Орелстрой
Свежий номер №44(1245) 06 декабря 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Взгляд в прошлое

Архитектор Николай Игнатьев

03.07.2014

В северной столице России, Санкт-Петербурге, много интересных и красивых зданий, построенных в разные годы по проектам замечательных архитекторов. Но в этом огромном разнообразии Малый Мраморный дворец, о котором далее пойдет речь, уникален, а его внешний облик воистину является «штучным», не имеющим аналогов в петербургской архитектуре. Такого рода здания, с фасадом, облицованным натуральным камнем (розовым мрамором), – редкое явление для Питера, города, по преимуществу, штукатурных стен, где все линии немного кривые, «рукодельные».

 

Большие деньги Малого Мраморного

История создания Малого Мраморного дворца и его существование во времени и пространстве оказались связаны со многими известнейшими личностями России, жившими во второй половине XIX – начале XX века.

Дворец на Гагаринской, 3 был перестроен из здания конца XVIII века в 1857–1862 годах для коллекционера и мецената Николая Александровича Кушелева-Безбородко, именем которого он вскоре и стал называться. Н.А. Безбородко скоропостижно скончался совсем молодым (ему не было и 30 лет). А несколько лет спустя после его смерти, в 1873 году, дворец был куплен Великим князем Константином Николаевичем для своего сына Николая. Вот тогда здание и стало называться Малым Мраморным дворцом (в отличие от просто Мраморного, построенного на Миллионной улице для графа Григория Орлова в конце XVIII века).

Но, без всяких сомнений, главным действующим лицом в истории Малого Мраморного дворца стала Екатерина Долгорукова, светлейшая княгиня Юрьевская, бывшая любовница императора Александра II, с которой царь нажил четырех внебрачных детей, а потом, после смерти супруги, вступил с нею в морганатический брак. Именно для любимой женщины императора (уже после его трагической гибели) в 1881 году за 600 000 рублей было приобретено это величественное здание.

Малый Мраморный дворец принадлежал Екатерине Юрьевской более 30 лет. За это время в здании появились мемориальные комнаты, посвященные Александру II, и множество его портретов. 9 марта в бывшей картинной галерее была открыта домовая церковь во имя Александра Невского. Некоторые из комнат дворца, по распоряжению владелицы, отделали заново в стиле неоклассицизма.

Уезжая на постоянное жительство за границу, княгиня Юрьевская в 1913 году продала дворец другой Екатерине – мало известной в высшем свете Петербурга представительнице бессарабского дворянского рода Леонардов.

Судя по фотографиям, Екатерина Павловна была не очень красивой и довольно полной девушкой, у которой денежные дела шли в гору, а вот семейные не ладились. Надо было удивить петербургских женихов роскошью. Вот тогда и решились Леонарды на покупку Малого Мраморного дворца. Княгиня Юрьевская умудрилась продать богатым провинциалкам здание за 1 200 000 рублей, вдвое больше, чем было заплачено при покупке дворца для нее самой.

Расходы (даже для богачей Леонардов) оказались колоссальными. Поэтому новые владелицы (мама и дочь) решили окупить затраты, построив во дворе Малого Мраморного дворца, на месте прежних сооружений, шестиэтажный жилой доходный дом с двумя флигелями в три и четыре этажа. Его проект был заказан архитектору Санкт-Петербургского дворцового управления Николаю Игнатьеву.

От Верхососенья до Петербурга

А теперь поведу речь в основном о нем и его семействе, потому что Николай Николаевич – наш земляк.

Он родился 2 декабря 1864 года в селе Верхососенье Малоархангельского уезда (ныне – Покровского района) в семье Николая Васильевича и Натальи Алексеевны Игнатьевых, местных помещиков, владельцев небольшого имения в Верхососенье и в соседнем селе Архарово. Младенца окрестили в Богоявленской церкви 4 декабря. Потом в семье, кроме Николая, родились еще два сына – Леонид (1867 года рождения) и Константин (1872 года).

Николай Игнатьев закончил Александровское реальное училище в Орле и в октябре 1886 года поступил Санкт-Петербургский институт гражданских инженеров. Учился хорошо, несмотря на материальные трудности (отец присылал Николаю всего 25 рублей в месяц, которых не хватало даже на самую скромную жизнь). Совет института выделил нуждающемуся студенту казенную стипендию, которая его здорово выручала.

По окончании учебного заведения в 1891 году Николай Игнатьев получил звание гражданского инженера и право на чин 10-го класса. Службу он начинал в техническо-строительном комитете, год работал в качестве члена Курской губернской земской управы, но потом возвратился в Петербург, где, параллельно состоя на государственной службе в МВД Российской империи, занимался практическим строительством на Николаевской железной дороге. Шесть с лишним лет исполняя обязанности начальника участка службы пути, Игнатьев успел многое построить на Александровском чугунно-литейном заводе Главного общества российских железных дорог.

С 1896 года Николай Николаевич стал преподавать в родном институте гражданских инженеров и оставался в нем вплоть до февраля 1917 года (помощник преподавателя, штатный преподаватель, инспектор).

Одновременно с несением государственной службы Игнатьев работал архитектором на Императорских фарфоровом и стеклянном заводах, Невском стеариновом заводе, имел обширную практику в частных учебных заведениях.

За долголетнюю плодотворную деятельность к 1914 году Николай Николаевич был удостоен четырех орденов Российской империи (Святого Станислава третьей и второй степеней, Святой Анны третьей и второй степеней) и чина действительного статского советника.

Кажется удивительным, но Игнатьев успевал еще и заниматься творческой деятельностью. Он спроектировал несколько зданий, сохранившихся в Петербурге до настоящего времени: доходный дом по 4-й Красноармейской улице, выставочное здание Императорского Российского общества садоводства (улица Потемкинская, 4) и шестиэтажный жилой доходный дом во дворе Малого Мраморного дворца, о котором упомянуто выше. И хотя работы по строительству этого здания не были полностью завершены из-за начавшейся Первой мировой войны, часть готовых квартир (по 4–10 комнат каждая) Леонарды все же решили сдавать внаем (правда, дешевле на треть предполагавшейся цены).

Судьба дворца и его творца

Строительство доходного дома стало хорошим рекламным ходом: в Малом Мраморном дворце стали давать роскошные балы для петроградской знати, а вскоре устроилась и личная жизнь Екатерины Леонард – она вышла замуж за Григория Комарова, старшего сына известного военного, общественного деятеля и руководителя Российского телеграфного агентства Виссариона Виссарионовича Комарова. Молодожены вскоре уехали из Петрограда, и после событий 1917 года в Малый Мраморный дворец никто из последних его владельцев никогда уже не возвращался.

Что касается судьбы нашего земляка-архитектора, то о его жизни в послереволюционные годы известно очень немного, даже дата смерти приблизительная – не ранее 1923 года.

В этом году со дня рождения Николая Николаевича Игнатьева исполняется 150 лет. И очень хочется, чтобы об этом вспомнили на его родине и в Петербурге, в Малом Мраморном дворце, где в настоящее время размещается Европейский университет. Кто знает, может быть, 2 декабря 2014 года на одной из конференций, посвященных современным экономике или социологии, кто-то из лекторов вдруг скажет: «Сегодня 150 лет архитектору Игнатьеву».

P.S. Все, что ты, читатель, прочел, я смог написать благодаря недавно вышедшей книге петербургского исследователя Дениса Шилова «Малый Мраморный дворец. Архитекторы и владельцы» (Санкт-Петербург, 2014). Я оказал Денису Николаевичу небольшую помощь в поиске данных по семейству дворян Игнатьевых. И в благодарность за это он прислал мне симпатичное, богато иллюстрированное издание. Отныне биографией еще одного известного орловца стало больше.

Александр Полынкин

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям