ПАО "ОРЕЛСТРОЙ"
Свежий номер №13(1263) 18 апреля 2018 гИздавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Взгляд в прошлое

Александр – Борис – и далее до бесконечности (часть вторая)

01.03.2018

Самыми популярными именами в роду князей Куракиных были, несомненно, Александр и Борис. Целых четыре Александра Борисовича известны историкам на протяжении XVII–XIX веков. Эту любовь к двум именам Куракины передавали по наследству, в том числе и незаконно рожденным потомкам.

 

Знакомые Александра Пушкина

Барон Борис Александрович Вревский, один из семи воспитанников «брильянтового князя» с такой фамилией и родной брат героя Кавказской войны Ипполита Александровича (смотри очерк в «Орловском вестнике» от 31 января), своего старшего сына назвал Александром (по традиции, в честь деда). Причем делать ему это пришлось дважды, потому что первый из Александров скончался в годовалом возрасте.

Борис Александрович Вревский окончил полный курс в благородном пансионе при Санкт-Петербургском университете, причем обучался на одном курсе с Львом Пушкиным – родным братом великого русского поэта. Прослужив короткое время в лейб-гвардии Измайловском полку, Борис Вревский в ноябре 1827 года вышел в отставку в чине подпоручика и переехал в построенное им имение Голубово в Псковской губернии. В 1827–1832 годах он исполнял обязанности дворянского заседателя Псковского приказа общественного призрения, позже входил в первый состав Островского уездного земского собрания и временно исполнял обязанности островского уездного предводителя дворянства.

7 июля 1831 года Борис Вревский женился на Евпраксии Вульф, соседке из имения Тригорское. Евпраксия Николаевна родилась 12 октября 1809 года в имении своей матери в Тригорском Опочецкого уезда Псковской губернии в семье тверского дворянина, отставного коллежского асессора Николая Ивановича и Прасковьи Александровны Вульфов.

С раннего возраста Евпраксия была близко знакома с Александром Пушкиным, который являлся их соседом (проживал в имении Михайловское) и дружил с ее родителями. Александр Сергеевич был влюблен в девятнадцатилетнюю Евпраксию Николаевну и называл ее Зиной и Зизи. Под вторым именем она упомянута поэтом в пятой главе романа «Евгений Онегин»:

Да вот в бутылке

                            засмоленной,

Между жарким

                         и блан-манже,

Цимлянское несут уже;

За ним строй рюмок

                      узких, длинных,

Подобно талии твоей,

Зизи, кристалл души

                                              моей,

Предмет стихов моих

                                   невинных,

Любви приманчивый

                                              фиал,

Ты, от кого я пьян бывал!

Когда Евпраксия Николаевна вышла замуж за Бориса Вревского и молодожены стали жить в имении Голубово, Пушкин неоднократно посещал их. По преданию, поэт помогал благоустраивать усадьбу: копал грядки, сажал деревья и цветы; и, как об этом писал биограф А.С. Пушкина В.В. Вересаев, «даже принимал участие в рытье пруда», в который обронил свою трость. Пользовался Александр Сергеевич и библиотекой Вревских, насчитывавшей свыше 3000 томов. Среди них находились и книги самого Пушкина, например, первое полное издание «Евгения Онегина» 1833 года с надписью автора: «Баронессе Евпраксии Николаевне Вревской. 22 сентября 1835 года. Михайловское».

Упоминание вкупе с дарственной надписью А.С. Пушкина «Твоя от твоих» к баронессе на томике четвертой и пятой глав этого романа привело к зарождению легенды и последующим спорам в литературоведческих кругах о том, являлась ли Евпраксия Николаевна прообразом героини произведения – Татьяны Лариной. Известно также, что именно ей Пушкин рассказал о своей предстоящей дуэли с Жоржем Дантесом, но по каким-то причинам Евпраксия Вревская никого об этом не предупредила.

У супругов Вревских было 11 детей, большинство из которых оставили свой след в российской истории. Евпраксия Николаевна умерла от чахотки 22 марта 1883 года в селе Голубово, похоронили ее на семейном погосте Врев. Перед смертью, несмотря на мольбы дочери, Евпраксия Николаевна сожгла все письма Пушкина, адресованные ей. Борис Александрович пережил жену на пять лет. Его могила – рядом с любимой супругой.

Прообраз героя Льва Толстого

А теперь перехожу к рассказу об одном из сыновей их многочисленного потомства – Александре Борисовиче Вревском.

Он родился 31 мая 1834 года в сельце Голубово Псковской губернии. В детстве, несомненно, маленькому Саше не раз доводилось видеть своего великого тезку Пушкина – во время его приездов в это имение.

Получив первоначально домашнее образование, Александр Борисович Вревский учился в школе гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров, а с 13 августа 1852 года началась его успешная военная карьера. Отслужив несколько лет в лейб-гвардии кирасирском Его Императорского Величества полку, Вревский блестяще окончил Николаевскую академию Генерального штаба, после чего занимал высокие должности при этом штабе, в одном из армейских корпусов, и в течение пяти лет был начальником штаба Одесского военного округа.

С 28 октября 1889 года Александр Борисович являлся туркестанским генерал-губернатором и командующим войсками Туркестанского военного округа.

По воспоминаниям одного из современников, «по своему происхождению, связям, воспитанию и состоянию Вревский принадлежал к высшему обществу Петербурга… Это был человек вполне благовоспитанный, всегда одинаково элегантный, в высшей степени корректный, вежливый и внимательный со всеми, уважавший чужое мнение, хотя бы оно шло вразрез с его взглядами... Еще одно его свойство – это его постоянное спокойствие и сибаритизм.

В его управлении краем имели место факты довольно угрожающего свойства; мы все начинали волноваться, но барон никогда, даже в этих случаях, не нарушал своих привычек и своим спокойствием и хладнокровием лучше всяких грозных решений успокаивал всех и направлял события к их нормальному течению».

В 1891 году, перед лицом активных попыток британского проникновения на южные рубежи Российской империи, туркестанский генерал-губернатор предпринял ряд мер, направленных на то, чтобы предотвратить превращение Памира в антироссийский плацдарм и «восстановить права России» на эту область.

Генерал В.Н. Дрейер в книге воспоминаний «На закате империи», вышедшей в Мадриде в 1965 году, писал, что многие «говорили совершенно серьезно, что Лев Толстой списал портрет Вронского с барона Вревского».

17 марта 1898-го Вревский был произведен в генералы от инфантерии, и в том же году, 17 августа, его назначили членом Военного совета. За свою успешную многолетнюю штабную и губернаторскую деятельность Александр Борисович неоднократно получал награды и поощрения от российских императоров.

3 января 1906 года Вревский был уволен со службы «согласно прошению». Умер он 9 ноября 1910-го в городе Ментона (Приморские Альпы, Франция), но похоронили его на родовом погосте Врев (в отдельном склепе, на самом высоком месте).

Крестный отец для сына священника

А теперь о том, как Борис Александрович и Александр Борисович Вревские связаны с Орловщиной. Дело в том, что после преждевременной смерти в августе 1858 года в результате тяжелого ранения Ипполита Александровича Вревского его имения в Малоархангельском уезде Орловской губернии перешли по наследству его жене, Юлии Петровне, и старшему брату, Борису Александровичу. Будущая героиня Русско-турецкой войны 1877–1878 годов в своих имениях некоторое время проживала – в частности, в сельце Мишково.

Бывал ли в орловских владениях Борис Александрович Вревский, пока неизвестно. Но зато мне посчастливилось обнаружить следы пребывания в селе Дубовик Малоархангельского уезда его родного сына, будущего туркестанского генерал-губернатора, Александра Борисовича Вревского. Вполне возможно, что он занимался здесь хозяйственными делами отца, причем, по всей видимости, находился на Орловской земле не один день.

В метрической книге Покровской церкви села Дубовик Малоархангельского уезда за 1869 год я нашел следующую запись: «24 февраля родился, 27 февраля – крещен и назван Иоанном сын священника церкви села Дубовика Александра Егоровича Скворцова и его законной жены Марии Николаевны. Восприемниками (то есть крестными родителями для младенца. – Прим. авт.) стали полковник, барон Александр Борисович Вревский и села Дубовика помещица Елизавета Васильевна Паппериц».

Священник Скворцов наверняка был авторитетным батюшкой, коли его младенца крестили помещики, в том числе приехавший на какое-то время в отцовские имения полковник Генерального штаба Императорской армии (на тот период). Доводилось ли в последующие годы будущему туркестанскому генерал-губернатору заезжать на Орловщину – еще предстоит выяснить. Но вполне возможно, что такое событие могло иметь место, поскольку 18 марта 1885 года (через 16 лет) Александр Борисович Вревский получил в Малоархангельском уезде Орловской губернии во владение село Покровское с деревнями – по купчей от родного отца, став уже полноправным орловским помещиком.

Именем Вревского в свое время были названы поселок в Ташкентской области, село в пригороде Чимкента и ледник на северных склонах Гиндукуша, откуда берет начало Амударья, – «ледник барона Вревского». К сожалению, в настоящее время названные населенные пункты переименованы. Что касается могилы туркестанского генерал-губернатора на погосте Врев в Псковской области, то она, как и одиннадцать других склепов, где были погребены Вревские, не сохранилась. Захоронения уничтожили в первые годы советской власти местные мародеры.

А вот баронская фамилия продолжает жить. Профессор, доктор геолого-минералогических наук, автор шести научных монографий Александр Борисович Вревский возглавляет Институт геологии и геохронологии в Российской академии наук.

Александр Полынкин

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям