Орелстрой
Свежий номер №19(1223) 7 июня 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Память без памятника

А.Н. Устинских – сибирский краевед земли Орловской

24.09.2015

В этом году, объявленном Годом литературы, исполнилось 90 лет со дня рождения Александра Николаевича Устинских (1925-1999) – известного орловского краеведа, писателя, члена Союза журналистов России, редактора газеты «Единство».

«Снаряды нужны немедленно»

Личный фонд Александра Николаевича после его смерти поступил, правда, в усеченном виде, в областной государственный архив на вечное хранение. Но об этом позже…

Родился А.Н. Устинских в поселке Вознесенск Алтайского края. Детство и юность его прошли в Сибири, в Кемеровской области, в рабочей семье. Был в Кемеровской области такой маленький городок Киселевск, в котором люди жили в домах из земляных кирпичей. В этом городе весной 1940 года пятнадцатилетним подростком Александр начал свою трудовую деятельность на железной дороге временным ремонтным рабочим. Когда началась война, он пошел работать токарем на Киселевский машиностроительный завод.

Вскоре в маленький сибирский город стали приезжать эвакуированные. Прибыли со своими семьями  рабочие таллиннского завода «Красный Круль». На заводе все изменилось. Ужесточился охранный режим, механический цех превратился в инструментальный, появилось новое оборудование. Это оборудование поступало с Московского завода имени Владимира Ильича (бывшего завода Михельсона). Рабочие сами разгружали станки и затаскивали их в цеха. Единственным транспортом была лошадь, а в цехе – ручная тачка.

Мастера и наладчики поточного производства прибыли вместе с заводом из Москвы, но основная масса рабочих состояла из совершенно не подготовленных людей, которых надо было научить работать не за недели, а за считанные дни или даже часы.

«Снаряды были нужны немедленно. И отгрузка первой партии изготовленных заводом реактивных снарядов была той заветной целью, к которой люди не просто шли, а карабкались из последних сил в страшных, неимоверных, нечеловеческих усилиях. И хотя мы понимали, что на фронт попадут они не сию минуту, ликование по этому поводу было всеобщим и неподдельным.

И чего греха таить – горды мы были безмерно. Подумать только! Вчерашний заштатный сибирский заводишко стал творцом оружия. Да какого! Да кем?! Да в каких условиях?! Да в какие сроки! Горды мы были! Мы ощутили свою причастность и нужность в самой важной общественной значимости того периода – великой битве с фашизмом».

Подвиг на заводе

В ноябре 1941 года Александра Николаевича как одного из лучших токарей перевели в группу специальных мерителей для реактивного оружия, где требовалась точность и высокий профессионализм. Пригодились уроки старого эстонца Виилупа.

Александру Николаевичу доверили работу на новом станке,  да еще одному, без сменщика. «День всегда пролетал метеором. Его всегда не хватало. Что-то обязательно надо было успеть сделать к следующему утру. Приходилось стоять у станка ночь. Какие же они тяжкие, эти предутренние часы. И умывался-то я. И голову мочил водой. И снегом растирался. Мало что помогало. Работать сутками приходилось и раньше. Но то было другое. Работа, полная движения. Теперь же, уткнувшись в станок, до боли в глазах ловил сотки и микроны. Полировал до зеркального блеска малюсенькие детальки приборов. Безо всяких копир, от руки, резцом выводил под шаблон шаровые поверхности, замысловатые радиусы и галтели».

На заводе не хватало станков, оборудования. Тогда руководство предприятия принимает решение переоборудовать станок, на котором работал Александр, в более универсальный. Ценою огромных усилий, бессонных ночей станок был переоборудован и работал в таком виде до конца войны.

Трудились круглые сутки, переоборудовали и другие станки, налаживали массовое производство реактивных снарядов, которое требовало высокой квалификации рабочих и большого количества токарно-винторезных станков. Александр Николаевич подробно описывает технологию производства, трудности, которые приходилось преодолевать для того, «чтобы сегодняшний читатель понял наше тогдашнее положение в техническом отношении. И какой же поистине величайший подвиг надо было совершить нашему народу, чтобы разгромить до зубов вооруженного врага, на которого работала промышленность чуть ли не всей Европы».

«Знай наших»

И хотя после смерти Александра Николаевича на доме по улице 2-й Курской в Орле была установлена мемориальная доска с надписью: «В этом доме с июля 1979 по июль 1999 гг жил Александр Николаевич Устинских – рабочий, усовершенствовавший производство снарядов к минометам «Катюша», – в воспоминаниях он очень скромно пишет о своих заслугах, стараясь добрым словом вспомнить тех, кто работал с ним рядом. А о себе он рассказывает откровенно, с самоиронией. Вот, например, такой эпизод: «Иванов положил на мое худенькое плечико свою огромную ручищу и пророкотал: «Ты, браток, часом блоху никогда не пытался подковывать?!» А я, оскорбленный этой блохой, с чисто чалдонской прямотой рубанул ему в ответ – знай, мол, наших: «С блохами не по тому адресу. Мы, сибиряки, регулярно в баньке моемся и бельишко меняем. А ежели кому от блох покоя нет, то пусть тоже в баню ходит, не ленится». Потом, откровенно насупившись, включил станок и занялся своим делом. Волохов смущенно улыбался. Даже он растерялся и, видимо, не знал, как направить в мирное русло столь неожиданное направление принявший разговор.

Иванов, трясясь своим огромным телом, весело от души хохотал. Но откуда ему было знать, что тогда я не только не имел понятия о знаменитом Тульском Левше, но даже не подозревал и о существовании самого писателя Николая Семеновича Лескова».

Прошли годы… К 24 годам Александр Николаевич закончил  с красным дипломом Омское речное училище и Ленинградский институт инженеров водного транспорта.

В 1959 году переехал с семьей в Орел, который полюбил как вторую родину.  Он увлекается краеведением, знакомится более подробно с жизнью и творчеством не только Н.С. Лескова, но и других орловцев: писателей, художников, революционеров, участников социал-демократического движения.

Диапазон его исследований был очень широк: П.Я. Пясецкий, А.П. Ермолов, С.М. Степняк-Кравчинский, братья Рогачевы, П.Я. Мартьянов. Но самым большим его увлечением, его многолетней, кропотливой работой было изучение жизни и загадочной гибели известного полярного исследователя В.Н. Русанова.

Судьба полярника

О Русанове Александр Николаевич впервые услышал, когда летом 1947 года, учась в Омском речном училище, проходил практику на реке Иртыш. Он буквально «заболел» В.Н. Русановым. Человек сильный, смелый, он и людей любил таких, которые не боялись рисковать, совершая подвиг во имя науки, во имя своей страны.

За полвека, которые были посвящены полярному исследователю, Александр Николаевич не только изучил огромное количество архивных документов в архивах и музеях России, в том числе и в Орловском архиве, написал десятки статей, издал буклет к 100-летию В.Н. Русанова, но и в 1977 году, во время своего очередного отпуска, совершил по следам нашего славного земляка путешествие по Арктике.

В путевом очерке «Татария» уходит в Арктику» Александр Николаевич подробно описал свое путешествие Северным морским путем, свою незабываемую встречу с сыном Ильи Вылко, неизменного проводника и друга Русанова.

Немало труда было вложено Александром Николаевичем для увековечения памяти В.Н. Русанова. Вместе с замечательным человеком и краеведом Ольгой Павловной Власовой они обивали пороги руководителей города и области, готовили материалы для будущего музея. Музей открылся в 1982 году. Жаль только, что на торжествах, посвященных юбилеям В.Н. Русанова, имена А.Н. Устинских и О.П. Власовой никогда не называются…

А.Н. Устинских начал публиковаться еще в 1947 году. За свою не очень долгую жизнь он опубликовал в газетах и журналах более 400 статей,  исторические повести «Басурманка», «Орловец с броненосца «Потемкин», длительное время работал над трилогией о сподвижнике Петра I А.Д. Меншикове: «Денщик царя», «Слуга Отечеству», «Властелин в изгнании». Вышедшая в свет первая книга трилогии получила высокую оценку жюри конкурса, проходившего в Санкт-Петербурге и посвященного 300-летию Российского флота.

Александр Николаевич еще при жизни подготовил богатейший материал для передачи на хранение в областной архив. Приглашал нас, архивистов, знакомил с подлинными документами. Казалось, что этому могучему человеку сносу нет. Но прошло несколько месяцев, и он попал в больницу, откуда уже не вышел. Пока лежал в больнице, загадочным образом из квартиры исчезли документы о жизни и деятельности В.Н. Русанова. Но и те материалы, что хранятся сейчас в архиве, представляют историческую и художественную ценность.

Как и В.Н. Русанов в начале ХХ века, Александр Николаевич страдал из-за «политической неблагонадежности» (в 1990-х годах он возглавлял Орловское отделение ВКП(б), и за политической деятельностью многие «не замечали» его краеведческие открытия, его подлинно русскую душу, большой литературный талант.

Ольга Пантелеева

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям