Орелстрой
Свежий номер №19(1223) 7 июня 2017 Издавался в 1873-1918 г.
Возобновлен в 1991 г.

Газета общественной жизни,
литературы и политики
 
Специально для "ОВ"

55-я любовь Игоря Черкашина. Все как в первый раз

07.02.2017
Впору принимать ставки, когда все-таки откроется после реконструкции Орловский государственный академический театр имени И.С. Тургенева. Администрация области уверенно приглашает 24 февраля на премьеру на обновленной сцене. Администрация театра заявляет о таком масштабе недоделок, что задумаешься, а был ли вообще ремонт? Нет акта на право эксплуатации театра, актов пуска в эксплуатацию вентиляционного и отопительного оборудования, насосных станций, пожарного поста, охранной сигнализации… Театру не передано на баланс уже установленное оснащение, паспорта и инструкции. В таких условиях дирекция учреждения культуры не вправе брать на себя ответственность за производственно-творческую работу и безопасность зрителя…
 
От реконструкции к юбилею
Где правда между этих двух огней-администраций, гражданину и театралу сказать сложно. Но в храме Мельпомены, тем не менее, сейчас в самом разгаре не выяснение отношений с подрядчиками, а первая любовь... К известной повести Ивана Сергеевича Тургенева в преддверии 200-летия классика обратился художественный руководитель театра Игорь Анатольевич Черкашин. Это юбилейный, 55-й спектакль в его творческой карьере.
На несколько вводных, старательно заготовленных накануне вопросов о грядущей премьере режиссер ответил музыкой. Немало удивив, включил необычайно светлую и грустную арию «главного влюбленного» постановки – шестнадцатилетнего юноши Володи. Оказалось, «Первая любовь» – музыкальный спектакль, в котором оживают мечты и отчаяние, сладкая мука ожидания и невыносимая боль ревности…
– Мы выбрали необычный жанр – «грезы и грозы в двух действиях», – развеял мое замешательство режиссер. – Воплотить задуманное помогли сценограф, лауреат премии «Золотая маска» Степан Зограбян, член Союза композиторов России петербуржец Владимир Баскин, поэт-песенник Евгений Муравьев, художник по костюмам София Зограбян, хореограф Лариса Бухвостова, педагог по вокалу Валерия Торгова. Актеры будут петь вживую, что, конечно, поднимает планку.
– Как родился замысел спектакля?
– Это давно задуманная история. Рассказать современным молодым людям об опыте страстей великого классика – на мой взгляд, очень интересное и захватывающее приключение для театра, носящего имя Тургенева. До того как мы приступили к репетициям, на сцене повесть не ставилась. Было бы знаковым оживить автобиографическое произведение великого орловца на его малой родине. Жаль, из-за до неприличия затянувшейся реконструкции первыми мы не стали. За это время спектакль уже увидели зрители трех российских городов. Утешает лишь то, что если идея постановки одновременно возникала у нескольких художников, значит, она действительно важна здесь и сейчас. Как говорил Евгений Вахтангов, «время, автор, коллектив, их взаимодействие решают судьбу спектакля».
Время – это то, что за окном, чем живет зритель, потоки энергии, которые проходят сквозь нас, сквозь сердца, сквозь умы. Автор – это хорошая литература. Коллектив – высокопрофессиональная, творческая труппа театра. В Орле есть все составляющие, чтобы поставить живую, актуальную классику. К имени Тургенева сегодня все больше обращений, не всегда бескорыстных.
Высокий статус юбилея классика определен на уровне президента страны. Это подразумевает определенное финансирование праздничных мероприятий, возможность сделать себе дополнительную рекламу. К примеру, новый художественный театр «ТургеневЪ» появился, как это ни странно, в Екатеринбурге. Не могу точно сказать, с чем это связано. В городе, по-моему, однажды случайно была жена брата Ивана Сергеевича. Тем не менее театр существует, его концепция весьма мозаична… Это не единственный подобный проект.
 
Любовью движется жизнь
– Повесть «Первая любовь» автобиографическая. Современники осуждали писателя за излишнюю открытость. Ваша постановка тоже обещает быть остро эмоциональной?
– В мире масса штампов, навязанных мнений о том, как следует трактовать классику. Для меня автор повести – живой, полнокровный, страдающий, думающий, чувствующий человек. То, что Тургенев написал своей кровью, своей болью, играть в хрестоматийных традициях мне кажется ошибочным, искажающим замысел литератора. Каждая строка Ивана Сергеевича дышит. В диалогах чувствуется сердцебиение персонажей.
Возможно, будут нарекания: тургеневская девушка так не поступает. Прочь стереотипы! Природа чувств, заложенная в повести, раскаленной лавой вырывается наружу. Ведь все герои произведения проходят через жестокие и сладкие испытания первой любви. Десятилетия литературоведческих исследований, скажу прямо, «оскопили» личность Тургенева. Мы придумали себе, как должен жить гений, забыв, сколько страсти было у реального человека, сколько любви, сколько муки. Спектакль в какой-то мере должен раскрыть еще и подлинную натуру классика.
– Вашу режиссерскую работу автобиографичность усложнила?
– Этот факт я постоянно держу в голове. Но сверхзадача постановщика здесь – верно провести артиста через историю, чтобы актер дальше увлек за собой публику, а зритель сделал собственные выводы. Мы не даем ответов. Мы правильно ставим вопросы... Театр не доктор, он не лечит… Театр – сама боль. Или хотя бы прививка нравственности, от которой повышается иммунитет.
 
Навстречу счастью
– Следует ли ожидать чего-то модернистского в постановке?
– Думаю, лишних вопросов театр тоже задавать не должен. Можно одеть главную героиню в скафандр, но тогда зритель будет думать лишь над тем, для чего это сделано, вместо радости постижения замысла и духа постановки.
– Какой была ваша первая любовь? Это субъективное знакомство с коварством нежных чувств нашло отражение в спектакле?
– Взаимоотношения Володи и княжны как будто про меня и, наверное, еще про 90 процентов молодых людей на земле. И сердце колотится, и губы пересыхают, и в висках стучит.
– Если бы вы были неким театральным сомелье, какое послевкусие, на ваш взгляд, должен оставить спектакль?
– У молодежи будет ощущение, что это про них... Люди постарше стряхнут пыль забвения с собственных чувств, заигравших прежними полноцветными красками. Воскреснет давно забытый прекрасный промежуток жизни. Очень хочется, чтобы зрителей объединило всем понятное и близкое щемяще-светлое чувство.
– «Первая любовь» – счастливая или грустная история?
– Конечно, история грустная, но парадоксальная: когда герои проходили через нее, были счастливы, сами о том не подозревая…
– Повесть строится на эффекте постоянных страстей. Актеры от этого не «перегреваются»?
– В этом весь смысл нашей профессии. В хорошем театральном образовательном учреждении пять лет только тем и занимаются, что расшатывают нервную систему студентов, параллельно закаляя, обучая, как со всем этим работать, эмоционально не перегреваясь. В реальной жизни мы стремимся уйти от конфликта. Драматическое действо без него, напротив, невозможно, неинтересно, непривлекательно. Театр стремится выявить конфликт, а артист должен в нем правдиво существовать. Очень сложная профессия…
В «Первой любви» много пластов, которые необходимо вскрыть, пропустить через себя. Работа идет очень напряжено и очень интересно. Репетируют два состава, все артисты яркие, индивидуальные. Воодушевляет, что после такого долгого перерыва мы смогли вернуться на родную сцену... Правда, пока условия для нормального творческого процесса далеки от идеальных. Нет радиосвязи с цехами. Спектакль приходится вести чуть ли не по телефону…
Тем не менее, ставим амбициозные цели. В марте зрители увидят еще одну премьеру – «Памятник» по пьесе Владимира Жеребцова. Совершенно невероятная вещь в жанре «история одного недоразумения». Представьте: жители маленького городка вдруг обнаруживают, что на центральной площади поставлен памятник некому ничем не примечательному человеку. Местное население ошарашено происшедшим и теряется в догадках. Город сходит с ума, и жизнь меняется, и все меняется.
Жажда творчества
– Как вам удается сохранять рабочую гармонию в мире между реконструкцией и репетициями?
– У меня достаточно большой опыт работы худруком. Конечно, на каком-то этапе хозяйственная и творческая деятельность никак не уживаются. Бывало, выстраивая очень сложную сцену, вдруг начинал думать, как залатать трубы в зрительском туалете… В Орле мне очень повезло с замечательным директором театра Владимиром Федоровичем Остащенко, который полностью взял на себя нагрузки по общению с подрядчиками и властями. Он сражается со стихией ремонта, я борюсь за творческое лицо тургеневского дома, его репертуар. Хотя, конечно, сейчас все мы одинаково остро переживаем проблемы постреконструкционного существования…
Как бы ни была сложна, противоречива режиссерская работа, в нашем безумном мире именно она дает мне возможность полнокровной жизни. Это и есть счастье.
 Ольга Сударикова, фото Петра Мусатова

© OОО «Орловский вестник». Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия правообладателя. При перепечатке ссылка на источник обязательна.

Рекламодателям