Орелстрой
Свежий номер №25(1229) 26 июля 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Специально для "ОВ"

Алексей Макаркин: "Без консолидации элит любой губернатор – кандидат на вылет"

16.02.2017

Прошлая и эта недели ознаменовались началом отставок губернаторов. Некоторые политологи связывают этот процесс с предстоящими выборами главы РФ. Вероятно, новые молодые лица в губернаторском корпусе смогут принести в этом случае пользу. Но вот что действительно важно для будущего волеизъявления, так это высокая явка голосующих, на чем настаивает Кремль. Какие методы будут использованы для ее повышения и понадобятся ли в этой, по сути, плебисцитарной гонке еще какие-либо технологические ухищрения – в интервью с первым вице-президентом Центра политических технологий Алексеем Макаркиным.

 

Плебисцит с высокой явкой

– Алексей Владимирович, судя по всему, в России уже неформально стартовала избирательная кампания по выборам президента нашей страны. По мнению политологов, одним из индикаторов этого процесса служит новый виток замен в губернаторском корпусе. Что вы думаете по этому поводу?

– Действительно, идут «точечные» замены губернаторов – впрочем, это происходит каждый год. Уже сложилась практика, при которой за значительное время до выборов назначается и.о. губернатора, который и баллотируется на них уже в ранге «первого лица» региона. По сути дела, избиратели утверждают принятое в Кремле решение. Такой и.о. губернатора имеет все плюсы нового человека, у него есть кредит доверия, он еще мало кого успел обидеть – разве что часть команды предшественника, но избиратели только рады, когда увольняют прежних чиновников, и надеются на то, что новые будут получше. При этом и.о. обладает всеми административными рычагами, которые есть у губернатора. Поэтому я бы не рассматривал нынешние «увольнения-назначения» как нечто необычное.

Но вместе с тем есть одна особенность – ближе к президентским выборам повышается значение консолидации элиты. Губернатор должен объединить всех влиятельных игроков для нормального с точки зрения федеральной власти проведения выборов. Если есть серьезные сомнения в его способности консолидировать – он становится кандидатом на вылет.

– Бытует мнение, что наличие консолидированного «путинского большинства» превращает выборы де-факто в плебисцит. Что, кстати, создает риск недостаточно высокой явки: если окажется слишком много уверенных в конечном результате, то даже при полной и искренней поддержке Владимира Путина многие могут счесть собственное голосование как бы необязательным. Как этого можно избежать?

– Самое простое – допустить к выборам более широкий спектр политиков, чтобы каждый привел с собой дополнительных избирателей. Но это в теории, а на практике получается иначе. Явку повысит не всякий политик, а тот, кто запомнится людям, вызовет у них сильную эмоцию, желание поддержать его, даже если его избиратели и будут понимать, что он не победит.

Лидеры традиционных партий не способны это сделать – избиратели от них устали. Но вот в чем вопрос, в этих партиях не видно политиков, которых можно было бы раскрутить за короткое время. Если вместо Зюганова будет баллотироваться Афонин, то первым вопросом избирателей будет: а кто это такой? Была в «Справедливой России» Оксана Дмитриева, потенциально интересный кандидат, но сейчас она в Партии роста.

Поэтому замена традиционных, пусть и поднадоевших лидеров может не повысить, а понизить явку. Это как с Аллой Пугачевой – ее многие критикуют, но для очень многих зрителей она является необходимым атрибутом новогоднего телешоу.

Если же говорить о политиках-популистах – например, о Навальном, – то для власти невыгодно их раскручивать, давать им новые возможности, общероссийскую трибуну. Сейчас Навальный на телевидении демонизирован, но стоит ему напрямую обратиться к избирателям с привлекательными лозунгами, то отношение к нему может начать меняться, у людей возникнет сомнение. А ведь на президентских выборах жизнь не заканчивается – после них нефтяные цены вряд ли сильно подскочат. Значит, будут реформы, причем не слишком популярные. Активность критиков власти может в связи с этим вырасти – и власть на выборах не будет их заранее дополнительно «подпитывать» ресурсами.

Явку, наверное, будут поднимать другими методами. Например, можно совмещать президентские выборы и местные референдумы – только, разумеется, если на них будут подниматься значимые проблемы, а не, условно говоря, перекраска забора.

 

Отрицание Запада и ложная отдушина

– Даже если явка будет за 70 процентов, как, судя по информации в прессе, требует Кремль от губернаторов, плебисцитарный сценарий все равно делает выборы уязвимыми с точки зрения западной, а затем и неизбежно последующей внутренней критики. Каким вы видите выход из данного, на мой взгляд, затруднительного положения?

– Западная критика ни российскую власть, ни большинство общества не волнует, так что этой темы нет. Сейчас Россия психологически «отталкивается» от Запада, видя в нем массу плохого (от миграции до однополых браков). Возникает парадокс – даже некоторые люди, имеющие достаточные для туристической поездки на Запад деньги, боятся туда ездить, объясняя свое поведение ростом преступности. А на вопрос, не боятся ли они преступности в России, отвечают, что да, конечно, но дома все-таки лучше, привычнее. Люди вытесняют из своего сознания негатив, противоречащий положительному образу России – а «западный» негатив, напротив, охотно воспринимают и запоминают. И телевидение тоже на это работает, активно предлагая людям примеры такого негатива.

Что касается отношения западных политиков к России, то они уже воспринимают происходящие в ней процессы как данность. Как в ситуации с Казахстаном, например. Все меньше внимания уделяют критике выборов, понимая, что ничего изменить им не удастся, а с Россией все равно надо будет разговаривать.

Что касается россиян, то сейчас в политическом плане они находятся в состоянии апатии. И им все равно, какова будет явка на выборы. Они держатся за Путина, видя в нем опору в сложном и, на самом деле, все менее уютном мире. Очень удобно передоверить политическую сферу Путину и не думать о ней. Внутренняя же критика со стороны оппозиции власть особо не волнует – парламентская оппозиция не будет подрывать легитимность выборов, она принимает установленные «правила игры». А внепарламентская слишком слаба и только что проиграла думские выборы.

– Потенциально яркие региональные кампании 2017-го эксперты называют отдушиной, которая может заменить вероятное отсутствие интриги в президентской кампании. Возможен ли такой сценарий с вашей точки зрения? И будет ли равноценной замена?

– Не вижу такой замены. Во-первых, трудно представить себе очень яркие выборы в нынешних условиях в тех субъектах Федерации, где они пройдут. Не видно кандидатов у оппозиции, которые могли бы «вырваться» по своей известности за пределы региона, заявить о себе как о сильных, харизматичных лидерах. Во-вторых, выборы будут в ограниченном числе субъектов Федерации – так что это не общероссийское, а региональное дело.

 

Увеличить пропускную способность

– Выборы губернаторов ограничены муниципальным фильтром. В условиях административного давления на местах это выглядит, скорее, некачественной игрой в одни ворота. Политиками и экспертами предлагается расширить возможность муниципального фильтра путем предоставления возможности местным депутатам отдавать свои голоса не одному кандидату, а сразу нескольким. Как вы это расцениваете?

– Я думаю, что это один из возможных вариантов, причем не самый оптимальный. Все же поддержка кандидата – это политический и идеологический выбор. И депутат, который подписывается сразу за нескольких кандидатов, выглядит здесь весьма сомнительно, если не сказать беспринципно.

Думаю, что лучше резко сократить количество районов, из которых при преодолении муниципального фильтра должна быть представлена хотя бы одна депутатская подпись. Сейчас это три четверти районов. Есть регионы, в которых оппозиция практически не представлена на муниципальном уровне, что создает почти непреодолимые препятствия для самостоятельного сбора подписей для большинства оппозиционеров. Приходится обращаться за помощью к власти, что извращает саму логику избирательной конкуренции.

А еще лучше вообще предусмотреть необходимость небольшого количества подписей – например, десять на весь регион, вне зависимости от того, какой район они представляют. Таким образом, будут «отсечены» откровенно несерьезные претенденты, которые не могут заручиться поддержкой даже такого числа народных избранников. А остальные могут конкурировать друг с другом, предоставляя избирателям решать, кто из них победит.

Наталья Балакирева

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям