Орелстрой
Свежий номер №40(1244) 15 ноября 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Специально для "ОВ"

Андрей Соколов: «Если человека что-то волнует – значит, он существует!»

17.06.2014

Немногие артисты умеют реализовать себя столь разносторонне и быть успешными во всем, за что бы ни брались. Главная роль в фильме «Маленькая Вера» сделала его настоящим секс-символом СССР, а за работу в картинах «Письма в прошлую жизнь» и «Бездна, круг седьмой» он получил призы за лучшую мужскую роль. Не многим известно, что в сериале «Адвокат», «откатавшем» на НТВ целых восемь сезонов, Андрей Соколов не только сыграл главную роль, но и был режиссером и продюсером. А потом снял свой полнометражный фильм «Артефакт», получивший призы международных фестивалей. Ко всему прочему, Соколов уже почти двадцать пять лет работает в одном из самых любимых и знаменитых московских театров – «Ленкоме»…

Решить вопрос узнаваемости

– Не хотелось бы вас мучить вопросами о «Маленькой Вере»…

– Ну почему же, помучайте!

– Чего греха таить – с тех пор, как эта картина вышла на экраны, вас считают российским секс-символом, а женщины испытывают к вам симпатию. Вам это мешает, помогает или это вас не трогает?

– Если бы меня это не трогало, смысл бы в жизни пропал. Если человека что-то волнует, задевает – значит, он существует. Как я к этому отношусь? Да нормально: это часть моей профессии. И я бы соврал вам, если бы сказал, что это меня не трогает. В конце концов, известность – результат моего труда, бессонных ночей и так далее. Поэтому очень приятно, что это есть.

– После «Маленькой Веры» у вас был просто колоссальный успех – ведь в чем-то это ключевой фильм, ломающий советское стереотипное сознание. А потом раз – и тишина. Как вы это переживали?

– Знаете, по счастью, тишины никогда не было. Но я прекрасно понимаю, что жизнь – как зебра, и есть моменты накопления, а есть – отдачи. Был, к примеру, со мной случай, после чего мы придумали проект «Адвокат», который долго шел на НТВ. Ехал я как-то на машине, останавливает меня гаишник и спрашивает: «Кем работаете?» Я думаю: «О, дожили! Надо срочно что-то придумать». Так появился сериал «Адвокат» – и сразу решился вопрос узнаваемости...

О нестыдном ширпотребе и режиссерских планах

– В «Адвокате» вы не только сыграли главную роль, но и работали режиссером…

– Да, двенадцать фильмов из цикла «Адвокат» я снимал как режиссер. Также в 2009–2010 годах снял полный метр – «Артефакт». Фильм был отмечен призами на Смоленском фестивале и в Монако, что, не скрою, очень приятно.

– А что сегодня в планах?

– На сегодняшний день я в запуске. Осенью буду снимать полный метр, рабочее название «Память осени» – этакий парафраз «Вишневого сада».

– А от чего вы больше получаете удовольствие – игра в театре, в кино, режиссура? И какая режиссура: кино- или театральная? Вы ведь и спектакли ставите…

– Для меня есть такое понятие: интересен проект или нет. Многое из того, что сейчас идет на телеэкранах, это просто ремесло и зарабатывание денег. Дай Бог, чтобы за это было не стыдно! Но есть еще и понятие «искусство» – то, что ты делаешь для души, для себя, для будущего, для того, чтобы тебе «не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы»…

– Вам опыт актера, наверное, помогает в режиссерской работе?

– После того как я окончил режиссерский, нет более послушного актера, чем я! Я хорошо знаю, насколько это непросто. Поэтому все эти актерские «закидоны» (если они и были раньше) остались в прошлом, до учебы на Высших режиссерских курсах. Если я на площадке как актер – значит, я и веду себя как актер. Мозги отключаю, не лезу, куда не надо… И получаю огромное садомазохистское удовольствие от наблюдения за режиссером: как у него «болит голова», как он, бедный, мучается!

– Жестокий вы!

– Это просто констатация факта. Знаете, когда я снял «Артефакт», я себе сказал: «Больше – никогда!» Проект очень сложный был в постановочном смысле, пять экспедиций у нас прошло, и какие: Темрюк, Геленджик – это тебе не Подмосковье, не павильончики! Плюс было очень много компьютерных технологий – одним словом, колоссальный опыт! Вообще, конечно, полный метр – это совсем другое отношение и кинематографически другой подход.

«Я знаю все актерские хитрости»

– Значит, судя по вашим словам, вы самый послушный актер. А какой вы режиссер?

– К сожалению, я знаю все актерские хитрости, поэтому им со мной на площадке сложно: меня нельзя обмануть. Я знаю многое, и даже то, о чем они не подозревают! Периодически я ведь еще и продюсерские функции на себе тащу, поэтому здесь уже кто попал – тот попал... И мне приятно, что с людьми, с которыми я работал, работаю и, надеюсь, буду работать, мы всегда находим общий зык. И хотя я понимаю, что в смысле достижения цели я диктатор, при этом все же я слышащий человек. Я абсолютно адекватно отношусь к проявлению любой позитивной и созидательной инициативы…

– А как, по-вашему, нужно или не нужно зрителям знать подробности жизни артистов, какие они люди, какие у них характеры?

– Я помню замечательные слова Анастасии Вертинской, что «актер не должен опускаться до уровня кухни». Чем меньше зритель будет знать об актерской кухне и человеческой сущности – тем лучше. Хотя люди все равно вольно или невольно идеализируют артиста, смешивают его с тем образом, который он играет…

– У вас тоже были случаи идентификации вас с вашими героями?

– Помню совершенно уникальный случай. На экраны вышел фильм, который назывался «Охота на асфальте», где я играл отморозка, который со своей компанией грабил на дороге дальнобойные машины, убивал людей, и все в этом духе. А года за полтора-два до того достаточно долго шел фильм «Близнецы», где я играл мента. И вот еду я как-то на машине, меня останавливает гаишник и говорит: «Определяйся: ты с нами или как?» Я говорю: «В смысле?» А он: «То ли ты бандит, то ли наш!» Я опешил: «Ребята, это же работа!» – «Какая работа? Давай, чтобы этого больше не было!» Человек совершенно искренне был убежден в реальности происходящего на экране. С одной стороны – это здорово, что он настолько в это поверил и принял меня за того «Мироныча». С другой – это как раз и есть оборотная сторона актерской профессии...

«Кому-то я нравлюсь, кто-то ненавидит»

– При этом вы старательно оберегаете от прессы свою личную жизнь, семью…

– Я считаю, что даже у публичных людей должна быть зона личного пространства. Это первое. Второе: вокруг меня люди разные, кому-то я нравлюсь, кто-то меня ненавидит. То, что связанно с моей профессией и вниманием по отношению ко мне, должно касаться только меня, а не отдавать рикошетом по близким людям. У них своя жизнь, и, я считаю, они вправе существовать в ней комфортно и без ограничений.

– Вы сказали, что кто-то, быть может, вас ненавидит… А вообще, ненависть – это нормальное человеческое чувство?

– Она, конечно, разрушает. Недаром ненависть, как говориться, сыграть нельзя – можно изобразить гнев, страх… А ненависть – это всегда поступки. Если ты просто ненавидишь и находишься в таком психологическом стрессе, то в конечном счете кроме разрушения самого себя это тебе вряд ли что-то даст. Понимая, что такие чувства неизбежны, предпочитаю худой мир доброй ссоре. Но если война все-таки началась, на территории противника даже выжженной земли не должно остаться!

О скрытых возможностях человека

– Вы играли в фильме «Бальзаковский возраст, или Все мужики – сво…». Что вы думаете по поводу того, что «все мужики – сволочи»?

– Могу согласиться, а могу, наоборот, прямо сейчас убедить вас в том, что этого просто быть не может! Все относительно. Все идет «родом из детства»: какие ты книжки читал, какие фильмы видел – такое у тебя на сегодняшний день мировоззрение и такую ты для себя внутреннюю базу подвел.

– Но слова, по большому счету, могут быть прикрытием?

– Слова материальны, слова очень важны! Даже если они ничего не значат, они все равно пишутся на некоем небесном сервере. Как происходит считывание информации? Я встречался с людьми, которые немного больше видят, чем мы с вами. Человек смотрит на меня – и рассказывает все, что у меня было, всю мою жизнь! В это трудно поверить, но это чистая физика! Очень много вещей, которые мы не познали в силу того, что нам пока не дано. Человеческий мозг используется за всю жизнь всего лишь на 4–5 процентов. Представляете, сколько скрытых возможностей в нашем «компьютере»? Можно только догадываться и предполагать…

Биография

Андрей Соколов – актер театра и кино, режиссер, сценарист,

продюсер.

Родился

3 августа 1962 года в Москве.

Образование

В 1986 году окончил Московский авиационно-технологический институт, в 1991 году – вечернее отделение института иностранных языков. В 1990 году окончил актерский факультет Театрального училища имени Б.В. Щукина.

Работа

С 1990 года – актер театра «Ленком». С 1999 года – художественный руководитель театра «Монолог XXI век».

Марина Левина, фото Вадима Тараканова

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям