Орелстрой
Свежий номер №28(1232) 17 августа 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Специально для "ОВ"

Алексей Макаркин: «Создать оазис благополучия никому не удастся...»

07.07.2016
В критической ситуации может резко поменяться все, в том числе и точка зрения политиков. Такие метаморфозы совсем недавно случились с позицией федеральных чиновников, которые спустя десять лет вдруг заговорили о смене концепции межбюджетных отношений. Что явилось толчком к таким переменам? Как перенаправить существующий федеральный законодательный крен в сторону регионов? Может ли политическая культура быть сформирована «окончательно»? Об этом и другом читайте в интервью с известным российским политологом Алексеем Макаркиным.
 
Выровнять крен
– Алексей Владимирович, не так давно появилась информация о том, что в Совете Федерации впервые за последнее десятилетие заговорили о необходимости смены концепции межбюджетных отношений. По мнению федеральных политиков, нужно осуществить перераспределение финансовых средств между регионами и центром, увеличив региональную часть. (Сегодня 35 процентов всех доходов остается в регионе, а 65 процентов уходит в федеральный бюджет.) С чем, по вашему мнению, это связано?
– С тем, что в стране экономический кризис. Хотя сейчас многие стараются избегать этого слова, говоря о новой экономической реальности. Но как кошку не назови, она кошкой останется. В кризис же сокращается количество ресурсов, подлежащих распределению как в центре, так и в регионах. Следовательно, обостряются проблемы, не столь заметные в условиях нефтяного благополучия. Тут уже и Совет Федерации вспоминает, что он является «палатой регионов».
– Валентина Матвиенко также признала, что существует крен в сторону федерального центра в юридических вопросах. Дабы не быть голословной, я ее процитирую: «В России, конечно, должно быть единое правовое поле, однако региональные парламенты должны получить больше полномочий. Из Москвы все зарегулировать невозможно, такие попытки приводят к плохим результатам». Что, как вы думаете, повлияло на точку зрения председателя СФ?
– Теоретически все верно, практически нет механизмов, чтобы добиться реального перераспределения ресурсов – а именно с этим связаны и предложения об увеличении полномочий региональных парламентов. Добровольно их никто не отдаст, тем более что в кризис средства федеральному бюджету нужны еще больше, чем в период роста. В регионах же, как правило, ориентированы на стратегию адаптации и выживания – как «наверху», так и «внизу». Проще говоря, ездили в Турцию – поедем в Крым, ездили в Крым – поедем на дачу. Поэтому вряд ли ситуация изменится, по крайней мере, в обозримом будущем. Если же начнет слабеть федеральная власть, то здесь есть хорошо известная всем нам оборотная сторона – когда рушится в центре, то обвал распространяется и на регионы. Создать оазис благополучия никому не удастся – мы это помним по 90-м годам.
 
Проклятье нефтяной иглы и выборов без выбора
– Вы давно изучаете политические тренды. В какой период российская региональная политика была наиболее эффективной, если брать во внимание уровень социально-экономического развития, уровень инвестиционной привлекательности?
– Когда есть деньги, тогда политика выглядит эффективной. У нас сейчас принято славить первых секретарей советского времени, которые много строили (жилье, больницы, школы), и ругать их преемников, строивших значительно меньше. А если вглядеться повнимательнее, то в основе успехов одних и неудач других все та же нефтяная конъюнктура и объем имеющихся в их распоряжении ресурсов.
– Затрону по сути ту же тему, но с другой стороны. Введение прямого волеизъявления избирателей при голосовании за того или иного кандидата в губернаторы, по идее, должно было повысить уровень ответственности руководителей регионов не только перед своим работодателем – Кремлем, но и населением. Но, по сути, происходит, с моей точки зрения, лишь имитация. Все настолько зарегулировано, что вопрос избрания того или иного кандидата, который поддерживается центром, на 90 с лишним процентов фактически предрешен.
– По-разному бывает. Здесь проблема в дееспособности оппозиции. Если она опирается на реальные региональные интересы, способна создать эффективную коалицию и выдвинуть сильного лидера, то у нее появляется шанс. Как в Иркутске, где в конкуренции с губернатором-«единороссом» во втором туре победил коммунист Левченко. Есть основания полагать, что число таких вторых туров будет постепенно увеличиваться, хотя и неравномерно по стране.
 
Учиться быть открытыми миру
– Не так давно руководителем Центризбиркома стала Элла Памфилова. Многие эксперты убеждены, что это связано с попыткой внести большую прозрачность в избирательные процессы. Есть ли хотя бы маломальская надежда на то, что усилия Памфиловой выльются во что-то позитивное, или же они утонут в региональной трясине?
– Надежда есть, потому что Памфилова пользуется поддержкой в Кремле. Там прекрасно помнят демонстрации 2011 года, связанные с делегитимацией выборов, и не хотят повторения чего-либо подобного. Уже отправлены в отставку главы избиркомов Петербурга и Московской области, где широко применялся административный ресурс. Хотя опять-таки повторюсь – ситуация в различных регионах будет неоднородной. Но сейчас есть возможность хотя бы попробовать достучаться до ЦИКа.
– Вы как-то сказали, что политическая культура в России находится только на этапе формирования. Ваш прогноз, когда она может быть сформирована окончательно? Уйдут ли на это десятилетия или все же столетия, как многие эксперты предполагают.
– Наверное, все же десятилетия, так как мировые процессы ускоряются, и долго жить, наслаждаясь только собственной великой историей, не получится. Я не сторонник экономического детерминизма, когда все политические, идеологические, а то и культурные процессы объясняются экономикой. Но в данном случае, если мы будем учиться жить по средствам, то может прийти понимание и того, что нужно быть более свободными, более открытыми миру, более терпимыми по отношению к другому мнению. Не потому что такова мода, а из понимания, что именно это нужно людям. Процесс это непростой, но шансы есть. Кстати, я бы не согласился с тем, что политическая культура может сформироваться «окончательно». Должны быть какие-то фундаментальные основы – например, связанные с уважением к личности, ее правам и свободам. А так она может и должна постоянно адаптироваться к новым вызовам, которые выдвигает жизнь.
 
Биография
Алексей Владимирович Макаркин – российский политолог и журналист, первый вице-президент Центра политических технологий.
Родился
18 августа 1971 года в Москве.
Образование
В 1993 году окончил Историко-архивный институт (ныне Российский государственный архивный институт).
Работа
С 1993 года – младший научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН. С 1994-го увлекся журналистикой. Работал в газете «Сегодня»», сначала аналитиком, потом руководителем подразделения «Досье», затем обозревателем. Вел историческую рубрику «Времена», публиковал статьи на историческую тематику. С 1995 года сотрудничает с Центром политических технологий. После 2001-го переходит на работу в Центр политических технологий, но продолжает работать как журналист. С 2004 года – первый вице-президент Центра политических технологий. Выступает с аналитическими материалами и комментариями в многочисленных российских и зарубежных СМИ.
Наталья Балакирева

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям