Орелстрой
Свежий номер №40(1244) 15 ноября 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Специально для "ОВ"

Алексей Макаркин: «В России часто правая рука не знает, что делает левая»

20.09.2017
В России завершился единый день голосования. И хотя Орловская область в этих выборах участвовала только на уровне муниципальных районов и сельских поселений, остается все же немало более глобальных вопросов, требующих, по мнению аналитиков, безотлагательного прояснения. Среди них – быть или не быть ограничению муниципального фильтра? Важна ли вообще явка населения или это российский атавизм? Почему накануне выборов произошло предэлекторальное ослабление хватки центра и как это сочетается со странным поведением орловских властей, пытающихся внедрить в регионе драконовский закон о митингах? И, наконец, из каких сфер может вдруг возникнуть преемник Владимира Путина на фоне абсолютного президентского доминирования? Ответы на эти и другие вопросы – в интервью первого вице-президента Центра политических технологий Алексея Макаркина.
 
Критикуют все
– На завершившихся выборах практически везде не имели проблем с избранием действующие губернаторы преимущественно потому, что все сильные кандидаты, претендующие на то, чтобы составить реальную им конкуренцию, были отсеяны муниципальным фильтром. Сейчас многие обсуждают различные варианты смягчения этого барьера. Даже прогнозируется включение этого пункта в предвыборную программу президента. Каковы шансы на реализацию этих планов?
– Думаю, что шансы есть, так как муниципальный фильтр вызывает резкую критику со стороны всех партий парламентской оппозиции. В нынешнем виде он означает, что эти партии принуждаются к тому, чтобы попросить помощи в преодолении фильтра у власти. А если помощь будет получена, то как-то неудобно слишком резко критиковать того, кто ее оказал.
Кандидаты же, которые находятся в системном конфликте с руководством региона, могут быть вообще отстранены от участия в выборах (как, например, Евгений Ройзман в Свердловской области). Поэтому избирательный фильтр в его нынешнем виде способствует дискредитации электорального процесса.
– Каким образом может выглядеть смягчение муниципального фильтра?
– А вот это пока вопрос. Есть разные варианты – например, освободить от фильтра партии, имеющие представительства не менее чем в четверти муниципалитетов данного региона (эта норма может быть выгодна КПРФ, но не решит проблем других партий). Или снизить верхнюю планку фильтра – сейчас она установлена на очень высоком уровне в десять процентов.
Все эти предложения, на мой взгляд, лишь немного смягчат проблему, но сохранят широкие возможности не допустить к выборам неугодных кандидатов, имеющих реальную общественную поддержку. В то же время и отменять фильтр полностью, думается, было бы неправильно – в этом случае избирательный бюллетень может включать десятки фамилий в основном никому не известных кандидатов, и избиратели сами взмолятся о введении какого-нибудь ограничителя.
Полагаю, что оптимальным был бы вариант с небольшим числом необходимых подписей муниципальных депутатов вне зависимости от района, который они представляют. Если за человека подписались 5–10 народных избранников, готовых нести репутационную ответственность за свою подпись, то такой человек уже не маргинал.
 
Странное поведение
– В целом перед выборами федеральная власть необычайно смягчилась: в частности, не только заговорила об изменении муниципального фильтра, но также выделила не самым лояльным ей общественным организациям гранты, а также сделала много других приятных обществу дел. Можно ли это признать частью электоральной стратегии?
– Думаю, что это шаги навстречу модернистской части президентского электората. Есть избиратели, голосующие за Владимира Путина и при этом не одобряющие закручивания гаек, и их немало. Возьмем, например, конфликт вокруг фильма «Матильда» – с обеих сторон немало сторонников власти. Режиссер Алексей Учитель подписал в марте 2014 года письмо с поддержкой действий России в Крыму и Украине. Понятно, что если ставится задача провести максимально легитимные выборы с высокой явкой, то этих избирателей нельзя отталкивать.
– На фоне этих примирительных жестов странным видится принятый в первом чтении в Орловской области ретроградный закон о митингах. Он фактически запрещает любые общественные акции на территории практически всей области. Как вы это оцениваете?
– В России часто бывает, что правая рука не знает, что делает левая. Это происходит не только на региональном, но и на федеральном уровне. Например, сейчас в Совете Федерации предложили законопроект об ответственности за «попытки деструктивного влияния на политическую ситуацию в России», причем предлагается наказывать за «разжигание политической розни». Орловский законопроект о митингах – из этого же ряда. Часто такие инициативы связаны с корпоративными интересами – например, местного начальства, мечтающего о несменяемости, или силовых структур. В результате девальвируется эффект от мер, адресованных провластным «модернистам».
 
Плебисцитная конкуренция?
– Фонд развития гражданского общества (ФоРГО) Константина Костина подготовил специальный доклад к сентябрьским выборам глав регионов, одной из основных тем которого является политическая конкуренция. По мнению авторов доклада, референдумные, то есть неконкурентные выборы не перестают быть выборами – они имели место и в России 1990-х, они распространены и за рубежом. Что вы думаете по этому поводу?
– Просто существуют разные ситуации. Есть США, где в одном округе (например, с преобладанием афроамериканцев) нет шансов на победу у республиканцев, а в другом – у демократов. Там, действительно, выборы напоминают плебисцит – проигрывающая партия не выставляет серьезного кандидата, чтобы не тратить зря деньги и время. Но рядом может быть округ с сильной конкуренцией. Например, в «продвинутой» либеральной Калифорнии губернатором два срока был республиканец Арнольд Шварценеггер, до и после него штатом руководили демократы.
В России 1990-х годов тоже были разные регионы – в одних кандидаты получали почти «советские» результаты, в других итоги были непредсказуемыми. В Орловской области Егор Строев получал более девяноста процентов голосов, а в Московской области в 2000 году победитель определился во втором туре с разрывом меньше чем в два процента. Но если референдумными становятся практически все региональные выборы, то это уже очень тревожный симптом.
– Как и предполагалось, явка на этих выборах в общем-то была невысокой, в основном в силу того, что не было серьезной конкуренции – соответственно, ярких интриг. Это можно считать проблемой власти или все делалось специально?
– Думаю, что в отсутствии конкуренции высокая явка возможна только там, где она «накручивается» искусственно. Так можно и до 99,9 процента дойти. Но проблема не только в этом – в целом в обществе сильны апатичные настроения, ощущение, что ничего нельзя изменить. Это одна из причин того, почему многие предпочитают садовые участки избирательным.
 
Вопрос вопросов
– Говоря о едином дне голосования, на ум нет-нет да и приходит вопрос о президентских выборах 2018 года. По негласным сведениям, с Владимиром Путиным никто не хочет бороться. Я не спрашиваю, почему это происходит. Ответ на этот вопрос очевиден. Я поинтересуюсь тем, каким образом может возникнуть потенциальный преемник при таком безоглядном доминировании?
– Помните, как подскочил рейтинг Дмитрия Медведева в 2007–2008 годах, когда он из одного из кандидатов в преемники стал официальным кандидатом на пост президента? Если на преемника укажет действующий президент, то очень многие скажут, что они уже давно и искренне поддерживали именно этого политика. Просто не говорили об этом из скромности.
 
Биография
Алексей Владимирович Макаркин – российский политолог и журналист, первый вице-президент Центра политических технологий.
 
Родился
18 августа 1971 года в Москве.
 
Образование
В 1993 году окончил Историко-архивный институт (ныне Российский государственный архивный институт).
 
Работа
С 1993 года – младший научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН. С 1994-го увлекается журналистикой. Работал в газете «Сегодня»», сначала аналитиком, потом руководителем подразделения «Досье», затем обозревателем. Вел историческую рубрику «Времена», публиковал статьи на историческую тематику. С 1995 года сотрудничает с Центром политических технологий. После 2001-го переходит на работу в Центр политических технологий, но продолжает работать как журналист. С 2004 года – первый вице-президент Центра политических технологий. Выступает с аналитическими материалами и комментариями в многочисленных российских и зарубежных СМИ.
Наталья Балакирева

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям