Орелстрой
Свежий номер №41(1244) 22 ноября 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Вот чего бойся

Безответственная власть?

20.03.2013

На днях в редакции «ОВ» раздался звонок. Отчаянный, серьезно озадачивающий. Один из сотрудников ОАО «Орелстройиндустрия» ОАО «Орелстрой» попросил приехать на предприятие и, если возможно, хоть чем-то помочь. Коллектив в отчаянии: слухи о том, что завод с почти полувековой историей может рухнуть, чтобы на его месте гигантская корпорация построила очередной «грандиозный» развлекательный объект, поползли вновь. Оказывается, в недрах департамента имущества, промышленности и информатизации администрации Орловской области на этапе апелляционной жалобы вдруг родилась бумага, поддерживающая доводы «Гринна». Тем самым областная власть фактически сказала свое «не возражаем» в ответ на попытку поставить на грань уничтожения стабильно работающее предприятие с почти тысячным коллективом. И все это после того как «Стройиндустрия» выиграла суд у ЗАО «Корпорация «Гринн».

«Помещение №2»

Если описать фабулу очень коротко, без юридических тонкостей, с которыми уже разобрались на арбитражном процессе, она такова. Одно из старейших предприятий региона и гигантская корпорация больше года судились за маленький участок земли, собственность на который у «Стройиндустрии» бумагами не подтверждена, но на который предприятие имеет все основания претендовать по праву владения (ссылка на правовую позицию Президиума Высшего арбитражного суда РФ, изложенная в Постановлении от 05.06.2012 г. №360/12. – Прим. ред.). Собственно, это право и признал арбитражный суд Орловской области 11 января 2013 года. 

Для «Гринна» спорный участок, в документах обозначенный как «помещение №2», – возможность удовлетворить аппетиты по дальнейшему расширению компании. Помнится, еще на экономическом форуме – 2012 хозяин корпорации Николай Грешилов делился амбициозными планами на ближайшее будущее: построить в Орле цирк и чуть ли не самый большой в России аквапарк. Замечательно. Хотя изначально у многих орловцев сразу возник вопрос, не цинично ли планировать любой из этих объектов на территории едва ли не единственного сегодня стабильно действующего в Орле завода? Та самая спорная земля технологически необходима ОАО «Орелстройндустрия» для того, чтобы продолжить работать и производить продукцию. Ибо как раз эта территория была, есть и, надеемся, будет своеобразной дорожной артерией, связующей цеха предприятия. Перекрои ее – завод умрет. И последствия его гибели будут необратимы.

 «Стройиндустрия» – сердце ОАО «Орелстрой». Если оно перестанет биться, кризис постигнет весь организм. Да и не только «Орелстрой» пострадает – многим орловским строительным организациям придется туго. Львиную долю продукции они закупают у «Стройиндустрии».

Власть ставит на цирк?

Тем не менее, «Гринн», не согласный с решением арбитража, подает апелляцию. И тут отчего-то вдруг пробудившаяся администрация региона в лице своего представителя пишет отзыв на апелляционную жалобу. Отзыв этот, традиционно подписанный не руководством профильного департамента, а, повторяем, каким-то представителем управления госимущества по доверенности, тем не менее, четко определяет в этом деле позицию областной власти, которая на протяжении всех проходивших до этого судебных заседаний была как будто нейтральной: принять доводы ЗАО «Корпорация «Гринн». То есть, по сути, в дилемме «цирк или действующее предприятие» областная власть ставит на первый вариант.

Главный довод как раз и заключается в том, что в течение последних десяти лет якобы не ОАО «Орелстройиндустрия», а ЗАО «Пенобетон» (продавшее участок «Гринну») фактически (не по документам) пользовалось складом, расположенным на территории спорного «помещения №2». То есть никаких оснований претендовать на землю по праву владения у завода нет.

Зато у людей, там работающих, выходит, есть все шансы оказаться на улице. И люди не понимают, почему?! До последнего надеясь, естественно, на поддержку губернатора.

Вопрос губернатору 

Людмила Сапрыкина, работает на предприятии 10 лет:

– За все время, что я работаю на этом заводе, он пережил немало трудностей. В кризисные годы удалось, благодаря руководству, сохранить костяк коллектива. А если сегодня у нас забрать эту так называемую спорную территорию, наш цех останется без работы. Автоматически закроются и остальные цеха, потому что именно наш, производящий плиты – один из важнейших на заводе. Каждый человек хочет иметь крышу над головой. Спросите у любого, что он выберет – зрелище или квартиру? Поверьте, каждый проголосует за квартиру. Получается, федеральная власть требует от нас, чтобы мы сдавали больше жилья. А региональная – росчерком пера ведет дело к другому.

Валентина Петухова, работает на предприятии 42 года:

– У нас вопрос к господину Козлову. Пусть он назовет хоть одно предприятие, которое так стабильно работает, как «Орелстрой». А сколько у нас работает матерей, отцов… Сколько молодежи. Что им делать, если завод погибнет? Чем кормить семьи? А здесь что, «Лас-Вегас» построят?! Возмущение просто зашкаливает! Пусть губернатор ответит, что он думает?

Алексей Мартынов, работает на предприятии 21 год:

– Нас как будто хотят уничтожить. Скажите, Александр Петрович, что дороже: развлекательные центры или рабочие места на пережившем не один кризис предприятии?

Людмила Макоткина, председатель профсоюзного комитета ОАО «Орелстройиндустрия»:

– Очень больно смотреть на то, как все эти слухи, разговоры расшатывают коллектив. Если ты всю жизнь проработал стабильно и вдруг тебе говорят, что завтра ты можешь оказаться на улице, это очень страшно. Мы уже не знаем, куда обращаться: устраивать пикеты, писать президенту?

Слишком очевидно

Не знают, потому что, интересуясь дальнейшей судьбой завода, обращались уже и в прокуратуру, и в профсоюз, и в Следственный комитет, и к губернатору. На последнее обращение зампред правительства региона Антон Лавренюк (кстати, член совета директоров ОАО «Орелстрой») сухо ответил, что «вопрос о его (завода) продаже может решаться исключительно в рамках гражданско-правовых отношений», а в случае чего «правительство Орловской области готово оказать содействие в рамках своих полномочий» (каковы эти возможности, отлично видно на примере судьбы орловского ЗАО «Орлэкс». – Прим. ред.). До такой степени абстрактно, что и поймешь не сразу. А ведь чуть больше года назад, встречаясь с рабочими «Стройиндустрии» накануне президентских выборов, лично глава региона был более конкретен, уверял, что «экономическая политика Владимира Путина создает условия для роста объемов строительства», обещал поддерживать в первую очередь те строительные коллективы, которые работают в регионе и приносят пользу людям.

Так что же произошло? Или миллионные налоговые отчисления – это не польза?.. А около 4 тысяч рабочих мест в ОАО «Орелстрой»? А семьи, стоящие за ними? А многочисленные социальные объекты, масштабное возведение которых ни одна иная областная строительная структура просто физически не сможет себе позволить? Или, может быть, глава региона вовсе не знает о том, что творят чиновники профильных департаментов в соседних кабинетах?

– Нормальный губернатор должен быть заинтересован в том, чтобы промышленность работала. А под его эгидой пишутся совсем другие вещи, – комментирует генеральный директор ОАО «Орелстройиндустрия» Юрий Павлов.

Спор хозяйствующих субъектов в описанной выше ситуации действительно должен решаться в суде. С этим никто не спорит. Именно там каждый из них отстаивает свое право. Но коль уж администрация области решила вмешаться в такой момент и таким вот странным образом, будьте любезны, придите на место и посмотрите, как и что там расположено, кто пользуется, кто не пользуется, кто владеет, кто не владеет. Но, видимо, не доехали. Получив обращение работников «Стройиндустрии», я не поленилась, приехала, посмотрела. И неспециалисту становится понятно, что такую четко отлаженную работу нельзя было организовывать раз от раза, что как ездили там мостовые краны с 1964 года, перевозя грузы, так и ездят, как возили рабочие тележки с продукцией, так и возят. Все слишком очевидно, чтобы еще оставались сомнения.

Для работников же «Стройиндустрии» во вновь открывшихся обстоятельствах не ясно пока другое: что и кто стоит за такой вдруг неприкрытой поддержкой доводов корпорации-гиганта со стороны региональной власти? Некомпетентность исполнителей в кабинетах Белого дома, злой умысел, направленный на развал «Орелстроя», безответственность власти, наконец, может быть, чей-то проснувшийся интерес? Хотя последнее слишком невероятно и чудовищно на фоне судеб тысяч обеспокоенных людей.

Арина Павлова

P.S. Продолжение следует. 

Иван Дрогайцев, ветеран труда, заслуженный строитель России, начальник железобетонного цеха ОАО «Орелстройиндустрия»

Вот уже более года весь коллектив предприятия будоражит эта ситуация. Во-первых, коллектив у нас большой. Много молодых ребят. Если у нас заберут эти два пролета, наш цех практически остановится, потому что продукция, которая у нас выпускается, проходит как раз через них. Другой дороги у нас нет. И если ее перекроют, это равнозначно тому, что нам перекроют дыхание. А если закроют и снесут наш цех, остановится весь завод. Больше 800 рабочих окажутся на улице. Куда мы пойдем? О чем думает руководство области?

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям