Орелстрой
Свежий номер №33(1237) 20 сентября 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Взгляд в прошлое

Благовестников зов долгожданный…

11.12.2013

Треск умирающей свечи, тщетно пытавшейся обогреть промерзшее окошко, отзывался в сердцах странной тревогой, которая перемешивалась с подступившим на порог ночным мраком. Безумие недавно развернувшейся бури охватило всю округу, разнося жуткий вой на многие версты. Вьюга, набирая мощь, порождала беспокойство и чувство скорой беды. К вечеру следующего дня надежды окончательно потонули в пролившихся слезах. Вчера зима насытилась еще одной человеческой жизнью…

 

Спасительный звон

В журнале орловского полицейского управления о происшествиях, имевших место быть в губернии в XIX веке, нередки записи подобного содержания: неподалеку от переезда, близ населенного пункта «найден труп замерзшего крестьянина», далее указано имя и место жительства. Уродливая и мучительная гибель ждала сбившегося с дороги путника, в тело которого с жадностью вгрызался белый мороз. Но иногда сквозь болезненное чувство отчаяния остывающее сознание вдруг начинало различать спасительный, знакомый с детства зов. Зов, указующий путь к жизни: только что колокола сельского храма возвестили о начале вечерней службы.

В 1851 году Министерство государственных имуществ отправило экземпляры 35 номера Общего циркуляра в несколько российских губерний, в том числе и в Орловскую. В нем говорилось «об установлении при сельских церквах особого звона во время снежных вьюг и метелей».

На Руси колокольный звон живет испокон веков. Русский характер колоколов таится в ритмичном полете их голоса, стройности, напевности и благообразии, что все вместе является ключом к православной душе. На сегодняшний день колокола утратили многие жизненно важные для общества функции, бывшие актуальными в прошлом. Всем знакомый благовест, канонично поющие перебор с трезвоном, – теперь только они звучат в деревнях и городах России. Такие понятия, как «метельный», «всполошный» звон, отошли в прошлое. А когда-то они будили засыпавших от усталости, сбившихся с дороги людей, которых дома ждали близкие.

«Во время снежных вьюг и метелей»

«От необычайной снежной бури, бывшей в конце ноября месяца прошедшего 1850 года в пяти губерниях (Калужской, Тульской, Орловской, Курской и Полтавской), погибло много людей, и некоторые из них замерзли при своих селениях от того, что за совершенною темнотою от метели невозможно было распознать самых близких предметов.

Для отвращения подобных несчастий представилось полезною мерою учреждение при сельских церквах особого колокольного звона во время снежных вьюг и метелей, для указания пути тем, кои сбились с дороги.

По сношении с сим, с Высочайшего соизволения, с обер-прокурором Святейшего Синода и Министерством внутренних дел, Государь Император, по всеподданнейшему докладу моему, в 7 день сего августа, Высочайше утвердить соизволил и повелел исполнить следующие правила: 1. Во время вьюг и метелей учреждается в селах, по согласию сельского начальства с церковным причтом, охранительный для путешествующих метельный звон, который продолжается днем и ночью до тех пор, пока буря не стихнет; 2. Для отличения от церковного благовеста и от пожарного набата метельный звон производится непостоянно, но прерывисто, с некоторыми промежутками времени; 3. Для производства метельного звона местное начальство назначает несколько человек в помощь церковному сторожу, для удобства и безопасности…»

Пробуждая особое чувство…

Обеспокоенное участившимися несчастными случаями, связанными со смертью людей, правительство стало искать пути предотвращения подобных трагедий. Вышеприведенные правила разрабатывались исходя из существовавшей многими столетиями практики оповещения населения о соответствующем событии: начало богослужений, приветствие правителей и возвращающихся с победой войск, коронация царственных особ, казнь преступников, пожары и прочее. Рождающийся внутри холодного медного пространства высоко на колокольне, звон металла покрывал всю окрестность, вселялся во все живое, пробуждая особое чувство в душе, неподдельное, непохожее ни на какое другое.

Бой колоколов словно отделял происходящее в этот момент от тени повседневности. И в ситуации, когда наступала пора метелей, угрожавшая путникам потерей видимости верного направления, утратой сил в борьбе с непогодой, вследствие чего человек начинал просто засыпать, единственным разумным решением было прописать четкие, опирающиеся на реальность сельской местности и быта предписания, правила действий для предотвращения подобных происшествий.

Последнее средство спасения

После того как одобренные самим Императором правила легли на стол губернской канцелярии, Его превосходительству господину орловскому губернскому предводителю дворянства 12 декабря 1851 года приходит письмо такого содержания: «Высочайшим Указом повелено, благодетельною Волею Государя Императора, производить постоянный звон во всех селах во время зимних метелей для спасения погибающих. Но как в Брянском уезде есть много сел на далеком между собою расстоянии и звук колокола может достигать только на самое незначительное пространство; почему стремясь к точному исполнению Высочайшей Воли, я считаю необходимым иметь честь представить Вашему превосходительству возможность привесть спасительное и человеколюбивое намерение Государя Императора в непременное исполнение тем, чтобы завести в каждом поселении колокол, который может быть повешен на простом деревянном столбе от четырех сажень в вышину, средствами экономическими; а именно: я предполагал бы, что в каждой деревне, имеющей менее ста душ ревизских, достаточно завести колокол медный весом в полпуда, которого ценность не выше шести рублей серебром; а свыше ста душ – весом в пуд или более по произволу; что составит единовременный незначительный расход. Вместе с этим означенные колокола могут служить для возвещения о пожарах, что весьма важно в летнее время, когда большая часть крестьян находится на полевой работе, а в ночное время, когда поселяне после работ предаются глубокому сну. Брянский губернский предводитель дворянства Демидов».

Не во всех селениях, особенно малых, имелась собственная церковь (порой жители посещали соседние храмы за множество верст от места своего проживания). Но даже единственный колокол, установленный на скромной звоннице, мог оказаться последним средством спасения.

Да, власти заботились о своем народе, но, как и ранее, будто бы погружаясь в память прошлых поколений, поднявшись на колокольню, запорошенную мелким сухим снегом, открытую леденящим ветрам, которые тревожат накалившиеся на морозе металлические языки, человек в черном облачении произносит молитвы, зарождающиеся в разгоряченном сердце. Через несколько секунд ему предстоит, с усилием вглядываясь в беспросветную даль, стать проводником между жизнью и смертью, позволяя благовестнику выполнять свое истинное предназначение – выводить заблудившихся на белый свет, указывая верный путь к спасению.

Александр Шхалахов 

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям