта работа интересна еще и тем, что в основе ее – рассказ нашего знаменитого земляка, классика русской литературы Николая Лескова «Тупейный художник». Накануне премьеры о новом спектакле, а также о том, что сейчас происходит с ремонтом здания ТЮЗа и чем для «Свободного пространства» завершается год, в интервью «ОВ» рассказал художественный руководитель театра Александр Михайлов.

«Художник и любовь»

– Александр Алексеевич, на постановку спектакля «Художник и любовь» вы получили грант Минкультуры. Расскажите об этом подробнее. Давно вы приметили эту пьесу?

– Эта пьеса лежала у меня, наверное, года два. Я, кстати, сам когда-то хотел делать инсценировку рассказа Николая Семеновича Лескова «Тупейный художник». Но сразу ее не закончил, а через какое-то время молодой автор из Екатеринбурга Евгений Балакин прислал мне свою пьесу, довольно интересную. Так что она была у нас в планах на постановку.

А в прошлом году мы решили подать эту работу на конкурс по поддержке современной драматургии, ежегодно проводимый Министерством культуры. И вот этой осенью пришло сообщение, что нам дают грант на постановку. Конечно, мы сразу начали работу, тем более, времени на то, чтобы поставить спектакль до конца года, оставалось уже совсем немного.

– Действие спектакля будет разворачиваться в фойе Дворца пионеров и школьников имени Гагарина, а не на сцене. Чем объясняется этот нетривиальный ход?

– В пьесе основное место действия – дворец графа Каменского. Вот мы и решили таким образом подчеркнуть эту роскошь и торжественность. Мы пытаемся сделать так, чтобы сам дворец являлся своеобразным участником действа. Интерьеры должны контрастировать с тем, что происходит внутри этой истории: с одной стороны, все парадно и нарядно, а с другой – ужасные отношения между людьми, жесткое противостояние персонажей. Это еще один способ обыграть конфликт пьесы.

Действие будет происходить в современных реалиях: мы решили отказаться от кринолинов и прочих явных примет времени. Во-первых, сегодня уже совершенно не важно, в какие костюмы наряжены артисты. Ну и, во-вторых, хочется максимально сократить дистанцию между зрителем, особенно молодым зрителем, и персонажами спектакля. В постановке есть некоторая, на мой взгляд, этюдность. Но, быть может, это и лучше, чем если бы все было тяжеловесно и слишком театрально.

– Вы упомянули, что замысел поставить этот сюжет на сцене зрел у вас уже давно. Он как-то трансформировался с годами?

– Конечно. Сначала мне будущая постановка виделась очень музыкальной, красочной, с участием хора, с какими-то балетными элементами. Но когда Евгений прислал мне пьесу, я увидел, что в ней отражены очень интересные человеческие взаимоотношения, мощные проявления характеров, особенно отрицательных персонажей. В результате получилась крепкая мелодрама.

– Как в результате вы определяете жанр получившегося спектакля?

– С этим было трудно. Сначала я хотел, чтобы в программке было написано «антитеатральная история». Но в итоге все же остановились на «театральной истории». Потому что, конечно, это, помимо прочего, своеобразная фантазия о людях театра.

– После того как ремонт в родном здании ТЮЗа будет завершен, вы заберете постановку на малую сцену?

– Нет. Мы сейчас посмотрим, как будет играться, и если все сложится, спектакль «Художник и любовь» мы и дальше будем давать в фойе Дворца пионеров.

В ожидании новых премьер

– Половина очень непростого для вашего театра сезона пройдена. Наверное, уже можно подвести некоторые промежуточные итоги…

– Главное, мы находимся в рабочем режиме, что очень важно для театра. Никакой внутренней паузы у артистов нет. Мы приезжаем на гастроли – недавно были в Липецке, в Пензе, выступаем на больших сценах, и принимают нас замечательно, поступают очень приятные отзывы. В этом сезоне мы ставили в основном небольшие, камерные спектакли, но это не помешало им добиваться успеха. Лера Жилина в моноспектакле «Были слезы больше глаз» по произведениям Марины Цветаевой достигла очень высокого уровня как артистка. И где бы мы его не играли – в том числе в доме-музее Цветаевой в Москве – эту работу очень высоко ценят, что, конечно, приятно. В этом сезоне мы выпустили также комедию «Дурочка и зэк», поставили мюзикл для детей «Али-Баба и сорок разбойников». В начале февраля выйдет спектакль Сергея Пузырева «Спасти камер-юнкера Пушкина».

– А еще каких-то премьер зрителям ждать в следующем году?

– Сейчас мы репетируем мюзикл «Мышеловка», который нам подарил Александр Журбин. Забавная история. С одной стороны, очень психологическая, потому что в основе пьеса Агаты Кристи, а с другой – очень интересная в музыкальном плане. Музыкальный материал довольно сложный, поэтому выпускать этот спектакль мы будем, скорее всего, уже вернувшись на свою сцену.

Первой же большой премьерой в родном здании, я надеюсь, будет спектакль «Три мушкетера». Очень актуальная сегодня история: люди сражаются, отдают свои жизни, а когда узнают, из-за чего, сильно удивляются. Оказывается, у вышестоящих личные интересы, часто мелкие и эгоистичные, абсолютно не соответствующие принесенным жертвам. В основе спектакля будет известный сценарий Марка Розовского, по которому снято любимое многими кино «Д’Артаньян и три мушкетера», мы возьмем и некоторые музыкальные номера оттуда. Но мне хочется сделать не столько костюмную, сколько социальную историю про власть и тех, кто пытается честно ей служить.

Сложности реконструкции

– Александр Алексеевич, сейчас вновь множество слухов ходит вокруг реконструкции театра в рамках подготовки к празднованию 450-летия Орла: о том, что сроки сдачи срываются, да и само качество ремонта оставляет желать лучшего. Вы могли бы как-то прокомментировать эту информацию?

– Что касается внутренней отделки здания – насколько я знаю, работы ведутся подрядчиком в соответствии с проектом. Конечно, используются какие-то современные материалы… Но, в принципе, ничего страшного я в этом не вижу. Есть не очень приятные моменты, которые обусловлены тем, что здание изначально не было приспособлено под театр. К примеру, в силу серьезных нынешних требований к противопожарной безопасности вносятся значительные коррективы во внутреннее устройство здания: по периметру пущена вентиляция – а это огромный короб, расположенный на малой сцене и, конечно, сильно нарушающий интерьер.

Безусловно, все это доставляет некоторые неудобства, однако вызвано необходимостью. А вот с той частью, ради которой, собственно, ремонт и затевался, – с основной сценой – пока много неясностей. Сегодня уже конец ноября, а работы сделаны процентов, наверное, на 20. После того, как закончат с проводкой, будут делать планшет сцены и только потом устанавливать необходимое световое оборудование. Часть его привезли, часть еще в Питере. Учитывая, что срок сдачи объекта – 25 декабря, сложно себе представить, как меньше чем за месяц можно успеть все завершить.

– Последний вопрос, который волнует, думаю, многих наших читателей – любителей театра. Возможно ли, что в следующем году фестиваль камерных и моноспектаклей «Ludi» вновь вернется в Орел?

– Буквально на днях у меня появилась информация о том, что в областном бюджете выделено на проведение этого фестиваля 700 тысяч рублей – это больше, чем было раньше. У нас финансовые запросы не очень высоки, так что, думаю, фестиваль в 2016 году мы проведем. Уже есть весьма любопытные заявки от возможных участников, думаю, к февралю мы получим достаточное их количество, сформируем достойную афишу. И летом, скорее всего, в июне, «Ludi» вернутся в Орел.

Ольга Шевлякова

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям